ПРИМАДОННАМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ

26 июля, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №30, 26 июля-2 августа

Заслуженная артистка Украины, солистка Национального театра оперы и балета им.Т.Г.Шевченко Валентина Степовая - певица с голосом редкостной тембровой красоты и «полетности»...

Заслуженная артистка Украины, солистка Национального театра оперы и балета им.Т.Г.Шевченко Валентина Степовая - певица с голосом редкостной тембровой красоты и «полетности». В ее исполнении звучат одинаково интересно и ярко как сложнейшие оперные партии, в том числе - Виолетта из «Травиаты» Дж.Верди и Церлина из «Дон Жуана» В.А.Моцарта, Розина из «Севильского цирюльника» Дж.Россини, Чио-Чио-сан из «Мадам Баттерфляй» Дж.Пуччини и Лючия из «Лючии ди Ламмермур» Г.Доницетти, так и легчайшие опереточные - Виолетта из «Фиалки Монмартра» И.Кальмана. Казалось бы, что тут удивительного? Талант если уж дан от Бога, так щедро. Просто в наше время узкой специализации во всех видах деятельности мы отвыкли от подобной широты и всеохватности, привычно повторяя «нельзя объять необъятное». Ан - можно? Если только перечислить концертные выступления Валентины Степовой за последние несколько месяцев, обратив при этом внимание на их жанровое разнообразие, становится ясно, что такая работоспособность - большая редкость для наших примадонн. Так вот короткий список: сольный концерт с программой народных песен при участии Государственного оркестра народных инструментов под управлением В.Гуцала в рамках Международной ярмарки «Киевские контракты», благотворительный сольный концерт в Хмельницкой филармонии с камерной программой к 10-летию чернобыльской аварии, выступления в концертах Т.Повалий в Международном центре искусств и праздничных программах, посвященных Дню Победы и Дню Киева на Певческом поле, а также концерт памяти А.Чумака в рамках фестиваля современной песни.

Мы начали нашу беседу с вопроса о педагогах, о людях, определивших судьбу певицы В.Степовой.

- Я закончила музыкальную школу по классу скрипки, своим первым педагогом по вокалу считаю руководителя школьного хора Валентину Николаевну Ботьеву, которая посоветовала мне заниматься вокалом. Затем была учеба в Хмельницком музыкальном училище в классе педагога Нины Ивановны Островской, научившей слушать себя, понимать, что поешь. В Киевской консерватории это было уникальное общение с моим педагогом - народной артисткой СССР Евгенией Семеновной Мирошниченко. Я благодарна судьбе за эту возможность, преклоняюсь перед ее мастерством актрисы, профессионализмом певицы и педагога, а также - потрясающими качествами женщины, человека, личности.

- Почему так редко встречается имя заслуженной артистки Украины Валентины Степовой в афишах театра оперы и балета?

- К сожалению, я не часто пою в спектаклях, так как в репертуаре мало спектаклей для моего голоса, таким образом, приходится «ждать своей очереди». Поэтому, порой бывает затруднительно пригласить друзей на свой спектакль. Хотя, возможно, это и к лучшему, ведь на моих спектаклях, как правило, свободных мест не бывает.

- Как, например, на оперу Дж. Россини «Севильский цирюльник», спектакль, состоявшийся 27 июня. А что дальше?

- У нас нет четкого плана на следующий месяц. Как правило, я работаю на «заменах», когда срочно меняется спектакль.

- Помогают ли тебе в работе над оперными партиями дирижеры театра?

- Мне посчастливилось работать с замечательным музыкантом и человеком - О.М.Рябовым над партией Церлины в опере Моцарта «Дон Жуан». Этот человек мог научить многому, и у него хотелось учиться.

Музыкант настоящий, с большой буквы. Партия давалась мне сложно, потому что голос более романтичного плана. Музыку Моцарта нужно уметь петь, тут все - изысканно, «причесано», даже «вышколено». Тут все мои «пробелы» в школе сразу стали ощущаться, и Олег Михайлович помог мне это преодолеть. Моя мечта - спеть «Лючию ди Ламмермур», уже самостоятельно выучила партию на итальянском языке, и даже пела каватину Лючии на «Классик-премьере». И когда я обратилась к Олегу Михайловичу, он ответил мне, что пока не уверен, смогу ли я справиться с этой партией. Хотя он слышал мое исполнение в концерте и сказал, что оно было удачным и ему понравилось, но это еще ничего не значит.

- Этот спектакль трудно выдержать - ведь Лючия «ведет» его...

- Возможно, но с другой стороны, я-то знаю свои силы. И к тому же музыка Г.Доницетти хорошо «ложится» на мой голос. Или - наоборот. Вообще, в мировой практике существует «специализация» по композиторам. Мы договорились с О.Рябовым о том, что я подготовлю партию Лючии, он послушает и примет решение. Он согласился, но мы не успели это осуществить. Олег Михайлович ушел от нас, и теперь я просто в отчаянии...

- Когда-то система работы дирижера с певцами предполагала постоянные занятия. Во многих знаменитых театрах мира артисты «на контракте» приходят в спектакль с уже выученной партией. Как это происходит в Национальной опере сегодня?

- Я работала с О.М.Рябовым, А.Барвинским, Н.Дядюрой - по классической системе. Они бывают на вокальных уроках и высказывают свои требования и пожелания - это просто необходимо. Мы творим спектакль вместе: я на сцене, а дирижер за пультом. В опере, безусловно, главный - дирижер, но большое значение имеет и работа режиссера.

- А если у тебя свое видение концепции спектакля, своей роли, имеешь ли ты право голоса?

- Зачастую нужно быть дипломатичной, чтобы выполнить пожелания режиссера и дирижера и сохранить свое мнение. Порой возникают разногласия между ними. Тогда я прежде всего прислушиваюсь к своим ощущениям, выслушиваю режиссера и дирижера и стараюсь найти «золотую середину» из этих трех мнений. Я обязана «угодить» как дирижеру, так и режиссеру. Конечно, идеальный вариант - это доверять им. Но в критической ситуации, конечно, я подчиняюсь дирижеру.

- Есть ли такие оперные партии, которые можно считать своеобразными «спортивными высотами» в профессионально-техническом плане?

- Я хотела бы спеть партию Царицы ночи в «Волшебной флейте» Моцарта, она уже подготовлена. Две эти арии стоят иной партии. Это чисто «спортивного» плана достижения. А актерски - конечно, партия Лючии, в которой совмещены все профессиональные высоты. Еще одна мечта - Чио-Чио-сан в опере Джакомо Пуччини «Мадам Баттерфляй». Хотя считается, что по тембру это не совсем для моего голоса, но я даже записала фрагменты - и, по-моему, это может быть.

- Поговорим о концертной деятельности. Как ты работаешь над программой, по какому принципу ее подбираешь?

- Во-первых, это зависит от состава: какой оркестр - симфонический или народный, либо концертмейстер; во-вторых - от того, в каком зале концерт, какая публика. И снова поиск «золотой середины», исходя из того, что новое для себя я хочу «донести» до слушателя. В последнее время я увлеклась камерной музыкой, которую очень мало пела во время учебы. Это непревзойденная, бесконечная музыка!

Я не люблю соединять в одном концерте разноплановую музыку - оперу, оперетту, народные песни. Должно быть какое-то направление, и, как правило, подбирается какое-то название. В Доме органной и камерной музыки звучала старинная классика. С программой романсов и народных песен я выступила в концерте Государственного оркестра народных инструментов под управлением народного артиста Украины В.Гуцала.

Сейчас работаю над камерным репертуаром - миниатюры Ф.Шуберта, Р.Шумана, Ф.Листа, И.Брамса, С.Рахманинова, М.Глинки, П.Чайковского, Н.Римского-Корсакова. Некоторые из них уже прозвучали в благотворительном концерте в дни 10-летия чернобыльской трагедии. Я давно мечтала о сольном концерте на родине, и, наконец, он состоялся в Хмельницком. «Серенада» и «Баркарола» Ф.Шуберта, а также моя версия романса С.Рахманинова «Весенние воды» я исполнила впервые.

- Валентина, огромное значение имеет концертмейстер для певца, ведь без хорошего пианиста исполнитель камерного репертуара может не состояться. С кем ты работаешь?

- Абсолютно правильно! Я работаю с концертмейстером Ириной Шестеренко уже 4 года, мы подруги, и в творчестве она мне очень помогает. Иногда Ирина заменяет для меня и педагога по вокалу. Например, меня порой упрекают в том, что я не хожу на вокальные уроки. Я отвечаю: просто я хочу найти себя. Слава Богу, в чем-то уже отыскала. Хочу стать Валентиной Степовой. А это возможно, только если самостоятельно «воевать» со своими проблемами. И поэтому очень важна для меня работа с И.Шестеренко. Она очень точно указывает на мои вокальные «проблемы», каким-то образом чувствует, как их можно решить. Она слышит мой голос и, к примеру, говорит: «Знаешь, эта нота у тебя как-то «дребезжит» или что-то звучит «заглушенно» - и словно «выравнивает» мой голос. Ирина указывает на все недостатки, зная, что это очень важно для меня. Над камерным репертуаром мы работаем вместе - это чрезвычайно интересно: у нее свое видение, у меня - свое. Та же «Серенада» Шуберта - у всех на слуху, и когда мне говорят, что я пою совсем иначе - удивляюсь. А почему я должна петь, «как все»? Есть ноты, написанные композитором, я вижу его требования и пропускаю это через себя. Это - мое прочтение, и я имею на него право.

- А все же, к чьему мнению ты прислушиваешься? Я имею в виду авторитеты непререкаемые.

- Мои педагоги в искусстве - Евгения Мирошниченко, по пластинкам Джоан Сазерленд, Элизабет Шварцкопф - как камерная певица, она поет настолько специфично - ни одного звука ради ноты, все «изнутри души»! А в последнее время много слушаю Монсеррат Кабалье. Сейчас у нас тенденция - петь «широким звуком», но Кабалье этого не делает, и поет деликатно, не делая свой голос больше. И это позволяет добиться тонкой нюансировки.

- Вернемся к театральным проблемам. Я слышала о том, что началась работа над оперой Дж.Верди «Риголетто». Услышим ли мы тебя в партии Виолетты?

- Я считаю, что если нужна театру, поскольку являюсь солисткой, могла бы петь и партию Джильды. Она - бесспорно для моего голоса, и я всегда мечтала о ней. И потом, хотя бы на месяц вперед хотелось бы знать о своей работе.

- А может ли в нашей стране певец быть независимым и работать самостоятельно?

- Думаю, да. Интуитивно я это чувствую. Хотя, в академическом жанре мы пока еще не достигли такого уровня. Пока это возможно только в эстраде. Я считаю, что так же должно быть и в академическом пении. Во всем мире артисты свободны и имеют возможность работать в разных театрах и концертировать.

- Валентина, скажи, пожалуйста, ты довольна собой как артисткой, певицей, женщиной, матерью, человеком?

- Нет. Очень много проблем. Я считаю, что не работаю на 100% своих возможностей, не живу так, как хотелось бы (не имею в виду «шикарно»), но - полноценно.

Счастье для меня - чтобы был счастлив мой сын, чтобы я могла много петь, чтобы мне помогал муж. Но все же я верю в свои силы и буду стараться - не на все 100%, но хотя бы на 99% жить так, чтобы быть довольной собой.

- Дай тебе Бог - «через тернии - к звездам!»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно