ПРАЖСКИЕ СЮРПРИЗЫ

4 февраля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №5, 4 февраля-11 февраля

С 20 по 26 января с.г. в столице Чешской Республики прошла ретроспектива украинского кино в рамках VII Международного кино-видео-телефестиваля ФЕБИО: семь игровых лент, пять анимационных и две документальные работы...

С 20 по 26 января с.г. в столице Чешской Республики прошла ретроспектива украинского кино в рамках VII Международного кино-видео-телефестиваля ФЕБИО: семь игровых лент, пять анимационных и две документальные работы. Инициатором этой акции выступила дирекция ФЕБИО в лице его президента Феро Фенича и кинодраматурга Миры Хавиаровой. С нашей стороны бремя оргхлопот возложили на себя Посольство Украины в Чехии, Союз кинематографистов, Министерство культуры и искусств и Национальный центр им. А.Довженко.

ФЕБИО

Фестиваль это специфический, если не сказать чудной. С одной стороны, это широкий неконкурсный показ как новейших фильмов, так и архивных раритетов из множества стран (ныне их было 28). С другой стороны, в таком международном контексте соревнуются чешские ленты истекшего года. С одной стороны, ФЕБИО в вышеозначенные сроки уже закончился в столице, а с другой — еще долго будет катиться по городам Чехии, Моравии и даже соседней Словакии. ФЕБИОФЕСТ-2000 рассчитан на 40 дней, 32 кинозала в 16 городах и 100 тыс. зрителей, т.е. фестиваль попросту плавно переходит в масштабный прокат зарубежного кино. Это, конечно же, щедрый подарок чешской кинопублике, ибо цены на билеты вдвое ниже обычных. Около четырехсот картин в Праге были разделены на секции. Особый интерес, на мой взгляд, представлял «Проект 100», реализованный Ассоциацией чешских киноклубов. Киноклубники путем массовых опросов составили список (причем рейтинговый!) ста выдающихся фильмов всех времен и народов, постепенно закупая копии этого золотого фонда, намерены методично вести его изучение и прокат. Я внимательно изучил список шедевров по-чешски в поисках «наших». Местные киноманы знают только «русское» кино, из коего в сотню они включили 12 лент.

А теперь о самом радостном. Если судить по неизменно заполненным залам, буквально вся украинская кинопрограмма вызвала неподдельный интерес зрителей. Один сеанс «Приятеля покойника» был специально предназначен для обширной украинской диаспоры в Чехии. Этот просмотр завершился импровизированным мини-коллоквиумом по проблемам кино в нашем отечестве и украинских иммигрантов в отечестве чехов.

НЕОПОЗНАННЫЕ ЗНАМЕНИТОСТИ

Сюрпризность — лично для меня эта черта ФЕБИО-2000 оказалась доминирующей. Например, в новом фильме американца Дэвида Линча «История Алвина Стрейта» (1999), никак не опознать автора «Голубого бархата» и «Твин Пикс». Склонный к изобретательно-шоковым приемам, иронической игре жанровыми схемами и мистической ауре действия, Д.Линч неожиданно создал простую, человечную и посконно-реалистическую ленту...

Магия смены эпох действует, что ли? Еще один культовый режиссер в своей новейшей работе предстал решительно непохожим на себя прежнего. Речь идет о Люке Бессоне и его «Жанне Д’Арк» (1999). Хотя натуралистически проливаемой кровушки и здесь не меньше, чем в «Никите» и «Леоне- киллере», неожиданные для кумира тинейджеров серьезные теологические мотивы возникают в этой французской версии фильма «Огнем и мечом». Неистовая Жанна в исполнении Милы Йовович — зримое выражение того, что посредничество между Богом и национальной историей возможно лишь в форме искренней и самоотверженной страсти. Недаром некогда сказано: «Бог — в нас. Движимые Им, мы пламенеем». Кстати, обратная зависимость этого ежечасно иллюстрируется общественными процессами в Украине.

Известные режиссерские имена на ФЕБИО удивляли и в кадре и вне оного. Впрочем, по- разному. Так, я понаслышке знал о приезде на фестиваль с новым фильмом Михалкова- Кончаловского. Как было угадать, что речь шла о Егоре, сыне Андрона и Натальи Аринбасаровой? Молодой человек изысканно евразийской внешности окончил курс искусствоведения в Оксфорде, для московского ТВ успешно отлудил сотни две рекламных клипов про «сникерсы» да «тампаксы» и вот дебютировал триллером «Затворник». Это ладно свинченная жанровая работа, по которой, думаю, пока никто не рискнет судить, отдыхает ли природа на этой новой ветви плодоносного генеалогического древа или опять сулит славный урожай.

ФОБИЯ

Сначала насторожил странный акцент именно и только на «украинской специфике» в каталоге фестиваля, где его президент, г-н Фенич, пишет буквально следующее: «В этом году наш фестиваль обретает новое этическое измерение: мы уделим внимание людям социально более слабым и группам, которые оказались на периферии общества. Для них откроется импровизированная видеопроекция на Главном вокзале (...), а в самом лучшем пражском кинотеатре состоится сеанс для украинских легальных и нелегальных рабочих...» Вскоре организаторы ФЕБИО разъяснили мне, что отнюдь не всемирная слава «русского» кино, а гуманитарные соображения лежат в основе приглашения на смотр украинских фильмов. Чешская сторона имела ввиду намерение как-то сгладить вызревшую в последние годы всеобщую неприязнь к украинцам. Считается, что львиная доля всей тамошней преступности на их совести. Внутренне поежившись от неловкости, я так же внутренне поддержал благородное намерение коллег исправить дурное мнение о «наших». Но уже на следующий день после вышеупомянутого благотворительного сеанса для нашей диаспоры местная газета «Блеск» поместила заметку, где говорилось, что украинцам зря подали по бедности: зал не был до конца заполнен, некоторые пришли в норковых шубах, а даровое угощение — рогалики в вазах — и вовсе проигнорировали. Блестящий штиль, чувствуете? Что касается фактов, то мехов и рогаликов я тогда не приметил, но вот жалобы на ксенофобию услышал из первых уст...

Ситуация, по всей видимости, очень непростая. Скорее всего, нарекания чехов на украинских нелегалов вполне справедливы. И нашим из числа униженных и оскорбленных можно резонно возразить: «Вам не нравится в гостях? Так уезжайте домой! Бачили ж очі, що купували...» Однако и с чешской стороны придавать объекту своего социально-политического недовольства обобщенное этническое измерение — «ох уж эти украинцы (цыгане, арабы, евреи и т.п.)!» — вовсе негоже. Не по- европейски это как-то. Да и противостоять ксенофобии с позиций культуры надо бы умеючи, не без деликатности. Иначе любой великодушный дар грозит обернуться унизительной подачкой. Кстати, о «новом этическом измерении», примененном дирекцией ФЕБИО к украинским «легалам» и «нелегалам»: к концу фестиваля оно и вовсе скукожилось. Специальную пресс-конференцию по украинскому кино хозяева смотра вопреки программе почему-то присовокупили к российской, а по времени ужали вдвое, до 15 минут. И знаете, какие два вопроса за это время успели задать чешские кинокритики? «Сколько в Киеве ...стоили билеты на «Сибирского цирюльника» Н.Михалкова?» и «О чем говорили украинцы после того самого благотворительного сеанса?» Говоря короче, жгучий стыд и за «своих» и за «чужих» отравил для меня прелести Праги. А ведь речь идет о двух весьма близких по происхождению народах, не имеющих в историческом прошлом решительно никаких взаимных обид и склонных (хотя и с различной степенью обоснованности) к новомодному евроснобизму.

Торжественный прием по случаю завершения ФЕБИО проходил в Пантеоне Национального музея, но в обстановке вполне раскрепощенной и демократичной. Тарелки с едой ставили прямо на пьедесталы великих чехов из бронзы. Недавно назначенный посол Украины Сергей Иванович Устич мои скорбные наблюдения не опровергал, но утешил: такими удачными акциями, как состоявшаяся- таки неделя нашего кино в Чехии, все же удастся в будущем переломить сложившиеся антиукраинские настроения. Дай-то Бог. Я — за.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно