ПЛЫВЕТ, ПЛЫВЕТ КОРАБЛИК...

4 августа, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №31, 4 августа-11 августа

Фестивали, как люди, — рождаются, живут, взрослеют. Как люди, имеют свое лицо, характер, привычки. Вс...

Фестивали, как люди, — рождаются, живут, взрослеют. Как люди, имеют свое лицо, характер, привычки. Все это можно с полным правом сказать и о Международном театральном фестивале «Херсонесские игры», состоявшемся в июле этого года в Севастополе.

Пять лет назад по инициативе Севастопольского театра имени А.Луначарского, при активной финансовой и организационной поддержке Театра дружбы народов (тогда еще Советского Союза) был рожден фестиваль. Тогда он задумывался, как уникальный фестиваль с обязательным показом спектаклей на развалинах Херсонеса. Казалось, что на херсонесской театральной верфи строят огромный корабль, что-то наподобие Ноева ковчега, на котором собираются поселить все лучшее, что есть и будет в мире театра, — поддержать чей-то поиск, сохранить кем-то найденное, помочь осознать себя в этом безумном театральном море. Сегодня, по прошествии пяти лет, понимаешь, что корабль не построили, не вышло. Хотя он получил существенную организационную и финансовую поддержку Союза театральных деятелей и Министерства культуры Украины. И все же на сегодняшний день пока сумели соорудить если не лодку, то небольшой кораблик, который, естественно, уже не претендует на роль прославленного ковчега. (Кстати, по планам устроителей фестиваля именно в этом году «игры» должны были происходить как раз на корабле с заходом в крупные города Украины. Однако, как часто бывает, отсутствие необходимых средств поставило корабельную идею на прикол). Хотя нужно признать, что Министерство культуры Украины и севастопольская дирекция фестиваля при помощи Фонда содействия развитию искусств Украины в этот раз сделали то, что не удавалось многие годы, — организационно фестиваль прошел уверенно, проблемы, возникавшие по ходу действия, решались достаточно четко. Единственное, чего не хватало, так это спектаклей собственно на Херсонесе, в развалинах античного театра, фестивальных спектаклей. Эта нехватка еще более остро дала себя знать после открытия фестиваля, проходившего на развалинах античного театра. Разыгранное действо было красиво и величаво с элементами традиций древних (в нашем представлении), с жертвенным козлом, из которого после жертвоприношения выпорхнул белый голубь. Честно говоря, я сам немного испугался, когда над живым белым козленком был занесен нож, неужто и в самом деле червь натурализма добрался до фестиваля, но нет, сделано все было достаточно грациозно и не без доли издевки над доверчивым зрителем. Белый голубь взмыл в синее небо, фестивальный флаг был поднят и, следуя морской терминологии, фестивальный кораблик вышел в плавание под восторженные аплодисменты севастопольского зрителя. Надо сказать, что севастопольский зритель, не избалованный театральными зрелищами, очень доброжелательно принимал всех участников фестиваля. И даже надуманный некоторыми политиками языковый барьер не стал помехой. А здесь звучала и украинская, и русская, и венгерская, и белорусская речь. С другой же стороны, возникает дискуссионный вопрос о художественном качестве некоторых сценических произведений, показанных на фестивале, столь же дискуссионен вопрос и о концепции фестиваля, и уж, конечно, остается дискуссионным вопрос, насколько полно и содержательно отражает афиша «Херсонесских игр-95» современный театральный процесс в целом и творчество молодых, в частности.

Давайте же заглянем на фестивальный кораблик и попытаемся хотя бы в общих чертах разглядеть тех, кто ступил на его палубу, то бишь сцену на этот раз.

Cпектакль группы Валерия Саркисова «Братья Карамазовы. Ночь перед судом» Ф.Достоевского. Спектакль эмоциональный, заразительный, философичный, хотя и исполнялся в концертном варианте. Он не просто доказал жизнеспособность психологического театра, но и стал как бы наглядным уроком для молодых режиссеров в плане точности разработки образов. Блеск режиссуры В.Саркисова как раз и заключался не в постановочных эффектах, а в тонкой, ювелирной работе с актерами.

Украинская программа на этот раз, в отличие от прошлых лет, была представлена разнообразно и серьезно. Я попытаюсь рассказать о наиболее ярких моментах этой части фестиваля, не претендуя на глубокий разбор.

Постоянный участник всех «Херсонесских игр» Киевский экспериментальный театр под руководством В.Бильченко показал действо под названием «Восточный марш». Это представление, как лоскутное одеяло, соткано из актерских этюдов, придумок и импровиза. Создается ощущение, что все происходящее не придумано и срепетировано заранее, а рождается здесь, прямо на ваших глазах. Пересказать это искрометное шоу практически невозможно, как и выделить кого-то из актеров.

Вторично на фестиваль у моря приезжает уже достаточно известный, хотя и очень молодой Береговский венгерский театр имени Дюлы Ийеша из Закарпатья. Его художественный руководитель Атилла Виднянский на этот раз представил на суд коллег и зрителей сложнейшую постановку по пьесе С.Беккета «В ожидании Годо». А.Виднянский тяготеет к такой драматургии, и поиски его в этом направлении достаточно плодотворны и всегда неожиданны. Он из тех режиссеров, которые умеют очень точно переплести в своем постановочном решении сценографию, музыку, актерские работы, что порой невозможно уловить, что из чего произрастает. Сценическая среда, созданная его постоянным соавтором, художником Еленой Богатыревой, настолько органична и многомерна, что порой создается ощущение сиюминутности рождения этой среды и актеров из нее. Энергетический заряд, исходящий от актеров этого театра настолько силен, что, не зная венгерского языка, зритель эмоционально ощущает происходящее на сцене, включается в предложенную игру.

Поиском ярких средств выразительности, иногда чрезмерным увлечением постановочными эффектами отмечена работа Н.Еремкива, поставившего в ивано-франковском театре «Скупого» Мольера. Этот спектакль стал, на мой взгляд, своеобразным открытием ивано-франковского театра, его актеров. Предложенная режиссером игровая стихия и сотворенное художником А.Семенюком сценическое пространство погружают зрителя в атмосферу площадного действа, делают его соучастником происходящего. И хотя порой видеоряд как бы дублирует слово, не развивая мысль, заразительность исполнителей, их обояние сделали свое дело.

Духом импровизации отмечен и спектакль минского альтернативного театра «Комедия» В.Рудова. Спектакль существует в репертуаре театра уже несколько лет, и было немного странно его появление в фестивальной программе, предполагающее участие постановок последних двух сезонов. Это не помешало спектаклю получить самые восторженные отклики зрителей.

На нашем кораблике были, естественно, представлены и хозяева фестиваля – севастопольские театры: музыкальный, красочный спектакль театра имени А.Луначарского «Севастопольский вальс», отличавшийся высочайшим профессионализмом, по своей эстетике полностью принадлежал театру сороковых годов, и его появление в девяносто пятом можно расценивать только как дань прошлому, «Плутни Скапена» в постановке того же театра еще раз доказывали, что ни драматургия, ни актеры не помогут там, где режиссер сам не смог определиться, в какой театр он играет, – представления или переживания. Эклектичность и сумятица, так несвойственные этому театру, стали определяющими в спектакле. «Маугли» театра на Большой морской был отмечен необычайной самоотверженностью, молодостью, красотой и пластичностью его исполнителей, хотя этого не всегда достаточно (этот театр вообще заслуживает отдельного серьезного разговора, и, возможно, он впереди).

Вот так, постепенно заполняя свою палубу-сцену, плыл фестивальный кораблик, слегка раскачиваясь, с трудом обходя скалы и преодолевая очередную набежавшую волну, и приплыл в родную гавань, совершив малый каботаж от берегов Украины к берегам Белоруссии и России. Сейчас он уже тихо покачивается на волнах, крепко пришвартованный к театральному причалу, и мечтает о том времени, кода он станет большим кораблем и уйдет в большое плавание, чтобы фестиваль смог стать действительно международным театральным фестивалем стран Черноморской конвенции (всех стран). И для этого стоит потрудиться всем. А чтобы кораблик не оброс ракушками – плавание должно быть ежегодным, а не один раз в два года, как планируется. Здесь уже усилий одного Министерства культуры Украины становится недостаточно. Очевидно, более серьезным и под личную ответственность должен стать отбор спектаклей, что бы перестал быть актуальным вопрос одного из персонажей Аркадия Райкина: «Ребята, кто сшил костюм?» И чтобы фестиваль стал творческим актом государственной важности. А если будет так, то, возможно, появятся и меценаты. И тогда действительно сбудутся мечты кораблика – он станет кораблем. Да будет так!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно