Писательница из диаспоры Любовь Василив-Базюк: "Двух святых епископов из нашей семьи растерзали большевики!"

22 октября, 2010, 13:32 Распечатать Выпуск №39, 22 октября-29 октября

Эта женщина — пример настоящего патриота Украины. Она давно живет в Канаде, но не теряет связи с отечеством...

Эта женщина — пример настоящего патриота Украины. Она давно живет в Канаде, но не теряет связи с отечеством. Приезжает к нам каждый год. Презентует свои книги, делает пожертвования на строительство храмов УПЦ КП. А ее литературное творчество — настоящая украинская боль… Недавно во Львове Любовь Иосифовна презентовала свою пятую книгу (черновицкое издательство «Букрек») — «П’ять колосків». Как и предыдущие произведения писательницы, оно посвящено трагическим эпизодам в истории Украины, когда даже за подобранные в поле колоски человеку грозила страшная кара — лишение свободы и даже жизни…

В творческом наследии писательницы — «Спогади про діда і батька. Вони служили церкві і українському народові» (2003, 2004 гг.), «У вирі тоталітарних режимів» (2005 г.), «Не вір» (2006 г.), «Україна на тернистому шляху до Духовного визволення» (2008 г.), уже упомянутые «П’ять колосків» (2009).

Все ее произведения созданы на основе собственных воспоминаний, воспоминаний очевидцев и документальных материалов.

В память об отце, о. Иосифе Василиве, семь лет назад подвижница основала именную стипендию малоимущим студентам Волынской и Ривненской духовных семинарий. За большой жертвенный труд, по благословению патриарха УПЦ КП Филарета, награждена орденами Св. Николая, Св. Варвары и Св. Кирилла и Мефодия. Также является почетным профессором Волынского национального университета им. Леси Украинки.

Жизнь Любови Иосифовны — история украинцев, по воле обстоятельств вынужденных покинуть родную землю, искать приют на чужбине, получать образование, растить детей. И никогда не забывать родину.

Родилась будущая писательница в селе Выдерта на Волыни в семье священника в 1929 году. Детство провела в селах Волыни и Холмщины, где находились приходы ее отца, о. Иосифа. Когда девочке было 15 лет, семья эмигрировала на Запад. Пережила трудные военные годы в европейских лагерях для перемещенных лиц. В конце концов нашла приют в Канаде. Получила степень бакалавра в Торонтском университете, позже, в 48 лет, — степень магистра библиотечного дела и информации в Университете Западного Онтарио (Лондон, Канада). Работала в социальной службе Торонто и в 68 лет вышла на пенсию. Любовь Иосифовна — из настоящих «холмщаков», о которых писала в одной из своих книг, что они «працьовиті, завзяті і незламні».

— Во время войны в Канаду эмигрировало много украинских политических деятелей, писателей, представителей высшего духовенства. Доводилось ли вам встречаться, к примеру, с митрополитом Иларионом (в миру — Иван Огиенко), писателем Уласом Самчуком?

— Я была знакома с ними лично. Впервые увидела митрополита Илариона еще в детстве, когда он приезжал в село Жмудь к моему отцу, о. Иосифу. Живя в Канаде, переписывалась с митрополитом, пересылала подарки от отца. Митрополит приезжал в Торонто по церковным делам и навещал нашу семью.

Улас Самчук учился в Кременецкой гимназии вместе с моей мамой. Я неоднократно встречалась с ним в Европе в военные годы. И позже — в Канаде. Впервые увидела его в 1944 году в городе Крыныця, где семья моего дяди, бывшего полковника Армии УНР, настоятеля Ривненского собора о. Василия Варварива, приютила многих эмигрантов. В их квартирке из двух комнат и веранды останавливалось 28 человек. Среди них Улас Самчук с женой Таней, писатель Федор Дудко с женой и моя семья.

Тогда постоянно велись разговоры о том, где проходит линия фронта. Помню, обсуждали события в Ровно во время немецкой оккупации. Оплакивали судьбу Олены Телиги, Олега Ольжича, моего двоюродного брата Игоря Варварива. Я к тому времени уже прочитала «Марию» и «Волынь» и находилась под большим впечатлением.

В следующем году встретилась с писателем в Берлине. Большая компания проживала тогда у моей тетки. Вместе сидели в бункере, укрывшись от бомбежки... А потом бежали в Баварию. И снова... встреча. На сей раз в Цуфенхаузене. В лагере для политических эмигрантов. Ходили молиться в одну церковь. После богослужения Самчук любил пошутить: «Как вам, панночки, живется?» Я тогда уже оканчивала гимназию...

Судьба надолго свела нас в Торонто. Интеллигентам в Канаде трудно прожить... Добрым словом хочется помянуть нашего эмигранта Прокопа Наумчука, который смог дать задаток за большой дом и обеспечить жильем украинскую интеллигенцию. В каждой комнате жили семьи: генерала Садовского, журналиста Левицкого, епископа Платона, Улас Самчук с женой...

Прокоп Наумчук открыл ресторанчик с украинскими блюдами. Жители помогали Прокопу на кухне, делали голубцы и вареники. Я встречалась с Уласом Самчуком на кухне, где готовились эти блюда.

Так выживали.

В Торонто жена Уласа работала на швейной фабрике. А он занимался творчеством. Улас в компании много шутил, рассказывал о своей повседневной жизни. Жаловался, что часто ломалась его печатная машинка, а на новую не было денег. Очень любил рыбалку. Его жена Татьяна, всегда скромно одетая, привлекала внимание стройной осанкой. У нее были большие глаза. Казалась замкнутой, но была приветливой. Встречая меня, радушно здоровалась.

— К каким событиям вы приурочили нынешнюю поездку в Украину?

— Прежде всего хотела побывать на открытии памятника жертвам террора и депортации украинцев Холмщины в 1938—1947 годах, которое состоялось 22 августа. Величественный монумент воздвигли на границе Волынской и Львовской областей и бывшей Холмщины, примерно в центре давнего Галицко-Волынского княжества ХІІІ в. со столицей в Холме. На памятнике высечены потери украинцев Холмщины в те времена: 35 украинских сел сожжены, 217 храмов уничтожены, 194 храма превращены в костелы, 180 тысяч холмщаков депортированы с родных земель, 46 тысяч насильно переселены на север Польши.

Погибли тысячи невинных людей.

Инициатором, автором, организатором сооружения монумента был доцент Национального университета «Львовская политехника» Владимир Бойчук. Мы с ним вместе учились в гимназии в Холме и на многие годы сохранили теплые отношения. Без его стараний памятник не был бы возведен. Помогала пожертвованиями на монумент и украинская диаспора США и Канады. Я собирала эти средства и переправляла в Украину.

В начале сентября мне нужно было посетить Луцк, побывать в духовной семинарии, чтобы вручить именные стипендии. В Кременце по приглашению «Просвіти» и во Львове на Форуме издателей презентовала свои книги.

— Ваша семья особенная, в ней было целых два святых епископа — епископ Амврозий и митрополит Анатолий. Как сложилась их жизнь? Когда их канонизировали?

— Епископ Амврозий и митрополит Анатолий были двоюродными братьями моей бабушки. По отношению друг к другу они тоже были двоюродными братьями.

Епископ Амврозий (1867—1918) родился на Холмщине, окончил в Санкт-Петербурге духовную академию и получил степень кандидата наук по богословию. Московские церковные власти отправляли его трудиться в разные уголки России. Он побывал в Корее, где основал православную церковь. Какое-то время жил в Украине, возглавлял Волынскую духовную семинарию. Служил епископом в Житомире. В советские времена его дважды арестовывали. По личному приказу Троцкого жестоко замучили в 1918 году. Московская церковь канонизировала его в 1999 году.

Митрополит Одесский и Херсонский Анатолий (1880—1938) родом из города Ковеля. Окончил Киевскую духовную академию. Тоже был кандидатом наук по богословию, экстраординарным профессором, преподавал в академии. Позже его перевели в Москву, затем назначили ректором Казанской духовной академии. В 1921 году митрополита арестовали по ложным обвинениям и отвезли в Бутырскую тюрьму в Москве, там его сильно избили, сломали ребра.

Он пережил трехлетнюю ссылку в Туркестан. Находился в полной изоляции. После ареста митрополита в 1936 году его осудили на каторжные работы в Коми. Тяжело больной, он уже не мог работать. Умер в лагерном госпитале в 1938 году. Перед смертью у него отобрали святое Евангелие, которое он усердно берег, хотели сорвать нательный крестик, но митрополит перевернулся на грудь, не дав его снять. Так и упокоился. Митрополит Анатолий канонизирован православными церквями в 1997-м, 2000 году.

Произошел со мной удивительный случай: по дороге в Дубно моим попутчиком был студент, который рассказал, что во время его пребывания в Одессе в город привезли мощи святого митрополита Анатолия.

— Посещение какого места в Украине произвело на вас особое впечатление?

— В Ривном в 2006 году проходила презентация моих книг в духовной семинарии. Присутствующий там светлой памяти митрополит Ривненский Даниил предложил мне поехать в Гурбы. До тех пор я не знала об этой местности и о трагических событиях, произошедших там...

Урочище Гурбы расположено в Здолбуновском районе Ривненской области. Окружено густыми еловыми лесами. В этой местности 23—25 апреля 1944 года состоялся бой между пятью тысячами воинов УПА и 35 тысячами энкавэдистских карателей, которые бросили против уповцев танки, самолеты, пушки. Многие воины обрели вечный покой в гурбинских лесах. По разным данным, погибло от 1200 до 2000 патриотов.

С 2002 года общество «Память» разыскивает их могилы. Зачастую захоронения находили по скорлупкам пасхальных яиц, которые приносили люди в Фомино воскресенье. Найденные останки воинов торжественно перезахоронены в крипте Пантеона славы «Герои Гурбенской битвы». Над могилами возвышается колонна Божьей Матери. Построена церковь — часовенка. Неподалеку — действующий Свято-Воскресенский мужской монастырь. На этом месте следовало бы возвести национальный пантеон «Повстанческие могилы».

Моя книга «Не вір» написана после посещения Гурбы и посвящена именно борьбе УПА с московскими поработителями. В ней рассказ о жизни немногих воинов, оставшихся в живых.

Особенной была для меня и поездка в Батурин… Восстановленные дворец гетмана Кирилла Разумовского и цитадель, живописная природа произвели незабываемое впечатление.

— Какие украинские храмы вы выбрали для своих пожертвований и почему именно их?

— На Ривненском Полесье, где нет ни одной церкви УПЦ КП. В селах Рокитно и Заречье помогаю средствами на строительство церквей. Я родилась в Полесье. Мой отец — о. Иосиф — в 30-е годы прошлого века, во время господства Польши, 11 лет читал проповеди на украинском языке, вел просветительскую работу, выписывал украинскую прессу. В память об этом я хочу пробудить в полесском краю украинскую церковную жизнь. Также делаю пожертвования на строительство церквей УПЦ КП в селе Верля на Кременетчине и в Почаеве.

— Ваши дети и внуки говорят по-украински? Они ведь родились в Канаде и живут там.

— Мои дети и внуки хорошо владеют украинским языком. Окончили 11-летние субботние украинские гимназии. Дома говорим только на родном языке. Приятно, что 20-летняя внучка Калина, студентка Кингстонского университета, перевела на английский язык мою книгу «У вирі тоталітарних режимів», которая увидит свет в следующем году. Сын Андрей, по специальности музыкант, приезжал в Украину, давал концерты. Пожертвовал полученные средства на помощь сиротам и детям Чернобыля. Дочь Наталья, хирург-офтальмолог, посетила Украину в 1991 году в составе группы медиков США и Канады, обследовала детей Чернобыльской зоны, исследовала влияние радиации на зрение. Наталья — хороший хирург, специализируется на хирургии сетчатки. Позже дочь и внуки объездили всю Украину...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно