ПЕРВЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХОЧЕТ СТАТЬ ПЕРВЫМ

31 января, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 31 января-7 февраля

Реформирование Национальной телекомпании Украины — тема не новая. Уже не один новоиспеченный руководитель пробовал внести изменения в работу Первого национального телеканала, но так и уходил ни с чем...

Реформирование Национальной телекомпании Украины — тема не новая. Уже не один новоиспеченный руководитель пробовал внести изменения в работу Первого национального телеканала, но так и уходил ни с чем. На этот раз президент телекомпании Игорь Сторожук, кажется, взялся за дело всерьез. В чем же состоит так называемая «оптимизация» Национального телеканала и к чему она должна привести? Об этом мы решили поговорить с Игорем Сторожуком.

— У большинства журналистов после пресс-конференции 17 января, посвященной проблемам реформ телеканала, сложилось впечатление, что реформа Сторожука — это сокращение людей, — начал с объяснения ситуации Игорь Анатолиевич. — На самом деле проходит два процесса, которые соприкасаются в некоторых моментах. Первый связан с оптимизацией структуры. Не секрет, что на Первом национальном большое количество бездельников. Неэффективность работы коллектива порождает низкую конкурентоспособность. До 25 января каждый руководитель подразделений должен был подать предложения по оптимизации своей работы. И, конечно, не обошлось без предложений о сокращении штата. Судите сами: в новостях на сегодня работает около четырехсот человек, а нужно всего двести. Но сокращение штата — не главное в процессе оптимизации. Мы пытаемся поменять форму подачи телепродукта. Например, «Надвечір’я» — программа со своими традициями, но на сегодняшний день выглядит нудновато. То же касается политических и социальных программ. Дело ведь не в тематике. И об энергетике можно интересно рассказать. Но для этого нужны профессионалы.

С сокращением больше связан второй процесс — финансирование из бюджета, которым занимается Госкоминформ. По плану на 2003 год мы должны получить из бюджета 25777,4 тыс. грн., из которых на зарплату причитается 37,3%, то есть 10963,5 тыс. грн. А реально выделено Госкоминформу на производство телепрограмм около 69 млн. В то время как в прошлом году — 100 млн. Вот отсюда, а не по нашему желанию 500 человек, которых мы должны сократить.

— Но если каждый раз будут сокращать количество денег, а за ними людей…

— Да, может закончиться тем, что у нас останутся только чернобыльцы, инвалиды и другие социально защищенные работники. Но, я думаю, до этого не дойдет. Я пытаюсь выяснить эти вопросы. И надеюсь, что мы придем к общему решению: если нам не помогают, то пусть хотя бы не мешают. Пускай признают нас государственным предприятием, каким мы являемся по Статуту Национальной телекомпании Украины, а не рассматривают нас как бюджетную организацию. И дадут нам возможность распоряжаться заработанными средствами без лимитов.

— Но качество телепродукта во многом определяется редакционной политикой канала. Не получится ли повтор российского сценария, когда ОРТ — высококачественный, но заангажированный канал.

— Я понимаю, вы плавно переходите на тему цензуры на канале. Главное, чего мы хотим достичь — подавать информацию без комментариев, динамично и точно. И это единственное правило редакционной политики Первого национального телеканала Украины. Да, сегодня у нас далеко не все получается. Но, поверьте, часто оценочность идет от самих журналистов, а не от политики канала.

— Согласитесь, что цензура состоит не только в том, чтобы давать или не давать оценку событию, но и в том, под каким углом показывать, например, центристские и оппозиционные силы.

— У нас угол один — освещение события. 22 января мы праздновали День Соборности. Если для газеты «Україна Молода» главным событием дня является визит Виктора Ющенко во Львов, то для нас главное — День Соборности, а все, что с ним связано, — внутри события.

— Помнится, в октябре оппозиционные силы захватывали здание телеканала силой, дабы получить эфир. Сегодня вы предоставляете время всем. Это результат реформ?

— На самом деле мы и тогда предоставляли время всем депутатам. И Юлия Владимировна прекрасно знала, что через неделю у нее запланирован эфир на телеканале. Но это было эффектно — захват здания Национального телеканала Украины.

— Сейчас ваша эфирная сетка наполнена программами о работе Верховной Рады, всевозможных ведомств…

— По-другому и быть не может — это специфика канала. Есть закон и масса постановлений, регулирующих освещение нами работы парламента и государственных ведомств. Но и это можно сделать интересно! Проблема с эфирной сеткой состоит еще и в том, что по лицензии 52% эфирного времени должно быть заполнено телепродуктом нашего собственного производства. Это очень много! Официально мы недовыполняем план на 15%. Но учитывая, сколько у нас повторов программ и сколько из них невысокого качества, реально эта цифра выше. И проблема здесь, опять же, не в технике, а в кадрах.

Российский продукт мы покупать не можем и не хотим, по социальному положению, как говорится. С новыми проектами — тяжело. Но мы пробуем.

— Если посмотреть на Запад, то логичным развитием государственного канала был бы переход в ранг общественного телевидения. Не будем говорить о «BBC». Возьмем более близкий для нас пример — Общественное телевидение Польши, учрежденное на базе государственного канала. По этому вопросу у нас любят говорить, что общество не готово к появлению общественного телевидения, а люди не захотят платить по пять-десять гривен за телеканал. Но люди не могут хотеть или не хотеть того, о чем они не знают. Если им не объяснять, они никогда не будут к этому готовы.

— Вы правы, но для того, чтобы об общественном телевидении хотя бы начать говорить, как о реальной структуре, должно быть принято решение — властью. Парламент принял Закон об общественном телевидении, но он мне напоминает двигатель слесаря Полесова. Помните, очень похож на настоящий, но не работает.

В Польше общественное телевидение финансируется зрителями, государством и от коммерческо-рекламной деятельности. Ведь эти контролирующие органы построили структуру общественного телевидения, однажды договорившись между собой. А смогут ли сегодня договориться представители ста украинских партий, правительства, профсоюзов и других институтов по теме общественного телевидения?

И еще одно. Мы утверждаем, что с появлением общественного телевидения сможем представлять все точки зрения. Хочу спросить: все точки зрения вообще или как?

— Но на самом деле, при всех «за» и «против», у нас нет другого пути, если мы хотим стать демократическим обществом.

— Вы знаете, я шучу по этому поводу, что если нас и в дальнейшем будут финансировать таким образом, Первый национальный канал автоматически станет общественным телевидением…

— Вы уже не первый президент канала, который пытается провести здесь реформу. Знаете, как заканчивались предыдущие попытки. Что вы делаете по-другому, чтобы был результат?

— Я — не революционер, я — эволюционер. Думаю, это главное.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 21 сентября-27 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно