Мораль сей басни такова

4 ноября, 2011, 14:41 Распечатать

«Хорошо» и «плохо» в одном зомбоящике.

© Фотопроект Стаса ВОЛЯЗЛОВСКОГО «Міліція вітає всіх жінок з 8 березня!!!» (из каталога Галереи независимого искусства ANTINS COLLECTIONS)

Волнообразное обострение «борьбы за мораль» в хронически аморальном обществе свидетельствует об одном. Где-то кому-то «это» действительно нужно.

Это нужно политическим «стрелочникам». Чтобы перевести стрелки часов на государственном циферблате в отвлеченную сторону.

Видимо, это нужно и неоднородному нашему обществу? Часть которого еще не ассимилировалась с повсеместным «имморализмом», ныне актуальной доктриной социального сосуществования.

Во всяком случае, текущие страсти по первому чтению законопроекта №7132 (о внесении изменений в Закон «О защите общественной морали») определенно свидетельствуют: «борьба» за мораль важна для тех и других. Для «стрелочников» (политиков) и для «циферблата» (общества).

В связи с обозначенным «дуализмом» — в подходах к гибнущим ценностям — вспомнилось недавнее прозрение одного телебосса.

Важный муж, отливающий бронзой медийного благополучия, растекся небезынтересной мыслию по древу. Мол, в современном социуме оформились две контрастные аудитории медиапотребителей. Их, разумеется, не стоит оценивать «плюсиками» или «минусиками». Это — отдельные «сегменты». Различные умонастроения возрастных и социальных групп. Один, как говорится, может ходить как запущенный сад, а может все наголо сбрить. Другой, уткнувшись в томик Есенина, вспоминать Серебряный век, когда деревья были большими и розы красные цвели.

И эти две «армады» отдаляются во времени друг от друга все дальше и дальше, как парусники в открытом море. Попросту обитают в различных мирах.

Один такой мир — пространство условно старшего поколения. Оно воспринимает (и потребляет) медиапродукт в том виде, в котором оный создавался последние полсотни лет. (Стало быть, привыкли и к утвержденной некогда форме, и к проверенному временем содержанию.)

А есть новый интересный «сегмент». Резвое поколение, которое одновременно с мерцающим телеэкраном уже открывает десяток окон на мониторе компа, а параллельно трещит айпод, а на подходе новейшие изобретения империи покойного Стива Джобса.

…И вот между двумя «коллективными разумами» — как бы скрытая война миров.

Причем не только из-за проб­лем медиакорма (тут ассортимент все-таки широкий: каждому рту найдется ложка). Но и в подходах к теме «моральных авторитетов» (как правило, здесь и сейчас запоминается последнее слово). Либо «моральных ценностей». Хотя бы в том виде, в котором они препарированы средствами медиа.

Этот фрагмент задачки на усложнение уже затронут на наших страницах в замечательном текс­те («Грех и смех», ZN.UA № 39). Однако снова (в связи с обострением борьбы за мораль) напомню об особенностях медиапланировки прежних лет. Она, как правило, организовывалась по принципу: «я тебе попереключаю!» И этот метод удачно дополнялся умными-светлыми говорящими головами, рассказами о преимуществах коллективизма, художественными произведениями, где во главе мораль социалистическая, а значит, единственно верная.

Всеми уважаемый возрастной «сегмент» как раз и взращен на такой медийной морали. На санкционированных ценностях. На ясных подходах ко всему контрастно прекрасному.

И ничего безобразного в подобных подходах вроде нет. Что выросло — то выросло. Еще какие шедевры, помнится, создавали в тисках тоталитарного морализаторства...

Труднее с «новичками». С теми, кого сегодня уже никакими инвективами не обратишь «в мораль». Поскольку мир (для них) открыт. А значит, и в самом этом мире открыты все щели и замочные скважины.

К тому же «имморализм» (как явление и настроение) — один из самых активных видов нынешнего бизнеса. Это, разумеется, всегда ходовой товар, на который галопом бежит покупатель, какими бы «законами» от этого запаха не отгоняли.

И самоуверенное государство, взяв в руки «ножницы», чтобы подрезать там, где «стыдно», и то, что «видно», может выступить в роли манекена –«хирурга»… Который — в порыве — как хватит какой ненужный «орган», что потом, глядишь, уже и головы не останется.

Натягивая перед дальнейшей моральной «операцией» резиновые перчатки, затачивая ножи-скальпели, этому «хирургу» нужно вспомнить не только клятву Гиппократа... Важно припомнить, что испокон веков существовала «низовая культура» и культура высокая. И обе — культуры. Не буду в этом вопросе тревожить прах величайших философов,
но современного хулигана Александра Глебовича Невзорова все же процитирую: «…есть две культуры — одна подлинная, белая, настоящая, а другая — низовая, то есть культура плебса, черни… И всегда посмотреть на то, как скоморохи показывают гениталии, собиралось больше народу, чем на возможность услышать «Слово о полку Игореве» в исполнении автора».

Что еще важно помнить «хирургу»? То, что на операционном столе распласталось все-таки два «пациента». Один (постарше) с видами на моральную «ретроспективу». И второй (помоложе) уже практически обращенный в современный «имморализм».

Наивный вопросник из стишка В.Маяковского «Что такое хорошо и что такое плохо?» новыми красками играет для двух одинаково больных поколений. Да и для целого нездорового государства, которому «хорошо», когда нам с вами — «плохо».

На самом-то деле, так ли «хорош» нашумевший законопроект №7132, о котором на днях даже В.Литвин проболтался, будто бы текст (под патронатом Л.Гри­го­ро­вич из «НУ—НС») — «одио­зен»…

Если подобный «закон» в будущем сделает невозможным существование свободной мысли в стране, а медиа утратят относительную независимость — разве это «хорошо»? «Плохо!».

Если эту бумаженцию возьмут на щит и в стране появится монументальный инструмент цензуры, как тогда? «Плохо».

И если под предлогом «защиты морали» какие-то умники разработают специальные политтехнологии, согласно которым прихлопнут то или иное «зловредное» СМИ или ограничат доступы к «вражеским» сайтам, тогда что? «Плохо», не демократично, даже Запад не поможет.

А если в том-таки законо­творческом тексте многие формулировки и вовсе размыты и совершенно вариативны (для свободных трактовок идиотов или политиканов)? А если какой демон интерпретирует их на свой тоталитарный лад…

Конечно, «плохо», ужасно.

И потом… Если «они» все-таки организуют специальный государственный «орган» вкупе с его непомерными полномочиями по насильственному внедрению моральных ценностей (да с правами покруче, нежели в ведомстве г-на Могилева) — это совсем «плохо». Тут одним автозаком не отделаешься.

А если сомнительный святоша в составе будущей Нацио­нальной комиссии по защите морали вдруг (ко всему) окажется латентным маньяком? Что тогда? Снова «плохо»…

И уж совсем безобразно, если (согласно законопроекту) любое издание можно будет прикрыть за размещение «инфы», которая якобы «унижает или оскорбляет нацию или личность по национальному признаку». Или же «пропагандирует неуважение к национальным и религиозным святыням». На этом поле, как вы понимаете, мракобесию будет где расцвесть и где разгуляться.

Так что дела пока — «плохи».

Впрочем, должно ЖЕ быть и что-то «хорошее»? (Дуализм как-никак.)

Все «хорошее», а значит экономически востребованное (в виде медиакорма различных групп населения), как правило, подается в прайм-тайм, в лучшее эфирное время...

Совершенно не сомневаюсь, что даже Нацсовет по телевидению и радиовещанию, наконец-то показавший «кулак» в связи с одиозным законопроектом (возможно, испугались дублирования своих функций?) в это семейное время тоже потребляет «медиакорм» от общенациональных производителей. И, наверняка, смачно облизывается? Если до сих пор — ни разу (!) — не показал такого же «кулака» — по другим информповодам.

…Скажем, когда всем Нацсо­ве­том смаковали передачу «1+1» (на прошлой неделе)… Где на территории доступного даже малым детям постпрайма демонст­рировали удивительный телевызов — «навстречу законопроекту №7132!».

Какой-то зал, какой-то стол. Кагал вспотевших моряков. А на столе — во всю живописную величину — гордо красуется то, что разные аморальные типы грубо обозначают как «х...». Крупней­шим планом этот «х…» величественных размеров камера показывает со всех сторон. Чтобы все возрасты были покорны. Далее — смерть ханжеству — «анатомический театр». Едва не каждого моряка вынуждают подойти к гордо восставшему «х…» и натянуть на него специальный «п…». Хихикая, кряхтя, подмигивая друг другу, опытные и искушенные моряки тянут эту резину. Крупные планы, естественно, все крупнее. А мысли у телезрителя все игривее. Мне, например, подумалось: почему бы эту резину не натянуть на голову кому-нибудь из продюсеров канала? Тоже рейтинг… Прекрасно также, что анонс публичного секс-инструктажа был предъявлен даже в новостях. Чтобы и дошкольники не проспали.

Ну вот «хорошо» это или «плохо»?

Если канал таким образом решил заняться поголовным сексуальным образованием населения из-за демографически тревожной ситуации, это, конечно, «хорошо». Правда, зачем образовывать моряков, которые и сами кого хочешь научат? И в такой ли форме должно подаваться «специальное» содержание (куда, спрашивается, Нацсовет в это время смотрит)?

А вот «плохо» в данном случае то, что пока никто не отменял на территории планеты Земля представления об этике и эстетике. Даже предметы специальные существуют в некоторых образовательных учреждениях. И разные семьи (а это люди разных воз­растов) смотрят в одно и то же время домашний зомбо­ящик… И, очевидно, не каждый гражданин независимой Украины может и должен «перенастраиваться» на жесткий секс-инст­руктаж с моряками... Как бы переступив через свои, пусть иллюзорные, но все-таки ценности. В конце концов че­рез свою же эфемерную «любовь», которую люди уважаемого возраста впитали еще с фильма «Весна на Заречной улице». За­чем, спрашивается, этих почтенных людей травмировать? Если подобное очевидно — «плохо».

В такой же мере раздваиваюсь под пилой между — «хорошо» ли, «плохо» ли, — когда каждый уик-энд на ICTV трамбуют прайм пошлятиной «Наша Russia». Это еще один образчик победившего медиа-имморализма (с неплохими артистами внутри сюжетов). Если через запятую кривляющееся дурачье — в семь часов вечера — орет нам с телевизора: «Х…» или «Ж…», это — «хорошо»? Как-никак язык улиц. Лексика базаров. Куда от нее денешься? Проект вне этого «дискурса» покажется безжизненным. С другой стороны, что «плохо», в следующей после «Russia» программе («Факти тижня з Оксаною Соколовою») реальные общественные герои из разных информсюжетов тоже обязаны изъясняться на «х…» и на «ж...». Поскольку многие из наших современников еще омерзительнее, нежели художественные персонажи Галустяна или Свет­лакова.

Даешь, как говорится, «правду жизни» во всех передачах! Тогда действительно всем будет очень «хорошо».

А тут еще — в свете затронутой темы — прошелестел анонс просветительской передачи «Вагітна в 16» (кажется, тоже на канале у В.Пинчука). И, должно быть, это «хорошо» — образумить дурех и пособить им в девичьих проблемах. Ну кому от этого «плохо»? Только тем, кто попадает под определенную статью украинского законодательства. Потому что, если «она» беременна в 16, значит, еще в 15 ее, несовершеннолетнюю, каким-то образом «склонили». И, очевидно, грядущий проект призван поголовно выявлять в Украине насильников, педофилов, остальных гумбертов-гумбертов. Что явно «хорошо»…

«Плохо» лишь то, что «подобное» возводится в норму. Не в исключение из правил, а именно в устаканившуюся норму повсеместного телевизионного хамства и медийной бесовщины.

И еще хуже, что для ТВ-ме­диа окончательно рассосался «конфликт» между формой и содержанием… Между совестью и коммерцией.

Кто, скажем, заставляет ставить все эти передачи про животворный «х...» в семь или в десять часов вечера (повторюсь, в рамках общенациональных, а не специализированных телеканалов)?

Ну вот кто? Пинчук? Коло­мойский?

Рейтинг, нажива… Иммора­лизм.

И кто это вышибает извилину у «смотрящих» (за «телеобразующими») в плане того, что «ящик» — все-таки публичная игрушка для разных возрастных групп. Уже улица так не «воспитает» девятилетнего как «1+1», ICTV, «Новый», другие наставники.

При этом совершенно необязательно что-либо «запрещать», клеймить каленым железом. Стоит хотя бы варьировать: деликатнее выстраивать ненасытную (для рекламы) телевизионную сетку. Телу — время, мозгам — хотя бы час.

И не зубодробильный закон «по борьбе за мораль» в этом деле что-либо изменит (все законы коту под хвост, если ТВ — бизнес-проект). А что? Только Время и Деньги

Время — как возможная «ограничительная» полоса для различного вида контентов и жанров (если «х…», извольте — за полночь, после 00.00, чтобы не добивать своих же предков).

И Деньги… Впаять бы некоторым несколько шестизначных «нулей» за публичное «ж…» перед детьми остальной многомиллионной телеаудиторией! Все же польза — для госбюджета вечно нищей страны.

…Мораль сей «басни» (не юридической, а скорее, обывательской) такова. Государство, коль оно рядит себя в ризы праведника и вершителя судеб, должно бы брать не кувалду (с дальнейшим размахом меж глаз), а, скажем, пинцет или (на худой конец) скальпель. Повторяя как мантру: в больном обществе практически все (в разной степени) «морально больны».

И в разрешении текущего спора (что «хорошо», а что «плохо»?) битва за мораль не должна походить на оголтелую битву за урожай. Помни хотя бы
об этом, дорогой депутат! Как-никак здесь у тебя остается един­ственный путь охладить температуру вокруг подобных аморальных сражений. И этот путь — компромисс… Между низовой и высокой культурой, между двумя сегментами конт­растных моральных медиа-поколений. «Зо­ло­тая середина» — пожалуй, самый трудный законопроект в первом чтении, помня, что «…в мире как обычно нет гармонии».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно