Кинобизнес Украины в переходный период

23 января, 2015, 21:59 Распечатать Выпуск №2, 23 января-30 января

Кинопроцесс, в противоположность общеэкономической и общественной ситуации, подпитанный "углем" реформ 2011 года, дал в 2014-м мощный тепловой выброс в виде невероятно богатого производственного и художественного успеха украинских фильмов как в самой Украине, так и во всем мире. И это на фоне жестокого кризиса и войны.

 

Парадокс украинского кинобизнеса последних лет в том, что, с одной стороны, кино Украины отображает общественно-экономическое развитие страны, что логично. Но с другой — логика отсутствует полностью, поскольку кинопроцесс в этот же период проходил без идеологических и тоталитарных примесей, что могло бы иметь место с учетом тоталитарного, олигархически-мафиозного типа правления Януковича и его клики. 

Кинодвижение, в противоположность общеэкономической и общественной ситуации, подпитанное "углем" реформ 2011 года, дало в 2014-м мощный тепловой выброс в виде невероятно богатого производственного и художественного успеха украинских фильмов как в самой Украине, так и во всем мире. И это на фоне жестокого кризиса и войны.

Первым фильмом в конце января пришлого года, как раз во время Майдана, была мелодрама Валентина Васяновича "Креденс", созданная исключительно на украинские деньги — 50% частные и 50% Госкино. Симпатичная камерная, драматически-семейная, довольно умело сделанная, с сильными эпизодами и очаровательной песней в финале. Фильм, за который не было стыдно. Но кто его видел? Люди в тот момент совершенно не думали ни о мебели, ни об адюльтерах. А хороших песен и без того хватало. Но это оказалось маленьким началом чего-то большего, невидимого и вообще неожиданного.

В 2014 году в кинотеатрах были показаны 8 украинских фильмов и один сборник при финансовом участии Госкино: упомянутый "Креденс", триллер "Зеленая кофта" Владимира Тихого, детская музыкальная комедия "Трубач" Анатолия Матешко, драма "Племя" Мирослава Слабошпицкого, драма "Такие красивые люди" Дмитрия Мойсеева, комедия "F 63.9. Болезнь любви", историческая драма "Поводырь" Олеся Санина, детский мультик "Бабай" Марины Медвидь и сборник короткометражек "Украинская новая волна". 

Также демонстрировалось 7 лент, созданных частными продакшнами: мелодраматическая комедия "Любовь в большом городе 3" Марюса Вайсберга и Дэвида Додсона, приключенческо-мистический "Вий" Олега Степченко, мелодраматически-комедийный "Киевский торт" Алексея Шапарева, мистически-триллеровый "Синевир" братьев Алешечкиных, комедийно-мелодраматический "Ты меня любишь?" Юлии Курбатовой, документальный "Майдан" Сергея Лозницы и комедийный "Одинок по контракту" Евгения Матвиенко. Кроме того, было 6 премьер фильмов, еще не вышедших в прокат, поскольку на тот момент у них не было ни дистрибьютора, ни заинтересованных в прокате кинотеатров: два с государственным финансированием — мелодрама "Это Я" Анны Акулевич и историко-документальная притча "Голливуд над Днепром" Олега Черного и четыре с частным — детско-комедийные "Волшебные истории. Эликсир доброты" Лилии Солдатенко, исторически-драматический "Однажды в Украине" Игоря Парфенова и две документальных картины объединения "Вавилон'13" — "Наша Надежда" и "Сильнее, чем оружие". Всего — 22 полнометражных фильма. И это невероятный результат, не имеющий аналогов в новейшей истории Украины!

Прокат иногда напоминал американские горки. Например, "Вий", созданный российской стороной (мажоритарий) в копродукции с Германией, Британией, Чехией и Украиной, вышел в 169 копиях и стал лидером украинского бокс-офиса со сборами 4,6 млн долл. А с "Киевским тортом" все произошло наоборот: он вышел в самый неудачный момент, какой только можно себе представить, — 20 февраля, в день расстрела на Институтской. Конечно, и фильм провалился, и к его создателям осталось негативное отношение. Нечто подобное произошло и с "Синевиром". Ожидаемый мистический триллер, впервые в нашем кино снятый в 3D, провалился с еще большим треском: этот жанр чрезвычайно желательный для аудитории, но в Украине не разработанный и довольно сложный для воплощения. Единственное, что фильм получил — титул "лучший фильм для изучения в кинематографических учебных заведениях, как не надо снимать".

Провалился и "Майдан", один из самых резонансных фильмов года. Зрители массово не восприняли слишком специфическую концепцию режиссера, неоправданно выбравшего статику, тогда как речь шла о максимально динамичных событиях Революции Достоинства.

Впрочем, конец года полностью удовлетворил запросы украинцев в отношении собственного прокатного успеха и появления своего блокбастера: "Поводырь" за месяц проката, стартуя в 130 копиях, собрал более 14 млн грн. Несомненно, по сравнению с результатами "Вия", "Поводырь" проиграл борьбу, но, во-первых, как говорится, в поле — и жук мясо, а во-вторых — "не хлебом единым": фильм Санина дал нашему зрителю больше, чем могут дать деньги, — уверенность в потенции отечественного кино...

Кодой прокатной симфонии с ощутимыми нотками триумфального настроения стал анимационный фильм "Бабай": представьте себе, очень простой, если не сказать технически бедный, 2D мультфильм смог только за первый уик-энд на
99 экранах собрать почти 1 млн грн. К тому же, почти одновременно "Бабай" вышел в прокат еще трех (!) стран — Беларуси, Казахстана и России. Так хочется верить, что этот факт означает: наша некогда знаменитая Национальная студия "Укранимафильм" наконец начинает вставать с колен, ведь ее бекграунд с "Казаками...", "Врунгелем", "Капитошкой" и другими незабываемыми мультиками, в перспективе правильного менеджмента и маркетинга имеет потенциал мировой экспансии украинской анимации. 

* * *

Прошлый год сказался и на производстве: по данным Госкино, оно упало почти вдвое. Если в январе 2014 года в производстве значилось 49 фильмов, то в январе 2015-го — 29. Хотя количество полнометражных игровых фильмов в подготовительном, съемочном или монтажно-тонировальном периоде изменилось несущественно: 17 — год назад и 15 — сейчас. Изменились только условия работы. Война пригасила желание людей ходить в кино; из 466 кинозалов мы (из-за аннексии Крыма) потеряли 82; гривна к доллару упала вдвое, что вызвало повышение расценок на услуги и товары и, соответственно, заставило продюсеров либо войти в состояние "консервации", либо вдвое уменьшить производственные расходы. Впрочем, на конец 2014 года все же было сдано 23 фильма, в частности 3 — летописные. В предыдущем году сдано 57.

На сегодня несколько компаний находятся на грани банкротства, несколько — по уши в долгах. Умер замечательный актер Виталий Линецкий, а это, кроме того что вызвало шок у общественности, загнало в тупик продюсеров и режиссеров двух лент, где он снимался, — "Гнездо Горлицы" и "Толока". Но, несмотря ни на что, одновременно — в один и тот же день, 1 декабря, начался съемочный период двух художественных полнометражных фильмов — детского исторического экшна с комедийными элементами "Сказка старого мельника" Александра Итыгилова-младшего и мелодрамы "Теперь я буду любить тебя" Романа Ширмана... Украинское кино продирается через тернии к звездам по принципу contra spem spero. Ведь как же иначе назвать последний, 7-й, конкурсный отбор кинопроектов Госкино? В конце года, с реальной войной в стране, угрозой полномасштабного вторжения России, вероятностью не пережить зиму или весну — дефолта, с ужасными обязательствами в 120 млн грн на кинопроизводство и тиражирование фильмокопий... В таких условиях проводить питчинг — чистое сумасшествие. Но парадокс — очередной — в том, что этот питчинг говорит о том, что наша надежда сильнее оружия. Это та толока, которая объединяет наше племя и ведет, словно поводырь, — мимо "вия" и "бабая" к придуманным волшебным историям и красивым людям. На питчинг подали
154 проекта, из которых Экспертная комиссия по вопросам кинематографии рассмотрела 73. Это очередной рекорд. Но только рекорд сильно подмочил бюджет: из 300 млн грн, предусматривавшихся на потребности кино в 2015-м, государство оставило только 75,5 млн, а в Госкино только обязательств по подписанным контрактам, как уже упоминалось выше, на почти 120 млн. Это означает: если бюджет не будет увеличен, ни одного проекта этого и двух предыдущих питчингов не смогут запустить в производство. То есть после выхода в 2015 году фильмов, которые сейчас еще находятся в производстве, в 2016-м украинский прокат вообще не будет иметь национального кинопродукта. Разве что, кроме частным образом профинансированных проектов, наподобие "Любовь в большом городе 4, 5, 6..." 

* * *

Год 2015-й начинается довольно бурно. Скандал с новогодним "огоньком" на телеканале "Интер", выход в прокат 15 января детского фэнтези "Волшебные истории. Эликсир любви", а еще через неделю — "Братьев. Последней исповеди" Виктории Трофименко — лучшего (по определению некоторых критиков) отечественного фильма за все 23 года независимости. И в тот же день, 22 января, — открытие самого крупного кинофестиваля независимого кино в мире "Санденс", где (вне конкурса) будет представлено "Племя" Мирослава Слабошпицкого. Сразу после "Санденса" "Племя" отправится дальше в своем кругосветном фестивальном путешествии, в Роттердам, знаковый для режиссера город, так как именно тамошний фонд Хуберта Белса пять лет назад первым поддержал дебютный проект Мирослава и предоставил 10 тыс. евро на сценарную разработку. А сейчас этот фонд поддержал и второй проект Слабошпицкого — "Люксембург".

Фестивальный путь с украинскими следами в феврале продолжит фильм Алексея Германа-младшего "Под электрическими тучами" — он отобран в главную конкурсную программу Берлинского кинофестиваля (фильм создан в копродукции: Украина, Россия, Франция). А весной прокат должна разорвать настоящая бомба — "Незламна" Сергея Мокрицкого, первый украинский фильм, купленный для проката в мире голливудским мейджером 20th Century Fox.

Дальше же прокат выглядит как необозримое поле иностранного контента. 15 копродукционных и национальных фильмов "сидят" на скамье запасных, поскольку "тренер" не может их выпустить. Или не хочет. Или не понимает, что на поле должны играть, а не только расти трава и стоять ворота. Полнейшая близорукость политиков, неспособных понять значения кино как инструмента не только бизнесового, но и — именно в нынешнем контексте — имиджевого, информационного, если не сказать идеологического. Причем, на скамье запасных — представители разных жанров: от детских приключений "Сторожевая застава" Юрия Ковалева и исторического детектива "Оккупация" Валерия Жереги, до драматического роад-муви "Урсус" Отара Шаматавы и экранизации исторически-мистически-детективных комиксов "Максим Оса". Конечно, не все фильмы являются ставками, на которые надо обращать внимание: в "Дау" Ильи Хржановского Украина выступала миноритарием (мажоритарий — Россия), да и проект этот является долгостроем с до сих пор непонятыми целевой аудиторией сроком выхода и... нужностью. Судьба ленты "Под электрическими тучами" может измениться после Берлина, где обычно конкурсные фильмы раскупаются как сосиски в тесте. "Урсус", также ориентируясь на Берлин, только в 2016 году, может выйти лишь через полтора года. "Моя Бабушка Фанни Каплан" Елены Демьяненко стоит без финансирования. "Толока" тоже. "Йом-Кипур судный день" Виктора Греся — только зайдет (если дадут) в подготовительный период. "Поминальная молитва" Владимира Лерта — уже в съемочном периоде, но стоит без финансирования, и когда выйдет — неизвестно. То же и с "Толокой" Михаила Ильенко. 

Более-менее известно о двух фильмах — тех, что запустились в один день: "Теперь я буду любить тебя" должен быть сдан Госкино в августе, а "Сказки старого мельника", по словам продюсера Павла Грицака, даст Бог, выйдут к следующему дню Святого Николая... Дожить бы.

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно