ИСКУССТВО БЕЗ ГРАНИЦ

11 декабря, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск №50, 11 декабря-18 декабря

Татьяна Поспелова очень похожа на свою виолончель - изящна, привлекательна, загадочна. Юбилейный 135-й сезон «родного дома» - Национальной филармонии - для нее весьма знаменателен...

Татьяна Поспелова очень похожа на свою виолончель - изящна, привлекательна, загадочна. Юбилейный 135-й сезон «родного дома» - Национальной филармонии - для нее весьма знаменателен. В его рамках, как солистка, она вместе с Национальным заслуженным академическим симфоническим оркестром Украины открыла Международный музыкальный фестиваль «Киев-Музик-ФЕСТ». В преддверии этого большого события, которое состоялось во второй половине сентября, и произошла наша встреча...

- Из чего состоит судьба артиста? Жесткого достижения цели? Грусти по несостоявшемуся? Счастливых неожиданных звонков?

- Из всего понемногу. Но телефонный звонок действительно может повернуть судьбу. Не так давно мне позвонили из Афин. Услышав предложение, я решила, что меня разыгрывают: уж слишком все звучало фантастично. Когда поняла, что правда, ощутила, что выросли крылья. Через импресарио известный греческий композитор Микис Теодоракис пригласил играть его концерт для виолончели на собственном юбилее в ноябре этого года. Дирижировать будет сам.

- Значит, «слух обо мне пройдет по всей земле великой...»

- Я впервые выступила с симфоническим оркестром в шестнадцать лет, когда училась в Запорожском музыкальном училище. А когда стала студенткой Киевской консерватории, сказала себе: ты, Таня, должна стать таким исполнителем, чтобы твоя виолончель заговорила о красоте и гармонии на весь мир, для тебя не должно быть трудных партитур. С тех пор столько воды утекло... Два года назад я выступала во Львовском зале органной музыки в Святой вечер. По окончании ко мне подошел шведский органист Максим Мауритссон и предложил сыграть с ним программу. Я была весьма польщена. Мы с ним сыграли много благотворительных концертов в Киеве, ездили на гастроли в Италию. Сделали там несколько выступлений, средства от которых пошли в фонд «Дети Чернобыля».

- Как складывается ваш репертуар?

- По-всякому. В Италии, например, я наряду с классикой - Сибелиусом, Ипполитовым-Ивановым, Григом - играла произведения украинских композиторов: Косенко, Ревуцкого, Лысенко, Сокальского. Знаете, какие были аплодисменты... Итальянцы впервые услышали и узнали, что есть украинская классическая музыка, украинские виолончелисты.

Я много работаю в музыкальных архивах библиотеки имени Вернадского, ищу партитуры для своего инструмента или делаю для него переложения.

Недавно судьба свела меня с вдовой профессора Германа Владимировича Васильева, заведовавшего кафедрой струнно-смычковых инструментов в 60-е годы в Киевской консерватории. Она подарила мне старинные сборники нот. Обязательно кое-что возьму для себя. 28 декабря прошлого года в честь памяти профессора Васильева я сыграла в Национальном художественном музее Украины «Элегию» Форе, которую нашла в его нотах, изумительную вещь. Играла, превозмогая страшную боль: очень сильно порезала палец. Это было мне испытание...

- Вы с ним достойно справились. Я была на этом концерте. Он, кажется, из цикла «Вечори серед художніх скарбів»?

- Их было десять. Благотворительных. Каждое третье воскресенье в зал Мурашко - в прошлом известного киевского художника, державшего частную школу рисования, - приходили люди, для которых музыка - хлеб насущный. Среди них и интеллигенты-пенсионеры и молодежь... Я играла в холодном помещении в вечернем платье. Для меня это были встречи с истинной публикой. К сожалению, 4 октября сыграла в Национальном художественном музее свой последний концерт. В память украинского композитора-классика Виктора Косенко...

- Почему? Эти концерты - островок культуры истинной, высокой; у них отличная репутация...

- Уходит работать в школу моя ведущая Наталья Щира. Она удивительный человек, энтузиаст. Наталья придумала эти концерты, печатала сама афишки, зал организовывала и так программу вела, что люди с мокрыми глазами сидели. Но у нее трое детей, их кормить надо. В школе она будет получать хоть какие-то деньги. А я одна с организационной работой не справлюсь. Концерты, репетиции, распространение билетов... Иногда столько сил уходит, чтобы найти спонсоров на покупку ста билетов. Многие люди не могут заплатить три-пять гривен. Вот и ищешь выход.

- Вы - профессионал высокого класса. А это все-таки дело менеджера. Хотя сейчас такие времена, что приходится быть «и угольщиком, и королем», как писал Шекспир.

- Мой сын уже выступил в этой роли, когда я была на гастролях в Италии. Но ему 19 лет. Учится на третьем курсе Театрального института на отделении менеджмента и может помогать только на каникулах.

- Расскажите, пожалуйста, о своей виолончели. У меня такое ощущение, что вы друг без друга жить не можете...

- О, у меня изумительный итальянский инструмент. Он родился в 1756 году. Его создатель - Тесторе Паоло Антонио, мастер от Бога.

Инструмент попал ко мне замечательным образом. Когда я училась в Запорожском музыкальном училище к нам пришла пара, которая продавала эту виолончель. Когда они назвали сумму, которую хотят за нее, я расплакалась: откуда такие деньги! Нас в семье было пять девочек. Всем родители старались дать музыкальное образование. Расходы... Преподаватели училища знали о моей влюбленности в виолончель: я уроки разучивала и в коридорах, и в туалете, и в раздевалке: дома негде было. Они сначала дали задаток и целый год собирали деньги для покупки инструмента. В 96-м году, когда я была на гастролях в Америке, за одну ночь перед концертом мне виолончель отреставрировали, и она еще лучше зазвучала. А смычок у меня современный, немецкий.

- Полный интернационал!

- Я счастлива, что у музыки нет границ, для нее не нужен переводчик. Я начинала как солистка в Государственном оркестре народных инструментов. С ним объездила всю Украину. В 1988 году, уже с камерным оркестром Национальной филармонии, в который перешла, на гастролях в Днепропетровске узнала о землетрясении в Армении. Как могла, откликнулась на трагедию - сыграла концерт памяти погибших. Я к Армении отношусь с особым почтением. Выдающаяся армянская виолончелистка Каринэ Георгиан - в какой-то мере моя крестная мать. Я познакомилась с ней в 15 лет, в концертном зале Запорожского металлургического института. Я сидела на ее выступлении одна. Видно была плохая реклама. Каринэ тогда только стала победителем III Международного конкурса виолончелистов и приехала в наш город на гастроли. Конечно, мы познакомились, и она пригласила в Москву, где жила. Я взяла билет и прилетела к ней на каникулах. Те уроки, которые дала она, ее отец - профессор института имени Гнесиных для меня незабываемы.

- Вам в жизни везло? Для артиста случай немаловажен...

- Мне бывало иногда так тяжело, что, казалось, не выдержу. Но я карабкалась и побеждала. Плохое оборачивалось хорошим. А случай для меня - это встреча с незаурядным человеком. В июне меня пригласили выступить в музее-квартире замечательного украинского композитора Виктора Косенко. Исполнилось 60 лет со дня его смерти. Он ушел из жизни в расцвете сил, трагически. Официальные органы культуры равнодушно отнеслись к этой дате. А пришла - попала в удивительную ауру творчества и быта композитора, познакомилась с его приемной дочерью Раисою Эдуардовной, которая героическими усилиями сохраняет музей. Мы пили чай, я слушала воспоминания близких и глубже чувствовала и понимала философию и эстетику музыки Виктора Косенко. Я играю его «Сонату», «Мрії». Для последнего произведения сама сделала аранжировку.

- Душа художника живет впечатлениями, чувствами, озарениями. Желаю, чтобы они несли такой эмоциональный заряд, который помогал бы вам исторгать дивную музыку. Она так облегчает и украшает нашу трудную жизнь...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно