ИРИНА БИЛЫК: «ЕСЛИ БЫ Я НЕ СТАЛА ПЕВИЦЕЙ, Я БЫЛА БЫ ПРОПОВЕДНИКОМ»

7 июля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №27, 7 июля-14 июля

По мнению большинства мужчин, женщина красивая и умная одновременно — явление столь же редкое, как муссонные дожди в наших широтах...

По мнению большинства мужчин, женщина красивая и умная одновременно — явление столь же редкое, как муссонные дожди в наших широтах. А если она к тому же и талантлива — это уже нонсенс, требующий научного исследования. Но пока мужчины вынашивают подобную мысль, красивые, умные и талантливые женщины спокойно существуют, работают, творят и даже дают интервью.

— Ира, несмотря на ваш относительно юный возраст, у вас за плечами достаточно длинный творческий путь. Вы довольны тем, к чему он вас привел на сегодняшний день?

— Ну, судя по тому, как меня любят люди, по тому, насколько легче мне стало работать, — все идет по плану. Многие говорят — а, эта Ира, у нее все распланировано до мелочей, даже личная жизнь спланирована в угоду работе. Но я считаю, что только так и должно быть — если ты хочешь чего-то добиться, чтобы тебя помнили и любили, ты обязан работать каждый день, даже если у тебя где-то колет или болит.

— И согласно вашему плану, на сегодняшний день вы достигли того, чего хотели достичь именно на сегодняшний день?

— Я думаю, пока у меня не было сольного концерта, я не могу так считать. Хотя, если учитывать, что меня знают и любят по всей Украине, то можно сказать — да, на сегодняшний день я популярная певица. Я очень не люблю слова «звезда» — я могу определить степень своей популярности, но этого слова не люблю. Потому что сейчас оно применительно ко всем: появляются какие-то исполнители из других сел и городов и сразу же становятся звездами. У него есть деньги — он звезда, у него нет денег, но есть связи — он появляется в какой-нибудь передаче, и о нем говорят: сейчас вы увидите звезду украинской эстрады. Но на самом деле таких людей-звезд совсем немного.

— Кого вы таковыми считаете?

— Звезда эстрады — это человек, который для своих зрителей является прежде всего национальным героем. Я думаю, что это — Тарас Петриненко. У него нет ни одного звания и никаких наград, но он воплощает в своем творчестве национальный дух Украины. София Ротару...

— Которая уже столько лет не исполняет украинских песен?

— Я говорила с ней совсем недавно, и она сказала мне, что боится выступать в Киеве, поскольку поет в Москве русские песни. Но на самом деле если человек личность, он уже много делает для своей страны, где бы он ни выступал. Он все равно является национальным героем. О молодых трудно что-то сказать, потому что из них пока никто не сделал так много, как те, о которых я упомянула. Но я думаю, что не за горами то время, когда молодые музыканты направят украинскую эстраду в европейское русло.

— Какими чертами еще, кроме национального героизма, должен обладать, на ваш взгляд, исполнитель, чтобы попасть в разряд звезд?

— Самое главное, чтобы человек был красив душой. Он может сделать себе шикарную прическу и макияж, надеть дорогой костюм, но если у него гнилая душа, если он пытается с кем-то бороться или кого-то обсуждать, то я считаю, что такой человек просто не уверен в себе и даже сам для себя он не может являться звездой. Очень важно, чтобы человек с доброй душой относился к другим, особенно у нас в Украине — мне кажется, наша страна должна быть очень мирная, у нее и музыка такая — лирическая. И это очень чувствуется в эстраде. Поэтому наш исполнитель для того, чтобы завоевать любовь зрителя, должен быть очень доброжелательным и мягким. Если ехать в другую страну, ту же Россию, надо быть уже иным человеком, более жестким. А все наши знаменитые исполнители мне кажутся очень простыми и мягкими, и настолько добрыми, что мне совсем непонятно, почему через них постоянно перешагивают какие-то устроители концертов, люди, занимающиеся шоу-бизнесом. Иногда наша украинская звезда не может за себя постоять — ей постоянно указывают, что и как надо петь. Я считаю, что в нашей стране звезды не ценятся должным образом.

— Как вы думаете, с чем это связано?

— В этом виноваты сами исполнители. Если человек промолчит, не сумеет встать на свою защиту, будет выступать при черт знает каком свете и непонятно каком звуке, станет жить в какой попало гостинице — к такому человеку уважения не будет и отношение к нему будет соответствующим.

— Иными словами, каждый человек стоит столько, во сколько он сам себя оценивает?

— Абсолютно верно. Другое дело, что многие просто боятся назвать свою цену, боятся ее завысить из-за страха от того, что их не купят. Потому что организаторы могут сказать: «Меньше» и пригласить другого исполнителя.

— А вы не боитесь называть свою цену?

— Нет. С недавнего времени не боюсь. Я могу уже диктовать свои условия относительно света и звука, и могу похвастать, что живу в лучших гостиницах и езжу в СВ. Что в принципе не так уже много — это элементарное.

— Что вы считаете самым сильным в своем характере?

— Я... Я — борец за правду. Если я с кем-то спорю, то всегда стараюсь доказать человеку правду. Хотя мне многие говорят — почему ты считаешь, что твоя правда настоящая? Но я верю в Бога и знаю, что есть подлость и любовь в этой жизни. Я всегда в своих спорах исхожу из этих принципов. У меня часто спрашивают, кем я могла быть, если бы не стала певицей. Я бы могла быть проповедником. Мне хочется, чтобы люди могли отделять черное от белого и никогда не сбивались с пути истины. Хотя я, в принципе, и являюсь таким проповедником, потому что пишу песни, в которых есть мораль, как в баснях.

— Но это все на уровне общения с другими людьми, а можете ли вы назвать черту, которая помогла вам добиться того, что вы представляете собой как певица?

— Какая черта?.. Ну, может быть то, что я талантлива... Не знаю, мне трудно об этом судить. Но если я пою, если я пишу песни — значит это тот талант, которым наградил меня Бог. И мне кажется, люди чувствуют, что я — как некий проводник между тем, что есть свыше, и тем, что происходит на земле. Я считаю, что мои песни — это свет, это белый цвет вообще. Может, и фамилия моя не случайна — Билык. И поэтому еще раз повторяю — исполнитель должен быть светлым и добрым, с чистой душой, потому что люди очень тонко это чувствуют. Они видят каждый твой взгляд, даже если сидят в последнем ряду, они подмечают каждое движение, а тем более, если ты там как-то отвернулся, скривился, или почесался.

— Если судить по вашим словам, вы никогда не пишете свои песни долго, не вынашиваете их многострадальными путями — они появляются как озарение?

— Да. Я пишу каждую песню как последнюю. Когда я заканчиваю очередную, мне кажется, что уже ничего более лучшего я не создам, ничего не напишу вообще. Я говорю тогда: «Боже, зачем ты забрал у меня все слова до последнего?» Но проходит какое-то время, происходит какой-то толчок — и появляется новая песня, буквально за несколько минут.

— Когда-то вы сказали, что для того, чтобы написать новую песню, вам необходимо испытать любовное потрясение.

— Да-да, это правда. Многие говорят, ну почему у тебя такие грустные песни? Разве может кто-то бросить такую красивую, известную женщину? (Это не я сама себя такой считаю, так говорят другие). А на самом деле — иногда все бывает хорошо, но чаще всего случается так, что я сама придумываю человека — то есть он существует в действительности, но я его рисую себе совсем другим, и когда он оказывается не таким, как я себе нафантазировала, тогда и происходит это разочарование, которое становится основой для грусти.

— А что в вашем понимании есть любовь настоящая, а не нафантазированная?

— Настоящая любовь?.. Я думаю, это станет известно в конце моей жизни, когда рядом со мной останется один человек, который сумеет меня выдержать, потому что мой характер выдержать невозможно. Вот о нем я и скажу — это моя настоящая любовь. А пока каждая моя любовь — для меня настоящая.

— Но это все требования, которые вы предъявляете своему избраннику. А что вы сами будете испытывать во время настоящей любви?

— Мне трудно сказать... Я думаю, что человека, которого полюблю, я буду прощать во всем. Вообще-то, это уже было в моей жизни, и я могу сказать — да, я любила не один раз, потому что многим я многое прощала. И прощала, и скучаю до сих пор, и искренне желаю добра — чтобы у них все было хорошо. Со мной или без меня.

— Ира, на сегодняшний день вы считаетесь секс-символом Украины. Вы сознательно добивались этого титула — при помощи костюмов, каких-то особенных движений — или вам его присвоили из-за ваших природных данных, заложенных в генах?

— Ну, на сцене я никогда не раздевалась. Поэтому могу определенно сказать, что секс-символом меня объявили не потому, что где-то я показалась обнаженной. Костюмы я выбираю только такие, которые мне подходят, скажем так, по духу, в которых мне удобно. Если я открываю живот, значит мне это просто идет. Если в одних костюмах я закрываю ноги, то в других считаю нужным обнажить их. Модельеры очень часто делают мне глубокие декольте — опять-таки, это не специально, а потому что мне это идет.

— То есть сознательно вы никогда не готовили себя к этому титулу?

— Честно говоря, я очень поздно пришла к пониманию чувств и отношений между мужчиной и женщиной. Скажем так, до 20 лет мужчины меня вообще не интересовали. Я думаю, что... сейчас очень многие этому бы удивились.

— Почему не интересовали?

— Мне они были просто не интересны. Меня интересовало творчество — я уже тогда писала стихи — интересовал весь окружающий мир, на который я смотрела как птенчик из гнезда. И если человек оказывал мне явные знаки внимания и говорил открытым текстом: «Ира, я хочу с тобой быть!», я хлопала его по плечу и отвечала: «Ты что, шутишь? О чем ты?»

— И что же послужило толчком к тому, что вы, наконец-то, заинтересовались этими несчастными мужчинами?

— Думаю, что все-таки совместная работа над песнями.

— То есть, вы увидели мужчину в процессе труда и поняли, как он прекрасен?

— Ну как прекрасен?.. Просто человек вложил в меня часть своей души. И естественно, когда разговаривает душа с душой, а не человек с человеком, тогда все в этой жизни начинает меняться.

— Какую роль играют мужчины в вашей жизни?

— Роль вдохновителей. Идейных вдохновителей моего творчества.

— У вас есть идеал мужчи... простите, вдохновителя?

— Для меня идеальным является тот мужчина, который разрешает мне все. Даже если ему что-то во мне не нравится, он должен меня простить или не заметить.

— Вы — не только молодая певица, вы — представитель новой генерации Украины. Как вы считаете, насколько в нашей стране вообще возможны какие-нибудь перемены, насколько перспективна в ней любая деятельность — ведь очень многие не выдерживают наших, с позволения сказать, условий и уезжают, убегают, уползают.

— Я и моя команда занимаемся музыкой потому, что не можем этим не заниматься. Это есть наша жизнь. Мы занимаемся этим потому, что скорее всего так хорошо, как это, мы уже ничего делать не сможем. Конечно, бывали моменты, когда казалось, что все очень трудно, когда многого не хватало и работа не приносила ни морального, ни материального удовлетворения. Тогда я опускала руки, и мне уже ничего не хотелось. Но когда я вспоминала о зрителях, о том, что они идут на концерт, отдавая, быть может, последние свои деньги, идут слушать Ирину Билык — у меня появлялись силы и снова хотелось петь и работать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно