ИМЕЕМ — НЕ БЕРЕЖЕМ, ТЕРЯЕМ — ПЛАЧЕМ

4 декабря, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск №49, 4 декабря-11 декабря

На прошлой неделе в Санкт-Петербурге академично-чопорная публика Мариинского театра приветствовала дебют молодого балетмейстера...

На прошлой неделе в Санкт-Петербурге академично-чопорная публика Мариинского театра приветствовала дебют молодого балетмейстера. В течение двух вечеров знаменитый балет исполнял три новых хореографических произведения Алексея Ратманского - одноактный балет «Поцелуй феи» И.Стравинского, «Поэму экстаза» А.Скрябина и «Дуэт» на музыку Ю.Ханина. Солисты премьерных спектаклей - ведущие балерины и танцовщики прославленной труппы: У.Лопаткина, Ж.Аюпова, И.Ниорадзе, С.Захарова, В.Парт, Д.Павленко, В.Самодуров, Д.Корсунцев, В.Баранов...

Под сенью голубого купола Мариинки собрался весь театральный бомонд Санкт-Петербурга. Событие было весьма неординарным: на сцене академического театра, с незапамятных времен считавшегося своеобразным заповедником спектаклей классического наследия, появилась современная хореография! Политика бывших руководителей театра-музея исключала всякую возможность осовременивать репертуар. Смертным грехом считалось допускать в театр «варягов», а тем более молодых балетмейстеров.

Но театр без новых постановок - мертвый театр. Это стало аксиомой для представителей «новой власти», сменившей старую в 1996 году (художественным руководителем стал главный дирижер театра Валерий Гергиев, директором балетной труппы - Махар Вазиев). Первую брешь в традиционно-классической афише пробила хореография Джорджа Баланчина, перенесенная на сцену Мариинки хранителями наследия мастера. Потом появились и произведения Ролана Пети. В планах нового руководства - приглашение лучших балетмейстеров мира: Джона Ноймайера, Матса Экка, Мориса Бежара, Уильяма Форсайта...

Счастливое стечение обстоятельств помогло Алексею Ратманскому стать первым в блистательном ряду современных балетмейстеров, которым будет открыт эксклюзивный доступ на сцену легендарной Мариинки. Пусть же сценическая судьба новых постановок 30-летнего автора будет удачной!

Можно смело сказать, что труппа Мариинского театра восприняла нового человека доверительно, без элитарного снобизма, который нередко присущ артистам солидных коллективов. Но ведь Ратманский - профессионал: конкретно ставит задачу, ясно видит общую картину. За всем этим, конечно же, стоит большая предварительная работа, нередко сопряженная с муками творчества... Зато потом - динамичные репетиции, полные смелых идей и запоминающихся композиций. Ратманский - великолепный танцовщик - сам демонстрирует свои композиции исполнителям. Рядом с ним всегда жена Татьяна. Они вместе приехали в Питер. Правда, Таня сейчас чаще выступает в роли мамы, нежели ассистента мужа-балетмейстера - сынишке всего восемь месяцев. Однако, вырвавшись на репетицию, она сразу становится строгим экспертом и надежным помощником.

Старинный город на Неве встретил меня последними, неожиданно ласковыми лучами осеннего солнца, но больше всего, конечно, согревали встречи - дружеские и плодотворные. Результат одной из них - интервью с Алексеем Ратманским.

- Очевидно, будущим историкам балета нетрудно будет проследить за географией вашего творчества, которое пока подразделяется на четыре периода: московский, киевский, виннипегский и копенгагенский. Как вы себя чувствуете в Дании?

- Превосходно! В театре у меня великолепный репертуар, о котором в Киеве я мог только мечтать, хорошие уроки, разумная организация труда, комфортная жизнь и прекрасные условия для воспитания сына. Одним словом, все очень хорошо! Копенгаген - чудесный старинный город с давними традициями. В этом городе находится главный театр страны - Датский королевский театр, оперно-балетный и одновременно драматический. Гордостью театра является его оркестр, основанный в 1448 году. Датский балет - также один из старейших в мире. Сейчас в труппе около ста человек.

- Каков репертуар Датского королевского балета?

- Он весьма разнообразен. Прежде всего в нем много старинных балетов Бурнонвиля. Спектакли сохранены в том виде, в каком они были поставлены автором (датчане необычайно педантичны в воспроизведении своей классики!). Балеты Бурнонвиля - своеобразная визитная карточка датского королевского балета - они всегда были, есть и будут в репертуаре театра. Кроме этого, идут постановки Мориса Бежара, Джона Ноймайера, Иржи Килиана, Матса Экка, балеты Баланчина, «Дон Кихот» в редакции Нуреева... Есть в репертуаре хореография Сержа Лифаря - знаменитая «Сюита в белом» на музыку Э.Лало в постановке Сержа Головина и Клод Бесси. Истинное украшение репертуара - «Этюды», изумительный балет в стиле класс-концерта на музыку К.Черни, который поставил еще в начале века датский балетмейстер Харальд Ландер.

- Что может быть лучше для театра, чем иметь возможность приглашать к себе лучших хореографов мира!

- У театра есть на это средства. На девяносто процентов Датский королевский театр субсидируется государством и поэтому является одним из самых благополучных и стабильных театров в мире. Это - гордость и достояние всей страны, национальная святыня.

- Как относятся в Датском королевском театре к артистам?

- В Дании любой служащий театра: артист, гример, уборщик - с достоинством занимает свое место. Там никого не посмеют унизить, там этого просто не потерпят. Руководство театра идет навстречу моим просьбам и отпускает на постановки. Сейчас для меня важнее ставить свои балеты, чем часто ездить на гастроли.

- О вас много пишет московская критика. Поздравляю, вы становитесь знаменитым! Судя по прессе, ваш творческий багаж пополнился новыми яркими постановками - в Большом театре успешно идут три ваших балета: «Каприччио» (музыка И.Стравинского), «Прелести маньеризма» (музыка Р.Штрауса) и «Сны о Японии» на традиционную японскую музыку. Как вы попали в Мариинку?

- В январе этого года в Питере проходили гастроли Большого театра. Были показаны «Сны о Японии» и «Прелести маньеризма» - в афише это называлось «Вечером современной хореографии». Пресса хорошо отозвалась о балетах. Вскоре после этого ко мне в Копенгаген позвонили Гергиев и Вазиев и предложили на мое усмотрение поставить что-либо для балетной труппы Мариинского театра.

- Право, не каждый день поступают такие предложения. Ваши ощущения при этом?

- Я был в восторге. Пообещав сообщить свои соображения через неделю, начал мучительно думать, что же предложить. Неожиданно меня захватила «Поэма экстаза» А.Скрябина. Произведения Юрия Ханина давно мне не давали покоя. Итак, думал я, две постановки есть, а третьей будет «Поцелуй феи» И.Стравинского. Все предложенное мной Гергиев одобрил... В начале октября я приехал в Петербург на постановочные репетиции. С балетной труппой Мариинского тетра был знаком мало, однако в процессе работы быстро понял, что имею дело с первоклассными исполнителями.

- Посещая в Петербурге репетиции, я с интересом наблюдала за тем, как серьезно и вместе с тем доброжелательно воспринимали артисты прославленной труппы ваши замечания и предложения. В зале царила атмосфера взаимопонимания и сотворчества, работа шла четко, слаженно. Не страшно ли было находиться в святая святых - Мариинке?

- Во время работы я старался об этом не думать, чтобы не трястись от страха! К тому же мне очень помог опыт работы в Киеве и в Москве. Постановка в Петербурге - очень важный для меня этап. После этого предстоит новая работа в Большом театре. Пока все складывается замечательно: мои постановки в России идут на сценах лучших театров... Понимаю, удача - дама непостоянная. Интерес к себе надо постоянно подогревать. Мечтаю поставить что-нибудь на Западе. Но это весьма проблематично, так как бытует мнение, что русские ставить не могут.

- Помнится, года два назад главный балетмейстер Национальной оперы Анатолий Шекера в ответ на мой вопрос: «Почему в театре не дают работать молодым балетмейстерам?» ответил вопросом: «Кого вы имеете в виду - Ратманского? Да ему еще надо учиться и учиться!..» Уж не по заветам ли своего бывшего шефа вы, Алексей, с упоением создаете балеты в Большом и в Мариинке?..

- Перипетии тех киевских событий я часто вспоминаю. Помню, как мне заявили: «Театр может обойтись без вас»... Надеюсь, что Мокренко и Шекере стало намного легче после того, как я ушел из театра. Зла на них не держу. Ну, выжили еще одного артиста, подумаешь, велика беда! Я теперь благодарен им за это. В моей жизни все изменилось к лучшему.

- А вот в нашем киевском театре - увы, наоборот...

- Как-то в свое время Майю Плисецкую попросили прокомментировать, что происходит в Большом. Она ответила: «Как плесневел, так и будет плесневеть». Невольно напрашивается аналогия...

Алексей Ратманский был украшением украинского балета. В Киеве он создал свои первые хореографические опусы и мечтал осуществить интересные замыслы... Увы, молодой талантливый танцовщик и балетмейстер пришелся не ко двору в Национальной опере Украины. По вине ретроградов от искусства он вынужден был уйти из театра. Ныне Ратманский успешно творит за рубежом. Кто следующий из списка «неугодных» артистов на очереди?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно