...И ОДИНОЧЕСТВО, СКВОЗЯЩЕЕ, КАК МЫСЛЬ

2 февраля, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №5, 2 февраля-9 февраля

Я хочу представить нашему читателю безумно талантливого автора, который пролил свет на давно запрещенную тему, запрещенную для нашего сознания...

Я хочу представить нашему читателю безумно талантливого автора, который пролил свет на давно запрещенную тему, запрещенную для нашего сознания. В книге Назипа Хамитова «Одиночество женское и мужское» речь пойдет не столько о сексе, хотя и ему отведено немало места, а о создании своеобразной философии одиночества. Блуждание по лабиринту мысли, раскрытие таинств души, эротическое единство и психологическая дисгармония мужчины и женщины - вот составляющие этой книги, которая читается залпом, поскольку она - более чем бестселлер. Популярность книги велика, и свидетельством тому является ее перевод в ближайшее время на немецкий язык.

- Ваша книга посвящена Лане Свит, которая глубже всех проникла в ваше одиночество. Как глубоко это было?

- Лана Свит - это один из членов «Ассоциации философского искусства» и один из наиболее близких моих друзей. Глубина проникновения ее в мое одиночество - это глубина понимания моего творчества, непохожести этого творчества на привычные формы философии. Я очень благодарен ей за ее переживание моей инаковости к миру вообще и к литературно-философскому миру современности.

- Вы пишете о поиске любви. Вы ее нашли?

- Да, кажется, я нашел любовь. Но любовь - это вечно разворачивающееся и вечно обновляющееся чувство, которое постоянно требует одиночества и постоянного выхода в новое общение. И тут бы я согласился с известным американским философом и психологом Э.Фромом, который говорит о том, что любовь эротическая имеет смысл только как выход в более полную любовь, в которую включены и братская любовь, и любовь к самому себе, любовь к Богу. И в этом смысле любовь нельзя найти, а нужно вечно искать.

- Вы живете иллюзиями любви или ее плодами?

- Я бы сказал, что платоническая любовь всегда есть иллюзия, но Иллюзия с большой буквы. Любовь - это не фруктовое дерево, которое может приносить плоды, подобные яблокам. Любовь постоянно требует творения иллюзий, создания мифа о том, кого любишь. Этот миф есть духовно-творческая реальность каждого из нас, и если убрать эти мифы, то вокруг нас окажутся только чуждые, постылые люди обыденности. В каждом человеке есть обыденное начало, некий ритм повседневности, эгоистический и безликий, но в каждом человеке есть и нечто мифически-творческое, его сокровенное Я. Когда мы создаем миф о любимом человеке, мы прорываемся сквозь слои обыденности к своему сокровенному Я. Может быть, в этом прорыве и заключается наивысшее эротическое наслаждение любящих. Однако очень важно соединить два мифа: каждого из любящей пары в тот единый миф, который и делает возможным превращение влюбленности в любовь?

- Брак есть великое таинство, соединяющее с Богом. Но семья - могила личности, гавань обыденности. Как, по-вашему, разрешить это противоречие?

- Брак - это попытка узаконить любовь как с точки зрения общества, так и с точки зрения любящих. Общеизвестно, что брака больше желают женщины, хотя сам институт парной семьи был создан мужчинами. Семья же - это брак, протекающий в сумерках обыденности. Разрешение противоречия брака и семьи возможно через появление некоего третьего начала, которое и есть любовь с ее Мифом, - т.е. сотворчеством двоих, сотворчеством не вещей и даже не культуры, а жизни.

- Какие разновидности проституции вы находите в нашем обществе?

- Я, конечно, вряд ли могу считать себя экспертом по проституции. Но кое-что сказать должен. Прежде всего, это, конечно, политическая проституция, которая характерна для любого общества с выборной властью. Но в нашем породило наиболее дивно пахнущие цветы. А если серьезно, то, вероятно, существует один единственный вид проституции: продажа своей свободы слабым человеком более сильному. Поэтому в нашем обществе, которое сделало женщину исключительно беззащитной и слабой, в отличие от европейской женщины, процветает такой вид проституции, как брак по расчету. Но так как слабы в наше время не только женщины, но и мужчины, мужская проституция становится почти узаконенным явлением в искусстве и в жизни.

- Можно ли, по-вашему, избавиться от проституции?

- Наверное, до тех пор, пока будет жив последний представитель вида Homo sapiens, это будет невозможно. Освобождение от проституции есть освобождение от современного мифа вообще, в котором возможно наслаждение без любви.

- Вам импонируют старые девы?

- Их можно уважать за мужество жить в одиночестве, не разменявшись на соединения со случайным и жалким партнером. В известном смысле, огромное количество женщин, даже утратив физиологическую девственность, остаются духовными старыми девами, ибо истинное мужское начало так и не входит в них и не дает им полноты бытия.

- Вы - маньяк одиночества?

- Нет, я отнюдь не маньяк одиночества. Более того, если б я был таковым, то вряд ли захотел бы написать книгу об одиночестве, ибо любая книга есть стремление к общению.

- Стоит ли преодолевать одиночество?

- Можно, конечно, ответить «нет». Однако практически любой человек, попадая в ситуацию одиночества, стремится выбраться из нее. Другое дело, что есть одиночество отвергнутого родом, отчуждение и добровольно выбранное одиночество - уединение. Второй вид одиночества - всегда связан с творчеством, и он рано или поздно выводит человека к истинному общению с миром.

- По какую сторону одиночества вы предпочитаете находиться: по ту или по эту?

- Само одиночество есть граница, некое пограничное бытие человека. Я предпочитаю переступить эту границу, пройдя сквозь ее трагизм, и выйти от суетливого общения обыденности к чему-то более глубокому и наполненному смыслом, к тому общению, которое достойно Вечности.

- К какому философскому течению вы себя относите?

- Мне весьма близки такие философские течения, как религиозный экзистенциализм и персонализм - прежде всего персонализм нашего соотечественника Николая Бердяева. На этом основании я стараюсь строить собственное миропонимание, которое я назвал бы мистическим реализмом и которое проявляется не только в теоретической, но и в художественной форме. Так, например, в русле мистического реализма сделан мой роман «Невеста Сатаны».

- Есть ли еще сторонники этого направления?

- Да. И они объединены в «Ассоциацию философского искусства». Что такое философское искусство? Согласно моему миропониманию, философия есть духовное разрешение основного противоречия Времени. Философское искусство венчает собой такое явление, как философия, ибо высказывает философские истины не в монологе, а в диалогах своих персонажей и дает возможность мощнейшего сопереживания своим идеям. Оно наполнено смысло-образами, которые возвышают его над понятиями теоретической философии и над образами обычного искусства. Поэтому Гете и Достоевский были не меньшими философами, чем Гегель и Хайдеггер. Что касается деятельности «Ассоциации философского искусства», то это, прежде всего, регулярно действующие философские семинары, где в живом общении соединяются люди самых разных философских парадигм. С другой стороны - достаточно широки международные контакты, особенно с Германией, через общество культурных связей с зарубежными странами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно