ГогольFest и контекст: взгляд пианиста

25 сентября, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №35, 25 сентября-2 октября

В нынешнем году Гогольfest поражает масштабами (проект развернулся на территории ВДНХ) и плотностью программы: даже завсегдатаи не способны охватить все мероприятия. Ярким стартом феста стал арт-проект "Искусство войны", работа над которым объединила режиссера Влада Троицкого и музыканта Алексея Ботвинова. Известный пианист рассказал ZN.UA о своем сотрудничестве с Троицким, поделился мнением относительно фестивальных приоритетов в Украине, рассказал также о собственном опыте создания с нуля фестиваля Odessa Classics.

© report.to Flickr/thegogolfest

В нынешнем году Гогольfest поражает масштабами (проект развернулся на территории ВДНХ) и плотностью программы: даже завсегдатаи не способны охватить все мероприятия. Ярким стартом феста стал арт-проект "Искусство войны", работа над которым объединила режиссера Влада Троицкого и музыканта Алексея Ботвинова. Известный пианист рассказал ZN.UA о своем сотрудничестве с Троицким, поделился мнением относительно фестивальных приоритетов в Украине, рассказал также о собственном опыте создания с нуля фестиваля Odessa Classics. 

 

— "Искусство войны" вы прежде представили в Одессе, еще в июне, а в сентябре — этот проект в афише Гогольfest. Есть ли разница между одесской и киевской версией "Искусства"? 

— Разница в особенностях локаций. Одесская филармония и огромный выставочный павильон ВДНХ, напоминающий ангар для самолетов. Но Троицкий сделал невозможное: он оживил это пространство. Сильное качество Влада в том, что он может здорово — по творчески — осваивать любые пространства. Ведь музыка, концепция, текст — те же (как и в Одессе), но картинка — иная, совершенно другая версия. Рад, что на первом фестивале Odessa Classics был именно этот проект. Для нашего молодого музыкального фестиваля это здорово. 

— Что вам дало сотрудничество с Троицким? Сошлись ли характерами с Владом в создании "Искусства войны"? 

— Я уважаю его как творческую личность, как культуртрегера. Гогольfest — важная и правильная институция. Влад с самого начала делал полидисциплинарный фестиваль. Этим и добился прорыва в украинском культурном пространстве. 

Мы только познакомились — и сразу загорелись сделать что-то совместно. 

Идеологическую концепцию предложил Влад: "Искусство войны" — тексты китайского стратега-философа Сунь-Цзы (V в. до н.э.). А выбрать музыку он доверил мне. В плане творческой работы это было идеальное сотрудничество. Бывает, встречаются разные художники с непростыми характерами. Но потом на все закрываешь глаза — ради искусства. В нашем случае была творческая гармония.

— Как бы вы определили место непосредственно Влада Троицкого на нашем теперешнем культурном ландшафте? Многих консерваторов его активность раздражает. А креативная молодежь тянется к нему под крыло. 

— В Украине есть талантливые режиссеры. Но Влад — больше чем режиссер, он именно культуртрегер. Человек, который может быстро и мощно повлиять на развитие арт-процесса в стране. 

Это пример того, "как" должно развиваться современное искусство. Уникальная черта Влада — умение работать с молодежью. Он для них как гуру. За этим интересно наблюдать: как они коммуницируют на одном языке, как заряжаются от него энтузиазмом и правильным подходом к искусству. 

То есть его роль в арт-процессе особая. Поэтому и хочется, чтобы эти начинания держались не только на голом энтузиазме, но и на серьезной поддержке меценатов, государства. 

Увы, власти не понимают важности культуры для социума. Еще лет пять назад у меня в Донецке был концерт. И тогда я говорил, что у нас — большие проблемы в культурной политике, растет новое поколение людей, которое не имеет базовых культурных ценностей. Тогда же говорил, что мы можем превратиться в страну, где богатые будут находиться за колючей проволокой с напряжением, а с другой стороны будут стоять бедные, а если электричество выключится, то будет кошмар. 

Уверен, трагические события, произошедшие с Донбассом, были бы невозможны, если бы 25 лет государство не плевало на культуру. Культура — мощный инструмент, который может нести мораль и для общества, и для конкретного индивидуума. 

Украина как страна на оперной карте мира отсутствует. Она там присутствует в виде большого количества людей, которые хорошо поют и танцуют. Но огромные институции — Киевская, Одесская оперы — в этот процесс по-настоящему не вовлечены. 

— Если Одесская опера не вовлечена в общеевропейский процесс, то вы в этом году, судя по всему, решили сделать серьезный вызов… То есть буквально с нуля организовали Odessa Classics — фестиваль не популярной, а классической музыки. Каково поднимать фестивальную махину? 

— Понимал, что будет непросто. Но до какой степени "непросто" — не ожидал! Хорошо знаю, как делаются фестивали. Даже в маленьких городах Европы некоторые фестивали — это бренд того или иного города. 

Например, фестивали в Муртен (Швейцария) или в Вербье (Швейцария). Это небольшие города. Но об их фестивалях знает вся Европа! 

Уверен, что и наша Одесса обречена стать фестивальным центром разных по направлению форумов. Еще на этапе подготовки Odessa Classics думал, что у меня будут три составляющие по финансированию — спонсоры, городской и областной бюджеты. Естественно, зрители. 

Получилось так, что государственного бюджета не было. Не поддержали ни власти, ни область. Они — "за": мол, вы молодцы, давайте, делайте, но денег нет… 

А как можно сделать фестиваль без финансирования? 

Правда, сейчас любое мероприятие называют "фестивалем". Может быть, например, даже "фестиваль баклажанов". Поставьте на Дерибасовской на два часа баклажаны — и назовите этот процесс "фестивалем". 

Но уж если мы говорим о серьезном фестивале, то без бюджета он невозможен. Пришлось идти к спонсорам — по второму и даже по третьему кругу. В конце концов, все образовалось. К сожалению, время и усилия (на 90%) уходят на поиск спонсоров. Но я оптимист. Поэтому, надеюсь, власти увидят и поймут, что есть хороший результат — и помогут. 

Ведь фестивали нужны не только для организаторов и публики в первую очередь, но и для города. Тем более, в такое непростое кризисное время в нашей стране. 

Гогольфест_3
report.to Flickr/thegogolfest

— А существует статистика — какое количество зрителей посетило ваш дебютный фестиваль? 

— Около 7–8 тыс. зрителей присутствовали на концертах, других акциях. Планировали сделать open air  — тогда было бы еще 25 тыс. Но не вышло из-за отсутствия финансов. Также Odessa Classics —
фестиваль полидисциплинарный. Этот принцип построения форумов сейчас набирает обороты во всем мире. В программе — не только классика, но и художественные выставки, джазовая составляющая, поэзия. Например, персональная выставка Александра Ройтбурда. Впервые в Одессе благодаря фестивалю его выставка состоялась в Музее западного и восточного искусства. У нас были дискуссии, мастер-классы. 

— Алексей, что скажете о фестивальном движении в Украине — с позиции человека, активно выступающего в Европе? 

— Есть представление, что его нет. Многие знают о Гогольfest. На Западе говорят о нем как о брендовом проекте. Есть фестиваль Альфа-джаз. Конечно, Одесский кинофестиваль, кинофестиваль "Молодость". Думаю, что со второго-третьего этапа и Odessa Classics выйдет на высший уровень. 

Пока мы сами критически на себя не взглянем — никуда в этом плане не двинемся. Ведь есть объективные вещи — количество качественных фестивалей и количество подлинных звезд, приезжающих в Украину. Пока, увы, Украина — белое пятно на культурной (фестивальной) карте Европы. 

— На фестиваль Odessa Classics трудно было уговорить приехать такую звезду как Паата Бурчуладзе?

— Трудно. У многих были опасения: на каком уровне будет этот новый форум? Еще и сложная ситуация с войной: несколько артистов отказались — сказали, мол, хотим к вам, но попозже, у вас неспокойно. 

Тем не менее, всем, кто приехал, необычайно понравилось. Это положительный имидж не только для Одессы, но и страны. Потому что для многих людей в Европе Украина — это война, здесь проливается кровь. У нас был девиз: "Одесса — то место, где музыканты всего мира чувствуют себя как дома". 

— Вы выступаете не только в Европе, но и в украинских городах. С какими трудностями чаще всего приходится сталкиваться — именно у нас, организуя концертную деятельность?

— В Украине существует главная такая трудность — ограниченное количество качественных роялей. Да, есть замечательные инструменты в филармонии, в опере. Но в других залах их нет. Выясняется, что качественный инструмент у нас достать практически невозможно. Или это стоит слишком дорого. 

То есть если выходишь за границы филармонии — звук страдает. 

Это опять же общая культурная ситуация. 

Кстати, существует статистика, связанная с роялями. Кризис 2008-го по одним странам ударил больше, по другим — меньше. Там вот есть еще одна корреляция: в какой стране больше роялей, значит, по той стране кризис ударил меньше. В нашей стране неимоверно мало качественных роялей… 

Гогольфест_1
report.to Flickr/thegogolfest

— Ваш репертуарный приоритет — музыка Баха и Рахманинова. В "Искусстве войны" — музыка барокко и минималисты ХХ века… 

— Да, часто играю Баха. Но для "Искусства войны" драматическая музыка абсолютно не подходила, зато подходила музыка барокко — Гендель, Бах, также музыка конца ХХ в. — Альфред Шнитке, Филип Гласс, Арво Пярт. 

Сегодня европейская музыка на каком-то новом витке. Ведь барокко — через романтику — подошло к постромантизму... 

Стало ясно, что нужно возвращаться к корням. Музыка Арве Пярта звучит как необарокко. И мы возвращаемся к нему — к мелодии, к гармонии. Это доступная музыка, ее может слушать даже человек неподготовленный. 

В 70-х, когда я был ребенком, думал, что музыка "закончилась". Мне категорически не нравилось то, что происходило в музыкальном процессе. А сейчас новый процесс развития. И в этом смысле новая музыка современных авторов — неоклассиков, минималистов — созвучна с композиторами барокко. 

— А каков репертуар чаще всего востребован во время ваших гастролей? 

— В концертах играю разные произведения: от Баха и до современной музыки. После Майдана в Европе возник большой интерес к украинской культуре, в частности к музыке. 

Сейчас я стал больше играть украинских современных авторов — Сильвестров, Караманов, Фрейдлин. У меня есть специальная программа, где в первом отделении исполняю европейскую музыку, во втором — современную украинскую. 

Некоторые современные композиторы совершенно не проигрывают классике. Это вызывает у европейской публики одновременно и уважение, и удивление. Это тренд последнего времени.

— А в чем особенность вашего репертуарного конька — "Гольдберг-вариаций"? 

— Скоро 300-й раз сыграю это произведение! "Гольдберг-вариации" несказанно объемны, идут до полутора часов подряд без паузы. "Вариации" написаны для двух мануалов, т.е. двух клавиатур, но мы играем на одной. Это не просто энциклопедия баховского стиля, а уникальное произведение, некое пророчество в музыке. В нем можно услышать и ростки венской классики, и романтики, и даже музыку
ХХ века. Соответственно, в плане концепции весьма непросто играть такую музыку. Но, допустим, в Европе такая музыка имеет культовый статус. Например, существуют опросы среди меломанов: какое произведение вы бы взяли с собой на необитаемый остров? Часто побеждают именно "Гольдберг-вариации". То есть получается, что это шедевр, квинтэссенция Баха и европейской музыки. 

Я уже сроднился с этим произведением: мы вместе уже больше 20 лет. Еще в 1997-м в Швейцарии записал диск, который попал на второе место в хит-параде и до сих пор продается, переиздан, потому что запись получилась необычайно удачная. 

— Недавно на одном из порталов появился ваш тревожный блог о судьбе Европы и ее культуры в связи с теперешними сложными миграционными процессами… 

— Культура Европы сильна. Но существует конфликт между миром христианской цивилизации и миром агрессивной части ислама. Не замечать этого — страусиная позиция. Я же вижу своими глазами столкновения между полицией Австрии, Венгрии с беженцами: это напоминает военные картины. 

Одно дело, когда приезжает человек другой культуры и ассимилируется — с уважением к традициям данной страны. В случае с беженцами происходит по-разному. Некоторые приезжают, чтобы использовать блага цивилизации, но не хотят принимать иные ценности. Это уже не мультикультурность, а конфликт. Для меня же Европа — самое лучшее, что человеческая цивилизация когда-либо смогла предложить. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно