«ГЕТМАН ДОРОШЕНКО» НА СЦЕНЕ ФРАНКОВЦЕВ

20 октября, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 20 октября-27 октября

Национальный театр имени Ивана Франко наконец показал спектакль на злобу дня, осуществленный по пьесе Л.Старицкой-Черняхивской «Гетман Дорошенко»...

Национальный театр имени Ивана Франко наконец показал спектакль на злобу дня, осуществленный по пьесе Л.Старицкой-Черняхивской «Гетман Дорошенко». Хорошо известно, что о постановке этого произведения в театре говорилось давно, этот вопрос долго обсуждался. Говорю об этом в связи с тем, что если бы постановка была осуществлена хотя бы два года тому назад, то ее резонанс был бы намного весомей, в чем должен был бы быть заинтересован театр... Хотя и сегодня факт постановки пьесы, запрещенной в свое время и, скажем прямо, не имевшей никаких шансов быть показанной зрителю, - явление отрадное.

Старицкая-Черняхивская писала свое произведение в период жесточайшей цензуры, преследований украинской интеллигенции, когда в буквальном и переносном смысле царил тезис о том, что Украина - это окраина Российской державы. Впрочем, с точки зрения россиян это было неоспоримой правдой - Украина более 300 лет была южной окраиной России. Но истина заключалась в том, что название «Украина» происходит совсем от другого слова и понятия. Еще в начале 20-х годов ученый Сергей Шелухин исследовал, что Киевская Русь, Киевское государство также называлось Украиной и это название упоминается в списках Ипатьевской летописи с 1187 года, то есть тогда, когда Москва еще была небольшим селом. (Альманах «Хроника-2000», №2, 1992 г.)

Гетман Дорошенко, чьим именем и названа пьеса, - одна из самых противоречивых личностей в нашей истории. В описываемые времена Украина была растерзана в клочья поляками, турками и россиянами, имела нескольких гетманов, которые жестоко боролись за власть, привлекая на свою сторону иноземцев. Гетман Дорошенко хотел объединить Левобережье и Правобережье Украины, но потерпел неудачу.

За жанром пьеса Старицкой-Черняхивской - трагедия, и эта особенность предсказывала серьезные трудности ее постановки в театре, который в последнее время имел постоянный успех в постановках комедий, мюзиклов и вообще пьес, где очень много решает музыка, пение и танцы. Достаточно вспомнить лучшие спектакли - «Энеида», «Белая ворона», «Тевье-молочник», которые не сходят со сцены уже по многу лет. Также надо было учитывать и то обстоятельство, что многие актеры не имели постоянной практики в этом жанре, и чтобы там не думали, не так просто лишь через слово, без привычного драматического действия, передать накал страстей.

Второй сложностью в постановке спектакля было то, что пьеса Старицкой-Черняхивской более литературное произведение, нежели драматическое, по своей архитектонике, на мой взгляд, она очень напоминает французские классические трагедии, и, естественно, надо было стремиться к адекватному сценическому воплощению, предусматривающему некую приподнятость сценической ситуации, некую приподнятость героев и, главное, в подаче голоса. Именно в особом звучании голоса и отражен весь стиль трагедии как жанра. Осуществляя такой спектакль, надо иметь смелость предложить актерам говорить на более высоких тонах и надеяться на то, что зритель, переборов первые непривычности в связи с этим, воспримет эти условия как должное и, в конце концов, погрузится в мир трагедии.

Нет сомнений, что постановщик спектакля Владимир Опанасенко прекрасно осознавал свои задачи и, скажем так, его усилия не пропали даром.

Гетман Дорошенко в исполнении Александра Заднипровского олицетворяет духовную и физическую силу, его звучный голос даже на низких регистрах слышен в последних рядах. Однако в сценах душевных сомнений он не то чтобы был менее убедительным, но менее ярким. На мой взгляд, актер иногда переходит на драматическое изображение, а не трагическое, он не «отпускает» до конца чувств, проще говоря, не позволяет себе взвыть от боли, зарыдать от душевных страданий. Но это уже тонкости сценической культуры, а также режиссерского видения. Среди других исполнителей стоит выделить Виталия Розстального в роли российского посла в диалоге с гетманом Дорошенко. Его герой, умный, с чувством огромной силы, стоящей за ним, но не гордый, терпеливо приводит разумные доводы, которые, конечно, не будут воплощены, и Дорошенко об этом прекрасно знает.

В режиссерской концепции развития темы преобладает, на мой взгляд, некая камерность, крупные планы, отсутствие зримого влияния масс на сценическое действие, как это должно было бы ожидаться в исторической трагедии, каковой является произведение Старицкой-Черняхивской. И здесь сразу становится заметной борьба режиссера со сценическим пространством. Огромная сцена театра имени И.Франко как бы растворяла и приглушала концентрированную в персонажах и действии страсть. Режиссеру пришлось прибегать к внешним приемам, множеству переходов, часто логически не вполне убедительным. В преодолении сценического пространства не помогало и художественное оформление Б.Барибы, оно слишком «прозрачно», мало содействует актеру, с трудом воспринимается зрителем.

Все сказанное, впрочем, ни в коей мере не подвергает сомнениям виденья режиссера, воплощение которого, очевидно, зависит и от суммы, выделенной на постановку. Спектакль представляет немалый интерес как первая постановка пьесы украинского интеллектуала Людмилы Старицкой-Черняхивской.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно