Генпродюсер «Интера» Анна Безлюдная: «Любой итог «Великих українців» все равно бы кому-то не понравился» - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

Генпродюсер «Интера» Анна Безлюдная: «Любой итог «Великих українців» все равно бы кому-то не понравился»

23 мая, 2008, 13:38 Распечатать

Текущий скандал вокруг «Великих українців» топ-менеджмент «Интера» старался как бы не замечать. Редкие скупые блиц-комментарии...

Текущий скандал вокруг «Великих українців» топ-менеджмент «Интера» старался как бы не замечать. Редкие скупые блиц-комментарии. Или вообще отсутствие оных. После определенных переговоров Анна Безлюдная все же согласилась пообщаться с «ЗН» на тему, которая откровенно портит нервную систему... Ответы генпродюсера, как мне показалось, довольно эмоциональны.

— Анна Витальевна, вокруг результатов проекта «Великие украинцы» много споров. Собираются создать даже временную следственную комиссию в парламенте...

— Пусть создают! Если парламенту нечем больше заниматься. Но я бы в первую очередь задумалась над иным — над культурным уровнем тех людей, которые уже переходят все мыслимые границы... «Кто-то» «что-то» «кому-то» «где-то» сказал — в кулуарах или на банкете, или после эфира — и, вы меня простите, разве эти слухи могут быть предметом для обсуждения в парламенте?

Я считаю, что этот скандал или же дискуссия (кому как больше нравится), инициированный вокруг проекта «Великі українці», — чистой воды провокация. Настаиваю на этом. Причем провокация с сугубо политическим подтекстом.

— О «провокации» и «подтексте», как вы говорите, будет отдельный вопрос… А сейчас вопрос более обобщающий: о пользе и издержках проекта, который в обществе воспринят столь неоднозначно?

— Говоря о несомненной важности этой резонансной программы для страны, для общества, я уверена: проект во многом выполнил ту миссию, которая на него и была возложена. Огромное количество людей, даже те, кто не принимал участия в голосовании, но при этом смотрел шоу (а его доля была высокой на протяжении всех этапов) задумалось: «А кто мы?». Это, на мой взгляд, полезно для страны, которая обрела независимость относительно недавно. Что такое семнадцать лет нашей независимости? Это юношеский возраст. И если мы говорим о самоидентификации нации или о том, что страна должна знать своих героев, — то вот же они… Пожалуйста, изучайте их, любите, восхищайтесь ими!

Мы реализовали телепроект, который пусть в чем-то и спорен, но интересен украинской нации. И эффективность его в просветительском ключе. Ведь ежедневная политическая суета вообще не дает понимания того, что происходит. Большинство украинцев, увы, не гордятся своей страной.

Поэтому мы и покупали лицензию, и работали над программой, которая оказалась не из легких. Мы сознательно поставили документальные фильмы о Великих в прайм — 22.30, понимая, что они не возьмут высокой доли. Но мы пошли на это, поскольку не могли унизить этот проект, отработав его формально, с точки зрения рейтинга. Важнее идеология — рассказ о тех, кто был и останется гордостью Украины. Как бы пафосно это сейчас ни прозвучало...

Что еще показала программа? Она также диагностировала и нынешнее состояние нашего общества…

— И какой, по-вашему, этот «диагноз»?

— Он очевиден — общество больно. Если возникают подобные скандалы вокруг просветительского проекта.

— Но скандал-то возник не вокруг проекта, а после оглашения итогов «волеизъявления», которые, по мнению вашего же редактора, оказались откровенно сфальсифицированными.

— Возьмем любого великого из финальной десятки… Фигура Тараса Шевченко — однозначна. Кто скажет что-то против него? Леся Украинка? Не вызывает возражений. Иван Франко или Николай Амосов? Разумеется, и они как бы «вне дискуссии». Теперь возьмем фигуру Степана Бандеры — несомненно, это особая страница в украинской истории. Но разве вы будете возражать, что именно эта личность не вызывает споров и разногласий? И если Шевченко или Леся Украинка — в большей степени гуманитарная сфера, то Бандера — в первую очередь политическая. Отсюда — из-за политики — и подобный накал страстей. При этом есть определенные факты. За несколько дней до итогов «Великих українців» на сайтах появляется информация: «Лідирують «несподівані». Это — 12 мая. А финал — 16 мая. И есть прямая речь шеф-редактора проекта: «Если бы голосование завершилось сегодня, то результаты вызвали бы острую дискуссию…»

Это кто вызвал бы эту дискуссию? Франко? Леся Украинка? Шевченко? В том-то и дело, что подобный шаг был заранее просчитан с целью как-либо повлиять на финальные итоги. И каковы мои действия в этом случае? Я заявила тут же: «Меняем пароль! Ибо это не что иное, как чистый слив данных и давление на ход голосования!»

Да, тысячи людей, возможно, и не заметили подобной информации. Но для других — тысяч — это, возможно, стало сигналом к действию? И разве шеф-редактор проекта мог подобное делать? Конечно, нет. Это разглашение конфиденциальной информации. Поэтому доступ к результатам на финальном этапе голосования был закрыт для всех. Я не уверена, какие бы «комментарии» могли появиться в СМИ или на сайтах 13, 14, 15 или даже 16 мая? И потом, представьте, какой это удар по имиджу… Даже не канала, а страны, если бы из-за подобного проект мог сорваться.

— Получается, вы единственный человек, который до the end знал «сколько» и «за кого»? В таком случае откуда же эти тысячи голосов в течение суток, как снежный ком счастливо свалившиеся на голову мудрого князя?

— Это — массовое голосование.

— До этого, получается, за князя голосовали не «массово», а только в последний день фантастическая электоральная активность?

— Вы можете сами проводить эксперименты — в отношении того, как можно голосовать, если мне не верите... Абсолютно реально купить сотни карточек, десятки телефонов — и эсэмэсить… А Ярослав Мудрый, кстати, в нашем рейтинге никогда не опускался ниже четвертого места — поддержка у него всегда была стабильная.

— В таком случае как объясните политический след в этом скандале?

— Что вы называете «политическим следом»?

— Следы представителей «Партии регионов», которые, по версии Кипиани, и организовали массовые «боления» — волеизъявления за своего избранника — назло Бандере.

— Если у некоторых людей слишком воспаленное воображение, то я никак не могу на это повлиять. И никак не собираюсь подобное комментировать!

— В таком случае, кто приглашал в проект «Великі українці» в качестве одного из авторов — «адвокатов» — Табачника Дмитрия Владимировича? Непосредственно вы? Кипиани?

— Все кандидатуры по «адвокатам», то есть тем людям, которые бы отстаивали того или иного Великого украинца, были предложены творческой группой программы. И список кандидатур был предложен мне на утверждение. Шеф-редактор программы принимал в этом прямое участие. Безусловно, перечень утверждала я. В самом проекте было задействовано много специалистов — историков, филологов, искусствоведов. Выдвигались самые разные кандидатуры. Фамилия Табачника — подчеркну — не оспаривалась ни разу. В том числе и со стороны Кипиани. Как появился Табачник, так он и остался. Ни у кого это возражений не вызывало. Мы искали людей небезразличных к истории и к определенным историческим деятелям. Тот же Дмитрий Корчинский — интересный ведущий, разве нет? Тарас Чорновил — его рассказ очень эмоциональный и личностный. Конечно, можно было бы пригласить «немедийных» ведущих, хоть и прекрасных специалистов в своей сфере. Но ведь есть определенные законы жанра, — передачу должны смотреть! И имя здесь играет не последнюю роль. И потом, есть определенные нюансы самой лицензии: обязательно должны быть узнаваемые люди, которые сами хотели бы говорить о том или ином герое. Как, например, Святослав Вакарчук, который неравнодушен к Ивану Франко. Или Богдан Ступка, который по хорошему одержим Тарасом Шевченко.

— Объясните на милость, а каким образом могло произойти так называемое «изъятие» тысяч голосов — под занавес передачи. Когда Лобановский и Сковорода (по утверждению экс-шеф-редактора) в итоге остались с гораздо меньшими показателями (минус 3000 каждый), нежели имели за три дня до финала? Это что за фокус?

— Это неправда. Такого не было. Люди пользуются непроверенными данными или сознательно провоцируют ситуацию. Зачем кому бы то ни было на канале подобным заниматься? Какая цель? «Изъять» по три тысячи голосов у того или иного героя — и что? Разве это может повлиять на финальный исход?

— Но эти же данные не с потолка?!

— Не знаю. Провокационные заявления и недостоверную информацию я обсуждать не собираюсь! Мы вместе с провайдером «ВИА Телепорт» на днях опубликуем официальные данные о ходе голосования, чтобы поставить точку в этом деле, поскольку дальнейшее обсуждение несуществующих вещей унижает страну, людей, которые смотрели программу, и телеканал, который его реализовал. Любой результат, не сомневаюсь, все равно бы кому-то не понравился. Технических ошибок на проекте быть не могло. И никакого вмешательства канала в процесс голосования также! Это вопрос нашей чести и репутации.

— Вам уже известна реакция представителей ВВС на украинский телескандал?

— ВВС — серьезная компания. И реагировать на подобные провокации, тем более с политическими мотивами и в чужой стране, — вряд ли им это интересно. Реакция ВВС на этот проект уже была. Реакция позитивная, поскольку проект действительно масштабный и резонансный.

А «фальсификации», о которых говорят некоторые, не имеют ничего общего с итогами программы. Да, возможно, определенная группа болельщиков, скажем так, и проявила большую активность и организованность — и поддержала таким образом своего «кандидата». Сторонники другого «великого» — оказались менее активны… Но это же не по принуждению! Не силой же их заставляли отправлять смс? По кандидатуре Степана Бандеры тоже вначале была заметна целенаправленная и довольно организованная активность — с одних и тех же номеров. Теперь и это оспаривать? Это право голосовавших, это их выбор! Известны факты, когда в Западной Украине стояли палатки, в которых находились мобильные телефоны, — и там призывали голосовать исключительно за Степана Бандеру. Бесплатно. Когда люди спрашивали «А можно за Шевченко?», ответ был «Нельзя!». Но и это не запрещено! — Люди таким образом организовывались — и это не противоречило формату проекта. Это же не выборы народных депутатов.

Как по мне, просто стыдно, что Шевченко не оказался в тройке лидеров. Но это мое личное мнение. Как я могу его навязать тем, кто голосовал персонально, или тем, кто организовывался в коллективы болельщиков? И не будь всех этих провокационных предварительных публикаций, как знать, может, все пошло бы в ином направлении.

Но я знаю одно: эти провокации реально повредили проекту. На мой взгляд, «всеобщая мобилизация» вокруг князя могла состояться как раз после необдуманных заявлений сотрудников проекта.

— Кто-либо из политиков связывался лично с вами относительно возможных итогов проекта?

— Нет. Такого не было.

— Ярослав Мудрый — как «великий», по версии «Интера», это что — действительно подсознательное желание народа наконец-то обрести для страны светлую голову?

— Я не скажу ничего нового на этот счет. Ярослав Мудрый — это действительно поиск образа, который мог бы объединить… Поскольку все, что происходит сейчас, только расслаивает общество. А это опасная тенденция для молодой страны. Да, можно много говорить о нашем прошлом… Но оно действительно у всех разное. И его уже не изменить! А думать-то надо о будущем. Надо гордиться страной. И помнить, что в истории этой страны есть место и Бандере, и другим… Только не нужно из этого делать истерику! Попросту нужно быть терпимее. Украина — одна. Но у каждого своя. И что плохого в том, что каждый любит «свою» Украину? Лишь бы не было вражды и агрессии. А так, получается, в дискуссиях мы порою реально доходим до черты… Что же, мы вскоре начнем делать друг другу генетический анализ? Анализ крови? Определять титульную нацию? До чего дойдем? И то, что я читаю в некоторых СМИ об итогах нашего проекта, меня просто повергает в ужас: Ярослав Мудрый, оказывается, ставленник «большого брата»! Ни больше ни меньше! Все перетекает в политическое русло.

Вахтанг говорит мне: «Ну они же могли на протяжении каждого дня проекта организовывать голоса за своего героя, а не в последние дни, тогда бы это не было заметно». — «Позволь, кто это, «они»?» Это как же канал может влиять на подобное? Конечно, если бы мы хотели что-то подобное сделать, думаете, у нас не получилось бы так, чтобы никто не подкопался? Я же имела доступ к информации с самого первого дня!

И еще один момент. Шеф-редактор проекта был на последнем прямом эфире. И если бы занял гражданскую позицию — пожалуйста, говори! Мы бы даже продлили программу — хоть до двух часов ночи! Дискутируй, все открыто! Я сама была на эфире и могла прийти в студию, высказать свою точку зрения. Но нет, он так не сделал. Значит, цель иная? Незадолго до финала шеф-редактор проекта сделал еще один комментарий, но уже киевской газете: «Проект направлен на стимулирование общественной активности… Так было во всех странах мира, где реализовывался этот формат. Это одно из условия формата ВВС — не давать ограничений по голосованию…» Так о чем мы спорим?

— Российское ТВ, запуская аналогичный проект, предложило зрителям несколько иное название «Имя России». Как бы без пафоса и риторики — без «великих».

— В украинском языке все очень удачно совпало — не было смысла искать другое слово. Можно найти разные аналоги — «Выдающиеся украинцы», «Любимые украинцы», «Лучшие украинцы» — но они не столь эмоциональные. И потом есть же «Великие британцы»!

— Подобный проект может появиться на канале со временем?

— В каком смысле?

— Пройдет, скажем, лет пять-десять — и мнение народа о «великих» кардинально поменяется?

— Думаю, что через 20 лет его было бы интересно сделать. Или может быть, лет через 10?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно