Где ж ты, наш сад? О столетии первого стационарного украинского театра в Киеве, к сожалению, не вспомнили

18 января, 2008, 14:09 Распечатать Выпуск №2, 18 января-25 января

Появление в свое время в Киеве стационарного украинского театра — событие выдающееся. И не только для города, но и для культурной жизни Украины...

Появление в свое время в Киеве стационарного украинского театра — событие выдающееся. И не только для города, но и для культурной жизни Украины. Организатором, директором и режиссером театра был Николай Садовский. На фасаде одного из древних зданий столицы — Троицкого народного дома (1902 г.), ныне Театра оперетты, имеется мемориальная доска с барельефным портретом одного из братьев Тобилевичей, на которой выбито: «В этом доме в 1907—1918 годах жил и работал выдающийся деятель украинского театра…». Обидно, что такое историко-культурное событие, как столетие создания первого украинского стационарного театра в Киеве, не стало поводом для праздничных мероприятий — ни в самой оперетте, ни на других сценах… Нечего и вспоминать, как два года назад отметили 250-летие основания Малого театра в России — эти сюжеты действительно не для сравнения.

Нужно отметить, что в конце ХІХ в. в столице появились два общества, преследовавшие цель исправить положение «простонародья»: привлечь его к культурной жизни, отвлечь от водки, заинтересовать книгой, театром, искусством.

Одно из них — Общество заботы о народной трезвости — организовывало чайные с лозунгом «Чай вместо водки!».

Чайные появлялись на базарах, окраинах города, но особого успеха они не имели. Заботясь о прибылях, в них очень скоро начали тайно продавать и разливать водку. Некоторые из них, как, например, Галицкая на Еврейском базаре, приобрели скандальную славу — они стали местом постоянных потасовок, пристанищем для хулиганов и всяческих сомнительных лиц. Незаметно эти учреждения прекратили свое существование. Срок их жизни ограничился двумя-тремя годами.

Чуть лучше пошли дела у другого общества — Общества грамотности. В разных уголках города начали действовать библиотеки-читальни, бесплатные курсы грамотности. Их работой заинтересовались жандармское управление и полиция. Некоторые члены общества были арестованы и обвинены в революционной пропаганде. Жизнь наглядно подтвердила, что в царской России меры по борьбе с безграмотностью и против зеленого змия дело безнадежное, да к тому же хлопотное и каверзное. Общество грамотности в скором времени прекратило свое существование. Но оно сделало одно доброе дело: за его средства были построены два народных дома — Троицкий и Лукьяновский — с хорошими театральными помещениями.

Н.Садовский. 1903 г.
Н.Садовский. 1903 г.
Троицкий народный дом, построенный в 1902 году, быстро вошел в число регулярно работающих киевских театров. Общество сдавало его различным театральным коллективам для гастрольных представлений. В 1907 году Н.Садовский заключил сделку об аренде помещения на длительный срок. Таким образом родился первый украинский стационарный профессиональный театр.

Он, кстати, заметно отличался от других. Это был, прежде всего, общедоступный театр. Цены на билеты здесь были ощутимо ниже, даже по десять и пять копеек за место, тогда как в оперном или Соловцовском (первый российский стационарный театр) самый дешевый билет стоил 32 копейки. А мест в театре Садовского было всего 600, тогда как в опере в два, а в Соловцовском в полтора раза больше. Благодаря низким ценам этот театр массово посещали люди из предместий Киева — Демеевки, железнодорожной Соломенки, рабочей Шулявки.

Николай Садовский, профессионал высокого класса и патриот, к тому же человек темпераментный, амбициозный, поставил цель — создание театра высокой культуры. И успел очень многое сделать для этого, вынудив различных недругов из черносотенного лагеря, скептиков признать факт, что украинский театр вошел полноправным членом в театральное искусство.

Это была действительно подвижническая работа.

Получив свой стационарный театр, Николай Карпович впервые мог сформировать постоянную труппу, качественный состав актеров для крупных постановочных спектаклей. Труппа тогда состояла из пятидесяти человек. Кроме самого Садовского, из мужского состава нужно выделить И.Марьяненко, И.Загорского, С.Панькивского, И.Коваленко, Н.Вильшанского. Из артисток — М.Заньковецкую, Л.Линицкую, Г.Борисоглебскую, М.Малыш-Федорец, Е.Петляш, М.Литвиненко... В организации театра весомое участие принимала великая актриса Мария Заньковецкая. Вместе с ней Садовский решал все важные вопросы репертуара, подготовки к сезону. К сожалению, она работала в театре лишь первые два года. В дальнейшем роли, исполняемые ею, перешли к Л.Линицкой.

М.Заньковецкая, 1900—1910 гг.
М.Заньковецкая, 1900—1910 гг.
Некоторое время в театре работала и Софья Тобилевич — супруга Тобилевича-старшего (Карпенко-Карого). На сцене она была самой лучшей Терпилихой в «Наталке Полтавке»; искренней, простой матерью-крестьянкой в «Суете»; провинциальной старой кокеткой в роли Анны Андреевны в «Ревизоре». Много усилий приложила она для создания в театре атмосферы искренности в отношениях между актерами, которые иногда нарушались из-за неуравновешенного характера Н.Садовского — крупного таланта на сцене, тем не менее в быту человека капризного, со многими слабостями.

***

Садовский с самого начала решительно приступил к обновлению репертуара театра. В его основе были произведения И.Карпенко-Карого, М.Кропивницкого, М.Старицкого, Леси Украинки. Он первым поставил на украинской сцене «Ревизора» и «Женитьбу» Н.Гоголя, «Доходное место» А.Островского. За что был подвергнут нещадной критике, ему задавали вопрос: зачем украинскому театру нужны Гоголь и Островский, если их место на русской сцене?

Эти «критики» были уверены, что дальше вопросов «кохання, горілки й гопака» украинскому искусству путь должен быть заказан.

С большими трудностями Н.Садовский приучал к новому репертуару на национальной сцене не только критиков, но и зрителей, привыкших к пьесам из сельской жизни.

Новацией было введение в репертуар оперных постановок. Сам Садовский очень удачно перевел на украинский язык «Проданную невесту» Б.Сметаны, «Гальку» С.Монюшко и «Сельскую честь» П.Масканьи. В труппе были исполнители с прекрасными вокальными данными, в частности певица и артистка Елена Денисовна Петляш, происходившая из славного семейства Тобилевичей (племянница трех братьев). Она была прекрасной Наталкой Полтавкой, Галькой и Сантуццой. Принимали участие в представлениях театра и некоторые певцы из городского оперного театра. Следует отметить, что все исполнители в спектаклях театра Садовского в равной мере владели и актерским, и вокальным мастерством.

Оркестром театра руководил прибывший из Праги чешский дирижер Густав Елинек.

Когда в 1911 году Елинек ушел из театра, оркестр возглавил дирижер Александр Кошиц. В том же году вместо Е.Петляш, которая перешла на оперную сцену, была принята молодая певица, со временем народная артистка СССР, Мария Ивановна Литвиненко-Вольгемут.

Следует вспомнить, что сам Садовский был прекрасным исполнителем украинских народных песен и оригинальным исполнителем народного танца.

Вот как о его исполнительском мастерстве вспоминает М.Рыльский: «...Годы брали свое... Тем не менее вспоминаю одно чудо. Не раз уже рассказывали мне о Н.Садовском как несравненном исполнителе народной песни и народного танца. Но вот о чем хочу рассказать. В одном доме, где-то в конце 20-х годов, гостил Н.Садовский. Было это зимой, артист был очень тепло одет, укутан аж в два башлыка, которые он долго развязывал, покашливая в прихожей. Печать одинокой и невеселой старости лежала на нем, хотя он и бодрился перед окружавшей его молодежью. И вдруг после ужина кому-то пришла мысль попросить Н.Садовского спеть одну из любимых его песен — «Ой мала я два садочки...»

— Чем же я буду петь? — ответил-спросил Николай Карпович своим глухим, надтреснутым, хриплым голосом... А молодежь тем не менее не отставала от него, и он все-таки запел... Чем? Действительно, чем? Это было не пение в точном понимании слова, это был и не тот «говорок», которым иногда заменяют пение драматические актеры. Это было — другого слова не найду — дыхание, дыхание огромного лирического чувства, для проявления которого главным орудием было до невозможности искреннее слово... Песня произвела потрясающее впечатление на слушателей. Николай Карпович это почувствовал — и повеселел...»

***

В театре Николая Садовского какое-то время литературной частью руководил Симон Петлюра. И впервые в истории украинского театра спектакли этого коллектива имели достойное оформление. Художник Иван Бурячок создал много декораций, тщательно выполненных, красочных и поэтических.

А машинистом сцены в театре работал К.Домбровский. Успех посредственной пьесы «Чарівниця» в большой степени тогда зависел именно от сценических эффектов. Пьеса заканчивалась пожаром и обвалом дома. И пожар возникал без каких-либо световых эффектов. Однако зритель видел, как горят стены, окутанные самым настоящим дымом. Секрет таких эффектов машинист сцены скрывал. Все знали, что он получал много приглашений перейти на работу в другие театры на более выгодных условиях, но он их категорично отвергал. К.Домбровский оставался патриотом украинского театра. Этот рабочий сцены так хорошо запоминал все постановки, что в дни болезни или отсутствия помощника режиссера сам оформлял сцену, напоминал артистам, какие им по роли нужны вещи.

***

Довольно успешно театр работал до начала Первой мировой войны... Но трагические события разбросали по миру и актеров театра, и его зрителей.

Уже во время войны многие актеры и хористы были мобилизованы. Большинство из них числились в Киевском гарнизоне. Комендант гарнизона Медер преследовал актеров, сбегавших из казармы на вечерние представления. Администрациям киевских театров, в частности и украинских, приходилось хитрить, чтобы одурачить Медера и его шпионов. На афишах и в программках меняли фамилии известных актеров, которые были мобилизованы, и они выступали под новыми именами.

Когда произошел революционный переворот в 1917-м, Н.Садовский оказался в эмиграции (Чехия). Современники вспоминают, что он был растерян, когда решился покинуть Киев, окруженный частями Красной армии. Николай Карпович был болен. Врач категорически не советовал ему уезжать из Киева, напоминая, как врач Троншен сказал Вольтеру: «Старые деревья не пересаживают». Но Садовского тянуло в свой «сад» — на украинскую сцену.

Вернувшись в 1926 году на Родину, он во время встречи с Александром Дейчем вспомнил эти слова и добавил: «А почва, на которую меня пересадили, была грязной, болотистой и бесплодной...» Он был нервным, старым, обозленным. На сцене нынешнего театра имени И.Франко тогда же несколько раз прошла «Наталка Полтавка», где Николай Садовский играл Выборного, а Панас Саксаганский — Возного. После многолетнего отчуждения братья на закате дней помирились. Киевская кинофабрика в то время ставила фильм «Ветер с порогов», в котором Н.Садовский исполнил свою последнюю роль — старого лоцмана. «Лоцманом» он остался до конца — до 1933-го... В 2008-м — 75 лет со дня смерти Садовского, одного из тех художников, кто растил наш театральный «сад».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно