Фактура с натуры: Одесса "арт-продвинутая"

6 сентября, 2013, 00:00 Распечатать

Говорите, остановка неизбежно означает откат? Соглашусь, но в Одессе откат наблюдается в первую очередь у публики. Вернее, у той ее части, которая связана с купеческой, негоциантской ипостасью вообще-то многоликого города. 

Первые два дня работы Третьей Одесской международной биеннале современного искусства выдались бурными. Толпы посетителей, растерянные репортеры, посетители со словами "Я в шоке! Ничего не понимаю!" Отдельные граждане клеймили в Сети отдельные экспонаты, событие в целом и организаторов. Словом, было весело. И вспоминались и добрые девяностые (нет теперь такого художественного "комьюнити" в Одессе, сетуют ветераны совриска), и печальный провал, связанный с ломкой институций, и сакраментальные вопросы "Есть ли жизнь после Сороса?", и нынешнее возрождение в совершенно иных условиях (напомню, что проект осуществляется при поддержке программы Фонда Рината Ахметова "Развитие Украины" и других партнеров). 

Говорите, остановка неизбежно означает откат? Соглашусь, но в Одессе откат наблюдается в первую очередь у публики. Вернее, у той ее части, которая связана с купеческой, негоциантской ипостасью вообще-то многоликого города. Критерии "нравится — не нравится", "купил бы — не купил бы" здесь ведь не работают! И отсюда — "Я в шоке".

Однако нашлись и гурманы, получившие удовольствие от поиска связей между работами, выявления различных контекстов. И даже возвращаются в залы, благо, до конца сентября имеется такая возможность.

— Условно все представленные здесь работы можно поделить на три группы, — говорит сокуратор проекта Мирослав Кульчицкий. — В первой — те, которые предлагают возможные варианты решения актуальных проблем общества. Во второй —в большей или меньшей степени подвергающие критике существующие реалии. А в третьей группе — радикальные оппозиционеры. 

К первой группе, безусловно, я бы отнесла румынского художника Дана Перьйовши, который в одном из залов здания МСИО (ул. Белинского, 5) на классных досках мелом расписал схемы улучшения работы любого правительства, выделив кружочком в слове government (правительство) слог me (я)… И конечно, болгарина Лучезара Бояджиева, который в том же помещении "шершавым языком плаката" предлагает… арендовать правительство, в кризисных ситуациях обращаясь к неким наднациональным экспертам. 

К теме выборов ненавязчиво отсылает зрителей инсталляция Мирослава Кульчицкого и Вадима Чекорского "Да/Нет" (год создания — 1997, эта работа из категории "вечно актуальных"), расположенная в помещении МСИО на Французском бульваре, 8. Две импровизированные урны с надписями полярного содержания, стол под красной скатертью — а кто сказал, что результат так уж предсказуем? Здесь же видим в насыщенной экспозиции много живописи, среди которой пугает вилами многоликий "Призрак революции" Василия Цаголова. 

Цифровая печать на холстах — созданное в 2009 году знаковое произведение Мирослава Кульчицкого "Dow Jones в детстве (1902–1909)" — приобретший самостоятельную жизнь (самоуправился?..) индекс Доу Джонса, который влияет на колебания нашей жизни почище любого правительства. 

Одно из таких колебаний иллюстрирует киевская группа "Р.Э.П." в своем видео "Суперпредложение", иронично, в духе "магазина на диване" рекламируя услуги украинских гастарбайтеров по низкой цене.  

Действенный способ улучшить нашу жизнь демонстрирует Мирослав Кульчицкий в проекте No Third Way (зал МСИО на ул. Белинского). Так называемый ресайклинг уже подвиг многих на создание картинок из ярких оберток, обычно идущих в мусор. Но здесь речь не об этом. Вдруг вам подойдут по зрению… очки? Или кусок трубы понадобится в хозяйстве? Заходите в музей и смело берите, художник позволяет! 

Пока коллеги сетуют на низкие доходы, работа одессита Стаса Жалобнюка "Натуральный обмен" иллюстрирует приятный способ получения гонораров за картины брендовой одеждой. На втором этаже здания МСИО Стас разместил фирменное пальто из своего гардероба на одном манекене, рубашку и брюки — на другом, а за ними расположил полотна, адекватные "проданным".

Художественный музей свою галерею "Желтые великаны" предоставил для радикальных экспериментов… Возбужден и очень опасен "СтарФакел" Сергея Лиховида. Это современный Прометей, созданный из зажигалок, собранных при помощи друзей из разных городов Украины, России и Польши. 

Фанерный "Саркофаг" Романа Громова с настоящим углем заставляет подумать о шахтерах и "Шахтере", золоте черном и не очень. Видеоработы харьковских художников группы SOSka продолжают тему бартера в искусстве (помните о Стасе Жалобнюке и его пальто, полученном в обмен на картину), только действие происходит в деревне — 40 кило картошки, миска яиц, банка огурчиков и живая курица становятся наградой художнику. 

Государство ни при чем. Сами управились. Вот тебе и самоуправление в действии. 

Другой разговор, стоило ли долго и упорно учиться создавать картины, интересные разве что бабушке-крестьянке, желающей украсить свою большую хату портретом "хорошего мужчины" или изображением грибочка...

А еще в зале разместилась документация акций "Артрейдеры" (Одесса) и "Дни квартирных выставок" (Харьков) — вот ведь из какого сора растут цветы искусства, даже из обычных объявлений с угрозами "отключить газ" можно создать нечто интересное…

Плавно перемещаемся в галерею "ХудПромо", а там — совершенно иная обстановка: тающие леденцы, нежное мерцание и мягкие краски. Созерцаем спецпроект "Слабость" (куратор — Максим Ковальчук). Алексей Сай предлагает "Солярий для офисного работника" — очень разумная инициатива, образ жизни-то нездоровый, и чем в ящик сыграть, так лучше время от времени в солярии... самоуправляться. 

Завершающим аккордом второго фестивального дня стало открытие экспозиции спецпроекта "Бактерия" (куратор — Олекса Манн) в галерее NT-Art. Хулиганское искусство Олексы Манна и Ивана Семесюка до сих пор пропагандировались в Сети, а в галереи этих художников старались особо не пускать (уж очень смело и остро…). А Анатолий Дымчук с удовольствием пустил! Его не смущает ни "Конец света на районе", ни "Ночной дозор, или ППС, собирающий по вечерам дань в районе Южной Борщаговки", а ведь эти и другие картины Олексы Манна, этого украинского Босха, очень даже из разряда "для взрослых". 

Сложно ожидать, что значительная часть аудитории, не понимающая даже значения слова "биеннале" сразу и все воспримет с открытой душой и в нужном контексте. 

И уже на третий день, когда схлынула волна зрителей, состоялась предусмотренная проектом образовательно-дискуссионная программа, в том числе, панельная дискуссия с участием арт-критиков. Авторы проекта исходили из того, что мнение художников по поводу конкретных путей преодоления кризисных ситуаций может быть не менее интересным, нежели мнение социологов и политиков. Но конечно, проблемы социума в обсуждении быстро уступили место главному вопросу: насколько удалась Одесская биеннале, насколько "самоуправились"?

— Как художник традиционной, классической, академической, рукодельной выучки, я отношусь с любовью к фактурам и поверхностям, — говорит Никита Кадан. — Возможно, в этом событии нет характерной местной фактуры. Но проигрывая в фактурности и орнаментации, выставка выигрывает с точки зрения формы. Она имеет место быть. Тут у нас такой Баухаус, мы мыслим в большей степени формой, а к орнаментации перейдем потом… 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно