ДЮЖИНА «ПЕКТОРАЛЕЙ» ДЛЯ КИЕВА

29 марта, 1996, 00:00 Распечатать

Это действо совершалось с размахом. Из-за угла темной улицы появлялась милицейская машина с мигалкой, вслед за ней на площадь перед театром им.И.Франко неторопливо выплывал длиннющий черный лимузин...

Это действо совершалось с размахом. Из-за угла темной улицы появлялась милицейская машина с мигалкой, вслед за ней на площадь перед театром им.И.Франко неторопливо выплывал длиннющий черный лимузин. Ведущий объявлял очередных номинантов, и виновники торжества сходили, как боги, на брусчатку, освещенные светом софитов и вспышками блицов. По-голливудски улыбаясь в объективы телекамер, они знали, что кто-то из них будет сегодня триумфатором, а кто-то...

Театр празднует, господа! Сегодня - его день, и день вручения уже традиционных театральных наград «Киевской пекторали». Вот распахивается дверца последней «Чайки», и появляется принцесса, высоко над головой поднимающая этот драгоценный приз, копиями которого будут награждены двенадцать наилучших актеров, режиссеров, сценографов. Вспыхивает фейерверк и действие с холодной площади перемещается в праздничный зал театра. На сцене - торжественный бал театральных персонажей. Ведущие вечера держат паузу, напряжение в зале возрастает. Наконец, вскрыт первый конверт с фамилией победителя...

Кто же в этом году удостоился благосклонности принцессы? Награды по пяти (!) номинациям получил спектакль «Сни за Кобзарем», поставленный в театре им.И.Франко, режиссером Валентином Козьменко-Делинде. «Пекторали» завоевали сам спектакль, его режиссер, Богдан Ступка как исполнитель главной роли, Полина Лазова и Василий Мазур - как лучшие исполнители ролей второго плана. И еще два приза можно засчитать театру: в номинации «За лучшую театрально-критическую работу» отмечена монография Ростислава Коломийца «Франковцы». А композитор Сергей Бедусенко, писавший музыку для «Крошки Цахеса», довел общее число «франковских пекторалей» до семи!

На фоне такого безоговорочного успеха остальные театры просто потерялись. С победами в двух номинациях можно поздравить мастерскую театрального искусства «Сузір'я»: художника-постановщика Елену Богатыреву и композитора Вадима Ракочи. По одной награде получили Национальная опера Украины (за «Чио-Чио-Сан» в постановке И.Молостовой), городской театр кукол - за «Мешок с песнями» в постановке В.Данилевича, режиссер Наталья Бучма, Театр на Подоле (номинация «Лучшая женская роль» - у Тамары Плашенко), и кафе-театр «Колесо» (композитор Михаил Чембержи - за лучшее музыкальное оформление спектакля «Дама-привидение»). А что же популярные театр Русской драмы, Театр драмы и комедии, Театр юного зрителя на Липках, представленные в двух номинациях каждый? А ничего. Спектакли Театра оперетты вообще второй год совсем «непекторабельны».

Жаль, что опять не было конкурентов у оперного театра.

Столь неожиданные и поучительные результаты заставляют внимательней присмотреться к системе отбора кандидатов в «пекторальцы». Эксперты, определенные специальным социологическим исследованием, называют по пять претендентов, лучших, на их взгляд, в каждой из 12 номинаций. Спектакли, их создатели и участники, которые набрали наибольшее количество баллов, не более трех в каждой номинации, участвуют во втором, тоже тайном, туре. За час до вручения наград конверты с решениями экспертов распечатываются, их голоса подсчитываются, листок с фамилией победителя вкладывается в конверт, который и будет вскрыт уже на сцене.

Система, как видим, достаточно проста и эффективна. Никаких тебе парткомов, месткомов и утверждений на коллегии. Но она срабатывает только тогда, когда все, или большинство, экспертов видели все или почти все спектакли, включенные в номинации. Но, к сожалению, это далеко не так. Это физически невозможно. Поэтому куда больше шансов у театров-грандов, на спектакли которых уж наверняка придут все эксперты, пожертвовав театриками без громкого имени. Может, из-за этого «Театральный клуб», представленный в трех номинациях, оказался без награды.

Кроме того, маленькие, камерные театры, часто ведущие к тому же поиск формы, заведомо проигрывают театрам известным, с хорошо отлаженными механизмами спектаклей. Один из экспертов, искусствовед Игорь Дыченко, в разговоре со мной согласился с мнением, что стоило бы выделить экспериментальные спектакли в отдельную номинацию, и предложил также определять «театральное событие года». Таким событием вполне мог бы стать, например, фестиваль «Березілля», проводимый режиссером Сергеем Проскурней, гастроли Тбилисского театра или Театра Виктюка...

А пока на сцене театра-победителя заканчивался бал. Наиболее неистовые аплодисменты зала вызвало награждение Богдана Ступки и Валентина Козьменко-Делинде, главных героев спектакля «Сни за Кобзарем». И вручая режиссеру награду, Виктор Мережко, специально приехавший из Москвы, сказал:

- Главное, что нас все-таки объединяет, это то, что мы живы. Жив театр и жив кинематограф. Сегодня здесь я увидел одну семью. И вы болеете не за кого-то из актеров или режиссеров, вы болеете за Его Величество Театр.

После получения самой престижной киевской театральной премии - «Пекторали» - Валентин Козьменко-Делинде ничем не выказывал своей радости. Для него это словно был нормальный рабочий момент. И хотя ежеминутно подходившие друзья его поздравляли, обнимали, дарили цветы, приглашали к застолью, он всех останавливал, пока наше интервью не было завершено.

- Этот спектакль, «Сни за Кобзарем», был задуман лет пятнадцать назад, тогда его невозможно было сделать. Но годы прошли, и когда меня пригласили в театр им.Франко поставить спектакль, я предложил давно выношенные «Сны». Я счастлив, что мой замысел воплотился. Но, знаете, когда шло награждение лауреатов «Пекторали» и мои актеры уже получали свои призы - Полина Лазова, Василий Мазур, потом Богдан Ступка, - мне становилось все грустнее, потому что, во-первых, это большая ответственность, а во-вторых, я почувствовал, что завершилась эта громадная работа. Пока работал над «Снами», я ими жил. А теперь это закончилось.

- Где вы еще ставили спектакли до «Снов»?

- Когда я закончил театральный институт, два года работал в театре им.Леси Украинки, потом пять лет - в театре им.Ивана Франко, затем уехал в Москву и семь лет работал во МХАТЕ. Последние примерно три года был в Словакии, у меня там своя студия. У меня нет проблемы с тем, где я живу: в Киеве, в Словакии или, к примеру, в Штатах. У меня дочь в Киеве, мать живет на Черкасчине. Если будут предложения, могу поехать поставить спектакль где-нибудь в Европе. Это я считаю нормальным.

- Есть ли какая-то разница в театральной работе в Киеве, и скажем, в Словакии, в Европе?

- Во-первых, они дисциплинированней. Дело не в Словакии, а в общеевропейской традиции. Там очень жесткие планы: спектакль должен быть закончен к такому-то числу. Но, с другой стороны, у нас ментальность несколько более одухотворенная. Даже ошибки, которые делаем мы, - театральные, житейские - имеют оттенок какого-то надрыва. Мы во все вкладываем душу, страсть, и в этом есть своя прелесть, как запах у цветов, как неповторимый стиль. Если говорить о каких-то средних уровнях, то принципиальной разницы нет. Но когда углубляешься во что-то более важное, то эта разница чувствуется.

- А в репертуаре - здесь и там - разница есть?

- Знаете, я и в Киеве, и в Москве, и в Европе всегда ставил классику, мировую драматургию. Театр бывает или хороший, или плохой. Когда говорят: театр имеет такое-то направление, какую-то идею, но сам он не очень интересный - в этом есть некая неполноценность. Театр должен увлекать, должен заражать. А то, как сделаны спектакли - в этом проявляется природа их создателей. Если я украинец, здесь родился, здесь мои друзья - это создает определенный образ моего мышления. Не надо думать об этом, не надо стремиться обязательно это показать - оно само скажется. Если ты грузин, или француз, или украинец - твоя натура проявится сама, не надо ее декларировать. Просто делай хороший спектакль. И тогда театр будет, я бы сказал, мировой.

- Точно так же, как Роберт Стуруа всегда делает грузинский театр.

- Грузинский театр и мирового уровня. То же я думаю и о нашем украинском театре: лучшие работы могут быть вывезены в мир, показаны, и если они талантливы, всегда будет видно, что это театр именно украинский.

- Напомните, пожалуйста, нашим читателям, какие спектакли вы поставили в Киеве?

- В театре И.Франко - «Сон в летнюю ночь» Шекспира. Он вошел в историю как «Спектакль на батуте». Потом были Вампилов, «Прощание в июне», затем брехтовская «Карьера Артура Уи», «Чайка» Чехова. В Русской драме - это «Два клена», «Кафедра» Валерии Врублевской, и ее же «Призвание».

- Сейчас вы работаете в киевском «Молодом» театре...

- Да, я пытаюсь там построить, кроме всего прочего, новую систему взаимоотношений между режиссером и актерами. Я люблю, чтобы главные вещи как бы вызревали сами по себе. Я не люблю революций. Эти изменения, в том числе смену названия «Молодежный» на «Молодой», мы постарались сделать незаметно и безболезненно, чтобы не было ассоциации с «Молодым театром» Леся Курбаса.

- Что бы вы хотели поставить в этом театре?

- О, многое! И Достоевского, и Чехова, и Шекспира, и еще, еще. А пока - не знаю. Тайна.

- Еще раз поздравляю вас с наградой. Пусть эта «Пектораль» будет не последней!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно