Дежавю без Лысенко. Нужны ли нам международные музыкальные конкурсы только для галочки?

14 декабря, 2007, 13:23 Распечатать Выпуск №48, 14 декабря-21 декабря

В столице состоялся III Международный музыкальный конкурс имени Николая Лысенко, 165 лет со дня рождения которого отмечали в этом году...

В столице состоялся III Международный музыкальный конкурс имени Николая Лысенко, 165 лет со дня рождения которого отмечали в этом году. Конкурсанты соревновались в четырех категориях — фортепиано, скрипка, виолончель, пение. Итак, на первый взгляд все выглядело весьма прилично. Прослушивание проходило в четырех помещениях — в Национальной филармонии, в Оперном театре, Музыкальной академии, в Доме актера (к сожалению, достаточного количества концертных залов в трехмиллионном городе нет). А заявления членов жюри Флориана Леонгарда и Анджея Бауэра о том, что замечены некорректные попытки повлиять на результаты голосования во время подсчета голосов в номинации «сольное пение», — все же не единственная проблема.

Открылся конкурс выступлением отечественных исполнителей, работающих за рубежом. Все они, а именно: Наталия Хома (виолончель, США), Владимир Винницкий (фортепиано, США), Дмитрий Ткаченко (скрипка, Великобритания) — были приглашены в состав жюри. К сожалению, немногие из меломанов об этом концерте знали — рекламы никакой. И на таком изысканном, редчайшем музыкальном действе присутствовала только горстка слушателей.

Закрылся конкурс Лысенко традиционным концертом лауреатов. Опять же, к сожалению, слишком спокойным концертом, без ожидаемого энтузиазма и... без исполнения хотя бы одного произведения Николая Лысенко. Как когда-то написал критик из «Нью-Йорк Таймс»: «Дирижер спал, а с ним и весь оркестр». Двое из четырех дирижеров, пожалуй, устали от конкурса? Во всяком случае их энергетика высвечивала «ноль».

И вообще довольно незаметно и слишком спокойно прошел наш самый большой музыкальный конкурс, который, в сущности, должен был греметь. И демонстрировать гордость за украинскую музыкальную культуру.

Напомню, что проводило конкурс (а также финансировало его) Министерство культуры и туризма. Бюджет — около 500 тыс. долл. Но, как у нас это уже давно заведено, культурный уровень некоторых чиновников Минкульта такой «выдающийся», что эти люди редко интересуются, чем сегодня живет музыкальный мир и как, собственно, работают конкурсы такого формата.

Вот и получилось как всегда — все знакомо до боли. «Дежавю» из 60—70-х годов прошлого века. И наш лысенковский конкурс — как наихудшая карикатура на московский конкурс имени Чайковского (минус давно завоеванное им мировое реноме).

Открываю программу мероприятия. В глаза бросается большая цветная фотография нашего министра культуры. На правой странице — скромное фото. Это Лысенко. По традиции объявляют и цветы от министра. Это чтобы не забыли советское прошлое. Между тем сам Лысенко вообще не прозвучал на заключительном концерте конкурса его имени. Хотя произведения композитора, казалось бы, должны быть обязательными во всех категориях. Кстати, в каждой категории установлена премия в 1000 долларов — за лучшее исполнение произведения композитора.

Еще одна советская выдумка, не практикующаяся сегодня в мире, — награждение концерт­мейстеров. Так, восемь из них были награждены «бонусом» в 500 долларов. Или такая странная вещь: упоминая певца или певицу, почему-то говорили о вокалистах. Что не совсем правильно: это ставит их в неопределенную категорию (как если бы скрипачей называли просто инструменталистами). Хотелось бы больше конкретики. Даже в программе конкурса почему-то не указано, какие у них, собственно, голоса...

В самой же программе конкурса есть жизнеописание Николая Лысенко и история конкурса, связанного с его именем. А вот цели музыкальной акции четко не определены. Можем только догадываться — это продвижение украинского «бренда» в мировой контекст. Но ведь в таком виде собственно конкурсу Лысенко до этой цели еще очень далеко. Наоборот, некоторые конкурсные оплошности даже портят наш имидж. В частности ужасный перевод на английский язык.

Очевидно, из-за отсутствия четкой организации и непрофессионализма некоторых исполнителей этот конкурс объявлен с опозданием. Его реклама вряд ли доходит к кому-нибудь вовремя. И вот результат — незначительное количество конкурсантов. В этот раз — 144 на 4 категории (и почти половина — певцы). Если вспомнить Международный конкурс молодых пианистов имени Горовица, то на их последний отборочный тур — прослушивание видеозаписей претендентов — поступило (на январь 2007) 157 записей, а отобрано 76 молодых пианистов (из 22 стран мира). Из них — 25 украинцев. И это только фортепиано. А в 2004 году в VI конкурсе приняли участие 110 пианистов из 20 стран. Сравнение не в пользу лысенковского.

Сегодня все уважаемые мировые конкурсы проводят элиминационный тур через видеозаписи. Но не у нас. Серьезный конкурсант просто так не поедет на престижное соревнование без предварительного прослушивания. Это довольно значительные расходы, потому что оплачиваем быт только тем, кто прошел первый тур. Проводить конкурс без предварительного прослушивания (на видеоносителях) означает выставить себя как весьма странную страну и потерять уважение серьезных конкурсантов к уровню самой музыкальной акции. И все дальнейшие разговоры относительно вступления в какое-либо «международное объединение конкурсов» нужно просто вовремя забыть.

Еще один вопрос: почему четыре категории вместе… Это многовато как для организаторов, так и для публики. Это также лимит киевских концертных залов и недостаточное количество оркестров серьезного уровня.

Общаясь с исполнительным директором ГП «Украинский государственный центр искусств» Ольгой Кононенко (одним из организаторов конкурса со стороны Министерства культуры), узнала о странных вещах. Оказывается, эта организация приступила к работе только в июле 2007-го. А предыдущая структура, начавшая работу и распространившая сообщения о музыкальном событии еще в мае, была летом по каким-то причинам расформирована. Из определенных источников стало известно, что якобы ее счета были просто заблокированы. Тогда же начала работу новая
команда во главе с Кононенко. Но поздно.

— Конкурс не может сегодня взять на себя эффективную рекламу, поскольку это полностью некоммерческий проект, — говорит госпожа Кононенко. — Право на социальную (некоммерческую) рекламу государство не обеспечивает. Если бы мы заказали афиши, то должны были бы и сами их оплатить, ведь государство оплачивает все это только по окончании конкурса. А какая компания сегодня согласится на такое? Основным документом, на основании которого проводится наше мероприятие, является приказ Министерства культуры и туризма. Обычно такой приказ подписывается только за месяц до проведения — в лучшем случае. А иногда и за несколько дней до начала мероприятия...

Следовательно, и проблемы начинаются с того, что все договоры и контракты относительно музыкального мероприятия могут подписываться только после приказа. Что это означает? Например, то, что до последнего момента будет невозможным контракт с членами жюри. В мире уже давно нет такой практики, когда уважаемых музыкантов приглашают в жюри и только обещают, что «мы вам и за билеты вернем, и договор с вами составим, но после приезда...» Таким солидным людям нужно прислать заранее контракт со всеми условиями, на которых они приглашаются. Наши обещания для них непонятны. Так не должно быть.

Кажется, всем понятно, что артист за свою работу получает определенный гонорар. Так вот... Ставки Министерства культуры и туризма предусматривают гонорар артиста (лауреата международных конкурсов) — около 250 гривен. Это за такие деньги должен был согласиться выступить, например, известный пианист Виталий Самошко (Бельгия), гонорар которого в среднем составляет 4 тыс. евро?

А теперь о наградах и награжденных... В «Сольном пении» состоялся гендерный раздел. Среди мужчин первые три премии достались киевлянам — Юрию Горыню, Евгению Орлову, Дмитрию Кузьмину. Среди женщин первая премия у Анны Викторовой (Россия), а вторую поделили между собой Валентина Андреева (Украина) и Екатерина Василенко (Россия). Третья премия — у немки Мелани Хорнер, у Натальи Павленко и Юлии Литвиновой (Украина). Среди пианистов победил Дмитрий Онищенко (Украина, Львов), второе место конкурсного успеха — у Екатерины Куликовой (Украина, Киев), а третье — у Алексея Чернова (Россия). Теперь о скрипачах. Лауреат I премии — Соленн Паидасси (Франция), ІІ премия — Назар Пилатюк (Украина, Львов), ІІІ — Тарас Яропуд и Максим Гринченко (Украина). Среди виолончелистов победила китаянка Роуди Ли, у которой I премия. Вторая позиция — Бартош Козяк (Польша), третья — Артем Шмагайло (Украина, Львов).

Просматривая результаты одного из конкурсов имени Горовица, выясняем: украинцы не получили ни одной первой премии и еле взяли одну вторую. О чем это свидетельствует? О том, что, к сожалению, теряем бывшего флагмана украинской культуры — наше музыкальное исполнительское искусство.

Логично было бы попытаться частично исправить эту ситуацию и провести серию национальных и областных конкурсов. Даже за полмиллиона долларов можно многое сделать.

Но вернемся к основной проблеме — драматичной ситуации на рынке труда для наших музыкальных финалистов. Как долго будем решать проблему? И скоро ли эти финалисты соберут чемоданы — и за границу? Как я уже прежде писала, начать создавать «рынок музыкального труда» можно уже сегодня. И это для нас основное. Иначе никакие конкурсы — ни международные, ни национальные, ни областные — нашей стране не помогут. Доказательством этого являются даже те несколько украинских музыкантов, которые приехали в Киев из-за рубежа поработать в жюри конкурса имени Лысенко. У них успешные карьеры в других странах. Это уже упомянутые Наталья Хома, Владимир Винницкий, которые после конкурса прямо из Киева летели в Бразилию с концертами. Это и пианист Виталий Самошко, удостоившийся Гран-при на одном из самых престижных конкурсов мира — Королевы Елизаветы в Бельгии, а прежде сам был лауреатом конкурса имени Лысенко. Это и Любовь Жук из университета МкГилл в Монреале, часто бывающая в Украине.

Итак, только на этот конкурс приехали представители нашей музыкальной элиты из четырех стран. А сколько их там еще? Они бы с радостью вернулись в Украину. Если бы было где работать...

Из досье

Международный музыкальный конкурс имени Николая Лысенко основан в 1962 году в честь 120-летия со дня рождения и 50-летия со дня смерти классика украинской музыки — композитора, пианиста-виртуоза, выдающегося хорового дирижера, основателя национального художественного образования и организатора первых всеукраинских общественных объединений Николая Витальевича Лысенко. До 1992 года этот конкурс имел статус национального и проводился в разных городах Украины (Киеве, Львове, Харькове, Одессе, Запорожье), а с тех пор получил статус международного. За 45 лет существования превратился в довольно заметный музыкальный форум в Украине, но не в мире.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно