ДАНАЯ В СТЕПИ

31 января, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 31 января-7 февраля

— Что самое сложное в искусстве? — Получить аванс. — Цель вашего творчества? — Просыпаться, когда пожелаю...

«Космобио» Е.Деревянко
«Реквием Данае» О.Шамрай
«Космобио» Е.Деревянко

— Что самое сложное в искусстве?

— Получить аванс.

— Цель вашего творчества?

— Просыпаться, когда пожелаю.

— Достигли?

— Да. Но у меня теперь бессонница.

А.Злобин «Демонтаж»

«Реквием Данае» О.Шамрай

Прежде чем изложить свои впечатления от выставки «Каменный цвет луганской земли», организованной в выставочных залах Национального союза художников Украины, я машинально взглянул на карту, висящую над столом. Внимание привлекло то, к чему я никогда не приглядывался: от Луганска до Киева примерно такое же расстояние, как от Луганска до границ Казахстана. Каких-то особых символов или знаков в этом, естественно, нет. Просто приходит более четкое понимание того, как же велика наша Украина и как близка к нам загадочная Азия.

Бесспорно, луганские художники не могут обойти в своем творчестве тему Дикого поля, исторического перепутья, зова предков. Очень любопытно трактует нашими образами ненашу мифологию Александр Шамрай в полотне «Реквием Данае». Присутствуют вполне тициановские или рембрандтовские обязательные Золотой дождь и Даная. Но представьте, что в роли избранницы Зевса выступает вполне реалистично изображенная обитательница наших степей — каменная баба. Впрочем, у Саскии тоже были довольно неканонические телесные формы. Потому и наш неизвестный Пигмалион имел право избрать себе музой женщину, созданную богом не по эллинским эталонам красоты.

Вызывает желание снять шляпу творчество луганских скульпторов. Бронзовая скульптура Евгения Чумака «Луганская мадонна» не нарушает православных стандартов. Но в сплошном потоке неумело-вторичного, утомляющего авангарда классически построенная фигура вызывает только добрые эмоции, каковые и должны нести религиозные символы.

Очень искусно выполнена динамическая композиция «Соперники» Эльвины Можаевой. Это не конъюнктура на тему борьбы черного и белого, добра и зла, святого и демонического. Скульптура изображает поединок замечательных реалистических петухов.

Те, кому доводилось заниматься обработкой дерева, знают, что работать с благородным дубом почти так же тяжело, как и с гранитом. Но вдвойне приятно достичь успеха в пластической обработке этого отсвечивающего бронзой материала. Композиции Виктора Закалюкина «Молчание» и «Плод» эмоциональны и гармоничны.

На удивление мастерски владеет резцом Николай Щербаков. Его скульптурные портреты М.Шулики и В.Голобородько придают выставке академическую монументальность. Хотелось бы отметить, что упомянутые выше мастера не являются представителями молодого поколения художников, кое-кого из них можно отнести и к патриархам. Скульптор обязан быть физически вынослив и иметь твердую руку. Хорошо, что седина не ослабила у луганчан этот необходимый для успешного результата компонент.

«Порт» В.Казаневский

Правда, обзор экспозиции наводит на некоторые философские размышления — участникам выставки за сорок, а многим далеко за сорок. Прекрасно, что существует творческое долголетие. Но неужели луганский филиал Союза художников превращается в политбюро? Или молодые художники уже не видят смысла участвовать в подобных творческих объединениях? Ведь изматывающая административная борьба за звание заслуженных и народных уже не обещает особых условий для труда и привилегий.

Еще один повод для анализа очередного разрыва поколений в изобразительном искусстве — выставка «Суровый стиль» в украинском искусстве 1960—79 годов».

Экспозиция в галерее «Л-арт» объединяет работы четырех художников — Владислава Мамсикова (родился в 1940 г.), Юрия Зорко (1940), Григория Тишкевича (1940) и Владимира Хоренко (1927—2001 гг.). Еще совсем немного лет назад их творчество можно было бы определить одним словосочетанием «социалистический реализм». Действительно, в работах этих художников присутствуют обязательные образы эпохи принудительного энтузиазма. Рабочие в касках с мужественными лицами и бычьими шеями, панорамы новостроек, индустриальные пейзажи. Но смеяться над этой живописью желания не возникает, скорее, появляется стремление использовать ее художественные находки для развития современного искусства, на которое сами мастера старой школы иногда смотрят с непониманием, а иногда и с ужасом. Экзотические, известные и виданные ранее только через щелочки в железном занавесе формы искусства (или псевдоискусства) прорвали дамбы и выплеснулись в наше пространство, затопили галереи. Бледные художники-коммивояжеры научились любое пятно называть искусством и даже выбивать на пропаганду и финансирование этих изысков телеэфир, журнальные страницы и средства загадочно-благотворительных художественных фондов.

Как здесь не загрустить седобородым, пропахшим скипидаром и масляными красками патриархам. Духовная пища — приятна глазу, но малокалорийна. Уже так легко не урвешь заказ на многоквадратнометровые мозаики, гонорары за которые заставляли кусать локти и шахтеров, и академиков. Огромные постеры, на которых можно было бы неплохо «подхалтурить», теперь выползают из хитрых электронных аппаратов, и кисть там никому уже не нужна, а с кнопками на компьютере молодежь справляется лучше.

Но, думаю, не все так плохо в нашем королевстве. Старым художникам нет причин стыдиться своего творчества. А молодежь, немножко побесившись со своими перформансами и инсталляциями, выключит, в конце концов, свои видеомониторы, разрушит конструкции из пустых жестянок и возьмется за серьезное дело и вечное искусство.

Есть молодые, которые уже понимают, что большое искусство — это вовсе не означает делать много помалу. Выставка в галерее «Дім Миколи» — хороший аргумент в пользу академической школы. Совсем юные студенты-живописцы Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры Вячеслав Казаневский и Татьяна Ягодкина экспонируют станковую живопись. Они молоды, поэтому далеки от догматизма, бремени славы, и страх перед недостижимостью вершины не довлеет над ними. Татьяна Ягодкина одинаково легко и умело работает в жанре как пейзажа, так и натюрморта. Думаю, что даже суровые преподаватели академии и придирчивые коллеги-студенты не смогли бы обнаружить в ее работах неуверенно или ошибочно положенные мазки. Художники прошлого века получили бы наслаждение от таких милых их сердцу индустриальных мотивов Вячеслава Казаневского. Панорама Одесского торгового порта без малейшего школярского трепета может экспонироваться рядом с «суровыми» работами заслуженных и народных авторов. Кстати, Вячеслав, несмотря на свои 19 лет, уже прошел студии в Бельгии в городе Лювен у профессора Поля ван Эйка.

Да и авангардисты пускай себе творят на здоровье. Считаю, ни у кого не вызовет раздражения общение с работами Евгения Деревянко, который в галерее «Триптих» демонстрирует скульптурные композиции, выполненные в авторской технике с таинственным названием «космобио». Кто знает, возможно, в том далеком космосе именно так выглядит академическое искусство?

Я, видимо, все же ошибся, когда заявил, что на мозаике теперь не заработаешь денег. Если камни со странными названиями унакит, хризопраз, березит и пр. тонко нарезать, хаотически выложить на плоскости, назвать это воскрешенной флорентийской мозаикой, вставить в дорогие рамы, придумать этим пазлам рерихо-тибетские названия, вывесить их на стены в галерее «Мистець», то в результате получим выставку Татьяны Кошиль «Сокровища гор». Впрочем, отдельно взятые камни очень красивы, а обрабатывать их — дело кропотливое. Уместнее было бы это созерцать в музее минералогии. Только не нужно на каменных пирамидках писать, что они защищают от губительного излучения мобильных телефонов — покойный академик Ферсман сильно посмеялся бы.

Цены не было бы работам фотомастера Дмитрия Кулешова лет 150 назад. Много тьмы цвета сепии, мало света, статические женские и детские фигуры в позах «Ахъ, я несчастная!», припудренные религиозным мистицизмом. Выставка «Игра света и тьмы» экспонируется в галерее «Майстерня».

Фурор и массовую безработицу среди придворных мастеров портрета вызывало бы появление при дворе Анны Австрийской Екатерины Робертовны Рождественской из далекой Московии с большим фотоаппаратом и передвижной выставкой изображений знаменитых персон. Представляете, ни малейших усилий на поиски в театральных и киностудийных костюмерных бутафорских одежд. А у кардинала Ришелье настоящие усы и бородка, и не нужно морочиться, как с Ф.Киркоровым, чтобы наклеить эти атрибуты аристократизма. «Частную коллекцию» Екатерины Рождественской можно увидеть в Украинском доме.

P. S. 27 января под покровом ночи рабочие шпаклевали фасад киевского Музея русского искусства. Табличка на двери сообщала, что музей будет закрыт до 1 февраля. Плановый ремонт или «потемкинская деревня» к приезду Владимира Путина? Пусть знают, что хотя украинское искусство и в упадке — зато российское процветает! Не верьте, господин президент. У нас, как и надлежит демократическому государству, совершенно равноправно по-братски «на всех языках все молчит, ибо благоденствует». Это касается и культуры.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно