CОЮЗ СОЮЗОВ И ЕВРОПА - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

CОЮЗ СОЮЗОВ И ЕВРОПА

9 июня, 2000, 00:00 Распечатать

1—6 июня Союз кинематографистов Украины снова предоставил свои кинозалы для уже ставшего традиционным фестиваля фильмов стран, входящих в Европейский союз...

1—6 июня Союз кинематографистов Украины снова предоставил свои кинозалы для уже ставшего традиционным фестиваля фильмов стран, входящих в Европейский союз. На этот раз рамки смотра расширились: до 14-и картин из 12-и стран в программе и дополнительного показа семи лент в Одессе. От имени Португалии, ныне председательствующей в ЕС, посол этой страны г-н Антониу де Фариа и Майа, открывая фестиваль, акцентировал европейскую идентичность Украины, за каковой аванс ему огромное спасибо. А вот второй секретарь представительства ЕС в Украине г- н Дэнис Даниилидис обратил внимание на то, что чуть ли не в половине всех предлагаемых нашей публике лент сюжет будет вращаться вокруг персонажей самых разных национальностей и даже рас. «Вот это и есть элемент европейской идентичности», — то ли в шутку, то ли всерьез резюмировал он. Горячо солидаризируясь с интернационалистскими намеками дипломатов, обратимся, впрочем, к экрану.

Стартовая лента «Ангел-хранитель» как бы органично продолжила неделю фильмов Португалии, которая совсем недавно здесь же, в Доме кино, завершилась. Режиссер Маргарида Жил посвятил свою работу памяти брата, и пронзительные личные мотивы весьма ощутимы в ней. Однако явственно присутствуют и все компоненты специфичного национального мироотношения, о чем мне уже приходилось говорить на этих страницах: романтическая рефлексия по поводу прошлого и склонность к побегу из настоящего, в частности — через суицид. Именно с самоубийства процветающего литератора и начинается действие, а затем его дочь Лусия будет мучительно доискиваться причин такого шага отца, искать его предсмертное письмо, которое должно бы объяснить все, включая смысл и цель ее собственной жизни. В снах ангел-хранитель с иконы, которой венчали ее родителей, будет встречать Лусию на шатком мостике через бурную речку, она будет невозвратимо ронять листок с заветом отца в воду... «Жизнь — это дуновенье ветра, и нужно очень почитать ее, чтобы отважится на такое», — скажет Лусии смотритель маяка, ставший и свидетелем самоубийства. Чтобы ни узнавала героиня, не было «поводом, чтобы умирать, но и не было причиной, по которой следовало жить дальше». Именно это, полагаю, и попытался экранизировать автор — жизнь как дуновение ветерка.

Составители программы отчетливо подразделили ее на тематические блоки. Например, четыре фильма (три из них подряд) так или иначе толковали о войне. «Цветок озера» греческого режиссера Стаматиса Тсарухаса повествовал об этническом и политическом противостоянии, разворачивающемся в совсем не подходящем для того месте — в живописной рыбацкой деревушке где-то в глубинке Эллады. Политические нюансы коллизии могут быть не вполне уловлены «иносторонним» зрителем, но прелесть пейзажей, этнографических фактур и отсылы к великой античности не могут не очаровывать любого. «Война Гастона» повествует о малоизвестных страницах бельгийского Сопротивления времен второй мировой, которое, оказывается, свободно действовало по всему атлантическому побережью континента — от Испании до Голландии. В новинку и то, что его герои во главе с легендарным Гастоном Вандермершем цинично использовались командованием войск союзников всего лишь для дезориентации германского штаба относительно точного места высадки десанта и открытия «второго фронта». Еще более удивительно, что о «первом фронте» в картине нет решительно ни одного слова. Более того, один европартизан тогда, в 1942—43 г.г., даже сокрушается: «Нацисты неудержимо наступают по всем фронтам!» И что только СССР поделывало в этой всеобщей борьбе всего цивилизованного мира с коричневой чумой?! Видать, и впрямь бельгийское подполье во время оно дурили как хотели. Зато искушенный зритель заметит в этой работе и налет модернизации (союзники по антигитлеровской коалиции показаны как прообраз НАТО), и забавную циркуляцию киностереотипов (вроде полуобнаженных красоток в эсэсовском прикиде от Лилианы Кавани). Итальянское «Небо падает» Андреа и Антонио Фрацци тоже основано на реальных событиях и персоналиях: в 1943 году нацисты походя уничтожили проживавшее неподалеку от Флоренции семейство Эйнштейнов, в котором, на беду, мать оказалась еврейкой. Роль последней, а точнее — роль аристократически увядающей дамы сыграла бесподобная Изабелла Росселлини. Сюжетную горечь этой красивой и симпатичной детьми ленты усугубляет и личная досада: почти бессловесно, на общих планах, в массовке родственников и приживалок здесь фигурирует Елена Сафонова. Именно «фигурирует», что для этой тоже замечательной актрисы, на мой взгляд, выглядит достаточно унизительно. Наконец, не столько о войне, сколько о «пофигистской» антитезе ей, повествует «Бель эпок» испанца Фернандо Труэба. 1931, в Испании вызревает кровавый гражданский конфликт. В самом начале его фарсово аллегоризирует взаимоистребление двух солдат — зятя и тестя, монархиста и республиканца. А конвоировали покойники при жизни представителя третьей, неполитической, силы — «идите вы все...» — дезертира и тезку автора Фернандо. Юный простак, движимый избытком гормонов, попадает в сущий рай для их приложения — сельскую обитель стареющего художника Маноло и его очаровательных четырех дочерей. Перекрестный секс, заканчивающийся истинной первой любовью, вкусная еда, всеобщее благодушие, не омрачаемое ни религиозной догматикой, ни даже самоубийством попа-охальника, чувственное наслаждение самим процессом бытия — разве это затишье перед грядущей бойней не «бель эпок» гедониста? Короче: счастье — это когда тебе все по душе. Но еще и «по барабану». А все войны от тех, для кого это не так. Можно поспорить, но не буду.

Подряд были показаны и два фильма о судьбах иммигрантов-нелегалов в странах нынешней Европы. О «Польской невесте» из Нидерландов «ЗН» уже писало. А вот шведская картина «Спасайся бегством» Ричарда Гоберта как бы заочно бросила вызов концепции безоглядного кайфа в виде хорошо известной у нас идеи «чужого горя не бывает». Волею судеб идеально счастливая парочка шведских супругов оказывается втянутой в суровую интригу, которая, выясняется, разворачивается под спудом евроблагополучия: власти самыми жесткими методами выискивают и выдворяют к чертовой матери из страны нелегалов. Параллельно и вовсе криминальными методами того же добиваются и местные национал-патриоты из лиги «Друзей Швеции». Чувствуете, как совсем по- украински животрепещет темка? Но вот развитие ее для нас чуждо: порядочные граждане объединяются в своеобразное подполье по борьбе с ксенофобами всех мастей и защите несчастных, хотя для этого требуется наступить на горло пресловутому шведскому эгоизму. Жаль, что авторы на американский манер перегрузили интригу всякими перипетийными наворотами и к финалу оказались назидательными, дескать, накося, почувствуй, национальный филистер, себя в шкуре бесприютного балканского интербродяги.

О, для и от имени молодежи сделаны и показаны тоже парой две ленты: «Яйцо вкрутую» П.Вирци из Италии и «Темп» Ш.Рузовицки из Австрии. В обеих главные герои от первого лица поведали свои забавные, но весьма скромные содержательно истории. Их киевские ровесники — позванивая пивной тарой, икая «Колой» и жуя «Стиморол» — вполне адекватно и тепло приняли этот трансевропейский «мэссидж». Симптоматично, что местный переводчик «Темпа» даже не переводил многие кодовые словечки, так и оставляя «фак», «шит» и т.п. Свои своим о своем и на своем.

Вообще три итальянские картины, показанные в рамках данного фестиваля, входили и в состав другого — Дней итальянской культуры в Украине. Думаю, и тот, и другой украсила свежая работа Бернарде Бертолуччи «Осажденные». Замечательный мастер тут продолжает свою глобалистичную тему духовных диалогов людей категорически различных культур, восходящую к «Последнему танго» и развитую в «Маленьком Будде» и «Расплавленном небе». Здесь мы видим в сердце Рима африканку, беженку из тотальной первобытности отечества, и эстетствующего англичанина-музыканта. Он безоглядно влюблен в нее и эта изумительно красивая женщина (Фенди Ньютон) того стоит. Она верна своему мужу, томящемуся в застенках далекой диктатуры. Европеец свершает невозможное и парадоксальное: завоевывает любовь, добившись того, что ей противостоит, — освобождения из тюрьмы и приезда к жене своего соперника. Гуманистический и прикладной смысл такого диалога- осады о любви двух, казалось бы, несовместных духовных начал комментировать излишне. Тоже о любви и тоже в разнонациональном (испано-германском) контрапункте специфик — мастерский и остроумный фильм немки Дорис Дьорри «Хороша ли я?». В более прозаическом ключе — датская «Одна-единственная» Сюзанны Бьер и финская «Любовь и преступление» Пекка Милоноффа. Франция отметилась давно известным у нас «Сирано» Ж.-П. Раппено.

...Один местный кинокритик (не скажу, какой) после одного очень скучного фильма (не скажу, какого) громко заметил: «Так плохо и мы можем» В том-то и дело: так плохо можем, но так осмысленно и часто — нет. Наверное, где-то здесь — в выборе критериев для выстраивания перспектив — и зарыт главный секрет нашей туго идущей европеизации. Между тем «европа» как и Царство Небесное, не придет «видимым образом», она внутри нас суть. Или нет ее там. Взыскуем же «внутренней европы» и поблагодарим за ее маленький оазис, выстроенный нынче представительством ЕС на территории СК Украины. Даст Бог, после подобных уроков, так сказать, спиритуальной географии мы обретем вожделенную национальную идентичность. Какой бы она ни была.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно