"Четверта сестра" коня оседлала

22 октября, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №38-39, 22 октября-28 октября

Киевский академический Молодой театр представляет зрителям уже 100-й — юбилейный — репертуарный спектакль "Четвертая сестра", по мотивам пьесы польского драматурга Януша Гловацкого.

Киевский академический Молодой театр представляет зрителям уже 100-й — юбилейный — репертуарный спектакль "Четвертая сестра", по мотивам пьесы польского драматурга Януша Гловацкого.

Эта пьеса появилась в репертуаре Молодого еще в начале 2007-го (премьера — 2 февраля). Мир в это время содрогался от последствий урагана "Кирилл", обсуждал авиакатастрофу в Индонезии, смаковал первое поколение смартфонов iPhone. А до аннексии Крыма, до трагедии Алеппо, до войны на Донбассе (то есть нынешних "информобоев") оставалось еще о-го-го как далеко.

Но в самой этой пьесе — в "Четвертой сестре" Я. Гловацкого — был откровенно заложен некий тротил, некое заблаговременное знание о грядущих взрывах и прочих жестоких ментально-политических движениях.

Януш Гловацкий — очень известный польский писатель и драматург, человек с особым чувством юмора (зачастую окрашенным в черный цвет). В "Сестре" он совершенно не церемонится ни с русскими художественными мифами, ни с "русским миром" вообще. Обломки бывших литературных миров он использует для довольно жестокой и откровенной пародии — не на Чехова даже, то есть не на идеальную гармонию его великой пьесы. У польского драматурга рождается довольно безжалостная пародия на некую русскую химеру. Которая именно на обломках бывшей великой гуманистической культуры — сегодня (в наше время) — способна спровоцировать непредсказуемый взрыв...

В великой пьесе чеховские три сестры мечтают про "Москву, Москву", в польской пьесе они давно в Белокаменной, следовательно, и мечтают — про Нью-Йорк, Нью-Йорк. К тому же у трех нынешних сестер появляется еще и четвертая — в виде брата Коли. Польская пьеса щедро нафарширована узнаваемыми постсоветскими знаками жизни и быта РФ образца 90-х и нулевых: КГБ, маргиналы, типажи "кавказской национальности". В унисон с премьерой 2007 года один из журналистов даже отметил: "Театральную аллюзию Чехова Гловацкий превратил в антиимперскую по содержанию — в антироссийскую и антипутинскую". Представьте, это было сказано еще в 2007 году.

Режиссер Станислав Моисеев ставил спектакль подробно (он длится почти
3 ч. 40 мин.), словно рассчитывал на его дальнейшую особо важную жизнь. Этот спектакль — язвительный, публицистичный и, конечно, во многом пророческий. Черная комедия как жанр обыгрывается режиссером — упорно, азартно. И актерский состав Молодого даже 99-й раз играет "как впервые": Станислав Боклан, Виктория Авдеенко, Ирма Витовская, Елена Узлюк, Наталья Васько, Римма Зюбина, Станислав Бжезинский, Александр Галафутник, Владимир Чигляев, Кирилл Бинн, Игорь Портянко, Ярослав Черненький и другие.

Так случилось, что я увидел "Сестру" не в премьере, а уже в круговороте наших нынешних драматических общественно-политических событий. И даже осознавая, что в энергетике постановки за длительный период ее проката что-то выветривается, нельзя отрицать, что ее острый, сатирический, публицистический задор попадает в самое сердце нашего "сегодня". К тому же, к чести режиссера, он сохраняет мудрость, чтобы не уничтожать и не унижать и без того несчастных псевдочеховских героев даже в остром польском соусе. Режиссер умеет их пожалеть, иногда приласкать, он способен им даже что-то простить, сохраняя при этом важнейшую миссию славянского театра — любить человека... невзирая на весь жестокий и трагичный политический маскарад.

Перевел "Четвертую сестру" украинский Александр Ирванец, который буквально накануне 100-го представления и рассказал мне, с чего это все началось:

— Однажды в конце 90-х я зашел в Польский институт, у меня там иногда есть дела, да и подчитываю свежую польскую периодику в их библиотеке. Читаю в основном журнал зарубежной литературы, переведенной на польской Literatura na swiece, и театральный ежеквартальник Dialog. В тот раз я взял свежий Dialog, и развернул его как раз на пьесе "Четвертая сестра".

Я зачитался сразу, а потом забрал журнал с собой. Дома я читал дальше, переводил сразу для жены Оксаны некоторые фрагменты: пьеса меня поразила.

Это был действительно очень классный текст.

Я начал переводить для себя, не имея никаких предварительных договоренностей. Просто хотелось, чтобы этот текст появился на украинском.

А потом (я уже сделал тогда первое действие и начал переводить второе) — мы встретились со Стасом Моисеевым.

Я дал ему текст, и через пару недель, во время следующей встречи, Моисеев спросил: а что там дальше, в той пьесе, чем же она закончится?

Тогда я быстренько доперевел второе действие, и Станислав Анатольевич дочитал до конца.

— А потом — спектакль?

— Прошло еще сколько-то времени — и родилась эта постановка. На мой взгляд, — очень хорошая, глубокая и интересная.

— А с автором вы были раньше знакомы?

— Это случилось позже, уже перед самой постановкой мы и познакомились с Янушем Гловацким. Оказалось, что его жена, урожденная киевлянка Елена Леоненко, — известная в Польше певица и актриса. Она как раз приезжала к родителям в Киев, и мы встретились.

Сам Януш оказался очень приятным и хорошим человеком, у себя на родине он мега-классик — известен, уважаем и дико популярен.

— "Четвертая сестра" — не единственный ваш перевод произведений Януша Гловацкого.

— Да. Заинтересовавшись его творчеством, в 2008 г., я перевел его автобиографический роман "Из головы", который вышел во львовском издательстве "Астролябия". Два года назад в киевском издательстве "Темпора" вышел сборник пьес "Высокие дома, глубокие могилы", куда вошли "Четвертая сестра" и еще три пьесы: "Попелюха", "Антигона в Нью-Йорке" и "Елка страха".

В 2013 г. в Харькове, в Ьеатре им. Т.Г.Шевченко, польский режиссер Анджей Щитко поставил "Антигону в Нью-Йорке", а вскоре харьковчанин Сергей Бережко поставил еще и "Попелюху", с молодыми актерами, студентами харьковского театрального.

Однако обе эти постановки уже нельзя увидеть на сцене. По разным досадным причинам.

Но я видел их, и они были хорошие, безотносительно к моему там участию. И участия никакого не было, просто я дал тексты.

Надо добавить, что драматургия Гловацкого исполняется на сценах бродвейских театров, а также в Париже, Берлине, Стамбуле, Тайбэе, Косово и т.п. Кроме того, Гловацкий — киносценарист. По его сценариям снят культовый польский фильм "Рейс", а также А. Вайда снял фильмы "Охота на мух" и недавний скандальный "Валенса".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно