Бриллиантовый отблеск эпохи — "Аббатство Даунтон"

28 декабря, 2015, 19:00 Распечатать Выпуск №50, 28 декабря-15 января

"Аббатство Даунтон" — настоящий телевизионный подарок как для британцев, так и для всех зрителей-англофилов. Историческая мелодрама, ставшая заметным явлением современного киномира, повествует об аристократической семье, жившей в Англии сто лет назад — их буднях и праздниках, традициях и манерах. Казалось бы, неужели в одной семье найдется столько интересных историй, что о них можно снять целый сериал? Представьте себе, нашлось, и шесть сезонов они держали в напряжении зрителей по обе стороны Атлантики. Семейную сагу, не пропуская ни одной серии, смотрели королева Елизавета ІІ, герцог и герцогиня Кембриджские (Вильям и Кейт), Мишель Обама, Опра Уинфри, Том Хэнкс, Хариссон Форд, Бейонсе и еще сотни мировых знаменитостей.  

 

Соединенное Королевство отметило Рождество — тот радостный период, когда лондонская Оксфорд-стрит сияет праздничным дизайном столичных мегасторов и висящих зонтиков-иллюминаций, а на шумных корпоративных приемах рекой льется шампанское. 

Но уже в канун Рождества, на Сочельник, все улицы опустели, а каждый дом не только веселили рождественские песни-колядки, но и наполнил аромат святочных дровишек (юл-лога), мерцающих в камине. Семьи собрались за столом, наслаждаясь запеченным гусем или индейкой, брюссельской капустой, маринованным шотландским лососем. После десерта — традиционного рождественского пудинга, подогретого огнем слегка пылающего коньяка, все переместились поближе к телевизору — в эти дни шли лучшие передачи. 

Несомненно, многие ожидали "Аббатство Даунтон", которое телевидение дарит зрителям уже шестой год кряду, — телесериал такой популярный, что некоторые его серии только в Британии собирали до
12 млн. зрителей! Но в этот раз обязательная рождественская серия фильма знаменовала его завершение.

"Аббатство Даунтон" — настоящий телевизионный подарок как для британцев, так и для всех зрителей-англофилов. Историческая мелодрама, ставшая заметным явлением современного киномира, повествует об аристократической семье, жившей в Англии сто лет назад — их буднях и праздниках, традициях и манерах. Казалось бы, неужели в одной семье найдется столько интересных историй, что о них можно снять целый сериал? Представьте себе, нашлось, и шесть сезонов они держали в напряжении зрителей по обе стороны Атлантики. Семейную сагу, не пропуская ни одной серии, смотрели королева Елизавета ІІ, герцог и герцогиня Кембриджские (Вильям и Кейт), Мишель Обама, Опра Уинфри, Том Хэнкс, Хариссон Форд, Бейонсе и еще сотни мировых знаменитостей.

Грэнтэмы как зеркало эпохи

…Леди Кора с мужем Робертом Кроули (лордом Грэнтэмом) провели его кузена Джеймса на теплоход до Нью-Йорка и, дождавшись, когда тот отчалит из Саутгемптона, отправились в Лондон, чтобы оттуда поездом добраться домой в Йоркшир, в родовое имение Даунтон. За окном стоял теплый апрель 1912 года. А через несколько дней Коре Кроули с утренним кофе принесли свежую газету. В глазах Роберта, вошедшего в комнату, она заметила непонятную тревогу. "Что случилось?" — удивилась леди Грэнтэм. Муж ничего не ответил, лишь указал глазами на газету: первая страница огромным заголовком кричала: "У берегов Лабрадора затонул теплоход "Титаник". Кора побледнела… Джеймс Кроули и его сын Патрик — не просто пассажиры этого корабля: Джеймс был владельцем их роскошного аббатства Даунтон, а Патрик недавно обручился с их старшей дочерью Мэри…

Так драматически начинается семейная историко-политическая киноэпопея.

Аббатство Даунтон — огромное поместье богатого английского лорда Грэнтэма в графстве Йоркшир. Вернее, еще недавно богатого, потому как теперь он ломает голову как сберечь дворец, земли, остаток денег, репутацию, семью и душевный покой. Выживает тот, кто поумнее да побогаче.

Кора — состоятельная американка, приехавшая в Британию на поиски мужа. А семья Роберта в то время испытывала серьезные затруднения, выплачивая долги за Даунтон. Вот тогда они и договорились: английский аристократ женится на девушке с солидным приданым, которая спасет и поместье, и всю его семью. С тех пор вот уже почти тридцать лет они живут счастливо, хотя вначале не все ладилось — мать Роберта предъявляла к своей американской невестке множество претензий. Но как давно уже это было…

С момента выхода в 2010 г. на экраны сериал стал получать награды британских и американских кино- и телеакадемий, а после второго сезона они посыпались щедрым дождем (44 премии, среди которых 11 — "Эмми", три — "Голден Глоуб" и две — "Бафта") — за сценарий, режиссуру, актерскую игру, костюмы, декорации. Но главное — за увлекательный сюжет: немного приключений и интриг на верхних этажах дворца и внизу, на этаже прислуги; попытки самоубийства, зависть, ревность; мелодрамы, приправленные то страстной любовью, то неожиданными потерями, то мудрым бабушкиным советом или ее острым словечком. Все это происходит в освещенных яркими люстрами и свечами в канделябрах роскошных залах старинного дворца, лондонских квартирах, правительственных кабинетах и даже в Букингемском дворце.

Здесь идет речь не только о "Титанике", но и о Первой мировой войне — в Британии еще совсем недавно были живы участники этих мировых трагедий. На фронт тогда шли все молодые мужчины, невзирая на статус, — ушел и племянник лорда Грэнтэма Мэттью Кроули (когда-то точно так же ушел на войну единственній сын яростного сторонника империи, политика и известного сказочника Редьярда Киплинга). В сериале переплетаются любовь и политика, бедность и богатство, проблемы в коридорах власти, огромные деньги и банкротство, войны, английская рачительность и благотворительность, тяжелые болезни, огромные надежды и таких же масштабов утраты.

Несмотря на все политические перипетии и скандалы во власти, зрители с нетерпением ждут, чем закончится откровенный флирт старшей дочери Грэнтэмов — леди Мэри — с турецким красавцем-дипломатом Кемалем Памуком, прибывшим в Лондон на переговоры о независимости Албании. Памук со своим лондонским приятелем приезжают в Даунтон поохотиться на лис... В Англии охота — особое зрелище, когда в ярко-красных с золотыми пуговицами камзолах, белых манишках и черных цилиндрах выезжают на лошадях с десяток охотников, а рядом мчит стая гончих.

В семье Кроули три взрослые дочери на выданье — Мэри, Эдит и Сибил, — все такие разные. Каждой хочется удачно выйти замуж и иметь семью, но даже у аристократов не все идет как по нотам. Старшая сестра Мэри всегда пытается играть первую скрипку; добрая, но строгая, сухая и холодная, немного с мужскими манерами и обостренным чувством справедливости ничего никому не прощает, в том числе и собственным сестрам. И даже когда из-за ее принципов начинает крушиться их личная жизнь, ничто не в силах остановить Мэри…

Сериал стал этапной работой известных английских и американских актеров Мэгги Смит (Вайолет Кроули, вдовствующая графиня, мать Роберта), Элизабет Макговерн (Кора, жена Роберта), Хью Боневилля (Роберт Кроули); вывел на мировую киноарену молодых лондонских актеров Мишель Докери (леди Мэри), Дэна Стивенса (Мэттью Кроули) и др.

Без него не было бы "Даунтона"…

…как не было бы горячих страстей, интриг, невосполнимых утрат, боев в Нормандии, волнующих поездок из провинции в Лондон, рождений и смертей и даже добрых отношений хозяев со слугами — всех тех ежедневных хлопот, которыми жили богатые семьи начала прошлого века.

12-летний период жизни в "Аббатстве Даунтон" — это не только "Титаник" и Первая мировая, но и кризис английской аристократии, ее неизбежное банкротство, социальные и революционные движения. Плюс начало эры автомобилей, радио, телефонов, кухонных миксеров и конец эпохи графских камердинеров. Незыблемыми остаются лишь традиции английских чайных церемоний, безукоризненные смокинги да идеально расставленная изысканная посуда на обеденном столе.

Придумал и подарил миру "Аббатство Даунтон" автор сценария и чрезвычайно эрудированный человек — Джулиан Феллоуз. Он изучал английскую литературу в Кембридже, играл в драматической студии. Сцену полюбил настолько, что вскоре закончил Академию драматического искусства в Лондоне. А потом в его жизни были десять американских лет и неукротимое желание покорить Голливуд. Но поскольку этот амбициозный план провалился, Джулиан решил вернуться домой. В Лондоне Дж.Феллоуз играл в театре и теледрамах на Би-Би-Си, писал сценарии детских передач и мюзиклов, шедших с успехом в Уэст-энде и на Бродвее в Нью-Йорке; стал ведущим передачи о самых загадочных убийствах.

А параллельно с этим он пишет сценарии, фильмы по которым постепенно становятся всемирно известными: "Ярмарка тщеславия", "Ромео и Джульетта", "Молодая Виктория", "Турист". Несомненно, это — успех; и успешность человека нередко состоит не только в его талантах, часто это — свидетельство того, какие сложные преграды ему удалось преодолеть. "Отстаивай только самое важное", — говорила Джулиану мама, когда он обращался к ней за советом. 

Сценарии — не единственное творческое амплуа Феллоуза, он — режиссер двух фильмов, актер ("Завтра не наступит никогда" (бондиана), "Ущерб", "Петр и Павел", "Джейн Эйр" и пара десятков других). Недавно киномастер издал два романа — "Снобы" и "Несовершенное прошлое"; в 1970-е годы выпустил несколько романтических повестей под псевдонимом Ребекка Гренвилль. Ныне барон Феллоуз — член Палаты лордов Британского парламента, имеет фамильный герб. А еще он состоит в советах благотворительных фондов, помогающих хосписам, детям военных, престарелым людям, страдающим болезнью Альцгеймера, раком груди и пр.

Недавно Дж.Феллоузу вручили очередную награду — Международную "Эмми". Сейчас он приступает к работе над очередным амбициозным проектом — канал NBC (США) заказал ему сценарий фильма о "Позолоченной эпохе" — эпохе первых американских миллионеров конца ХІХ века — Дж.Рокфеллере, Дж.П.Моргане, К.Вандербильте, Э.Карнеги, Г.Форде — людях, которые создали Америку такой, какой она есть сегодня. 

50 серий Хайклера

События придуманного "Аббатства Даунтон" происходят в абсолютно реальном английском замке Хайклер (графство Беркшир). Замок мог появиться в кино еще лет 13 тому назад, в фильме "Госфорд-парк", но тогда нашли поместье неподалеку — Ротэм. Однако Хайклер все же дождался звездного часа, чтобы стать известным на весь мир аббатством Даунтон и появиться не в одной серии, а в 50-ти.

Около 800 лет это средневековое здание служило резиденцией епископов города Винчестер. В 1679 г. его приобрел первый граф Карнарвон. В 1839 г. граф Карнарвон III затеял серьезную реконструкцию здания, длившуюся три года, для чего пригласил известного архитектора сера Чарлза Барри — того самого, который реконструировал здание Британского парламента, автора известной башни Биг-Бен. По завершению работ замок предстал жемчужиной викторианской архитектуры, с массивной надстройкой — "короной"; с тех пор он стал называться Хайклер. На протяжении следующих ста лет замок станет местом, где собирается британская политическая знать — тогдашний граф Карнар-
вон IV был членом парламента, министром в правительстве Дизраэли; во время Первой мировой войны здесь располагался военный госпиталь, а во время Второй — приют для эвакуированных детей.

Сцены "Даунтона" снимали в музыкальном зале Хайклера с фламандскими гобеленами на стенах, столом красного дерева и креслом, принадлежавшими некогда Наполеону Бонапарту; в Большой столовой с портретом короля Карла І работы Ван Дэйка, картинами художников фламандского барокко. Лучшим же местом для разговоров считалась библиотека, созданная еще в начале ХVI в. и насчитывающая более 5 тыс. книг. Лорд и леди Kарнарвон открыли дверь своего замка всему миру — в 120 странах сериал посмотрели миллионы зрителей.

Лет пять тому назад замок хотел выкупить Эндрю Ллойд Веббер — автор известных мюзиклов "Иисус Христос — суперстар", "Призрак оперы", "Эвита" и других; он с семьей живет неподалеку, а в Хайклере хотел обустроить картинную галерею для своей художественной коллекции. Но Карнарвоны отказали, хотя король мюзикла был готов заплатить почти 140 млн. фунтов стерлингов. "Дворец не продается", — твердо ответил владелец.

Когда я была в Хайклере вокруг в сочной зелени пышно цвели желтые нарциссы, — стояла весенняя пора, тихо шумели кедры. Уже на пороге замка, попадаю в какую-то сказку: парадный вход — огромный зал с высоким аркоподобным потолком и высокими мраморными колоннами вишневого и голубого цвета, изысканной лепкой на потолке. Элегантно обшитые шелком большие залы Хайклера очаровывают старинной мебелью, картинами в массивных рамах, большими вазами и каминами. Во дворце насчитывается 300 комнат, из них 40 — спальни.

В одном из широких коридоров на стене замечаю под стеклом страницу лондонской газеты за декабрь 1936 г. В краткой заметке речь идет о будущей королеве. Но она этого еще не знает. 10-летнюю Лилибет Виндзор, игравшую с подружками, позвала мама. Запыхавшаяся девочка прибежала и тут же собралась убегать — там ее все ждут.

— Лилибет, — взяла ее за плечи мать. — Остановись на минутку и послушай, что я тебе сейчас скажу. Доченька, я хочу, чтобы ты знала: когда вырастешь, станешь королевой. А теперь возвращайся играть. Это случится еще не завтра, но случится непременно.

Девочка вновь побежала к детям; она была еще слишком мала и не знала, что в тот день отрекся от престола ее дядя — король Эдуард VIII, предпочевший королевскому престолу любовь к Уоллис Симпсон. Поэтому младший брат Эдуарда — ее отец — взошел на трон, став королем Георгом VI, а ей (как старшей дочери) предстоит когда-нибудь принять у него скипетр и занять место на троне. Она и подумать не могла, что уже через 16 лет ее будут торжественно короновать в Вестминстере. А вскоре королева станет крестной матерью новорожденного Джорджа Герберта, графа Карнарвона VIII, нынешнего владельца Хайклера.

Кстати, королева Елизаве-та ІІ смотрила сериал не просто как зритель, но и как дотошный критик, вставляя комментарии по поводу некоторых оплошностей — Хайклер она знает очень хорошо, ведь ее не раз там принимали.

В подвальном помещении замка есть уникальное место — египетская коллекция. В начале ХХ в. граф Карнарвон V почти 16 лет провел в Египте, исследуя территории возле Луксора, в Долине царей. Это они с археологом Говардом Картером в 1922 г. нашли гробницу фараона Тутанхамона и первыми вошли в нее: "Господи, да тут сплошное золото!" — воскликнула дочь графа леди Эвелин. Правда, это открытие оказалось счастливым лишь для истории, для графа же стало фатальным — через полгода он умер от укуса комара, вызвавшего заражение крови. Тогда все говорили: "Это — проклятие Тутанхамона".

После смерти графа его вдова леди Алмина (о которой восторженно отзывался романист Ивлин Во) продала египетскую коллекцию и 60 артефактов из гробницы Тутанхамона музею "Метрополитен" в Нью-Йорке. Но много чего осталось и в Хайклере. Не так давно во дворце отметили 90-летие самого большого исторического открытия последнего столетия.

Кинодраму о жизни английской аристократии снимали в замке Хайклер еще и потому, что Дж.Феллоуз писал "Даунтон" именно под него — родовое поместье своих давних друзей Джорджа и Фионы Герберт, лорда и леди Карнарвон; здесь сер Джулиан с женой леди Эммой не раз обедали в Большой столовой, проводили время в музыкальной комнате и огромной библиотеке. Только без лорда и леди Грэнтэм, без вдовствующей графини Вайолет…

Ходячая мудрость

Графиня Грэнтэм, мать Роберта и Розамунды — особый персонаж этой драмы. Подчеркнуто вежливая, сдержанная, со вкусом одетая, она приезжает во дворец, как правило, к ужину или для решения важнейших вопросов, в другое время она занята помощью местной больнице и легкими сплетнями с приятельницами. Кстати, в фильме она — самая мудрая, хоть и далеко не всем по душе. Но леди Вайолет почти всегда права. "Если выбирать между логикой и принципами, я — за принципы", — говорит она.

Графиня беззаветно любит (по-английски сдержанно) троих взрослых внучек — Мэри, Эдит и Сибил, которые нередко посвящают ее в свои девичьи секреты, зная, что бабушка никогда не предаст.

И не может быть и речи, чтобы о происходящем в Даунтоне (даже совершенно секретном) графиня чего-нибудь не знала. Интересуетесь, как дела в треугольнике Кора—Роберт—Вайолет? Лорд Грэнтэм демонстрирует чудеса дипломатии, чтобы оставаться как добрым сыном своей матери, так и любящим мужем для Коры, сохранять любовь и тепло к самым родным женщинам.

У леди Вайолет всегда собственное мнение о событиях, людях или вещах, и нередко она высказывает его вслух. Это звучит так же деликатно, как укол иглой, прикрытой тонким шелком — поможет ли ткань? В изысканной и благородной манере графиня расставляет все на свои места: "Вульгарность еще никогда не была признаком большого ума" (взрослой внучке), или: "Смотри, не замерзни на вершине самооценки" (приятельнице Изобель Кроули). За шесть сезонов сформировался целый словарь афоризмов леди Вайолет. Или это мысли самого Дж.Феллоуза? Хотя из уст английской аристократки они звучат, несомненно, убедительнее. Кстати, отдельные черты графини сценарист "одолжил" у своей тети Айси.

Известная актриса Мэгги Смит, сыгравшая графиню, — счастливый талисман Дж.Феллоуза. Она работала с ним в трех фильмах, получивших высшее признание. (Зрители помнят М.Смит в роли профессора Минервы в фильмах о Гарри Поттере. — А.В.) На съемочной площадке между ними установилось завидное понимание: Мэгги правильно чувствует задуманные автором оттенки сюжета, ее слова в кадре звучат с наиболее соответствующей интонацией. А как ей удалось передать горе от потери внучки Сибил: не словами, не жестами — опираясь на трость, графиня одиноко идет через огромный зал…

Это в честь Мэгги Смит летом (только не падайте!) королева Елизавета ІІ устроила прием в Виндзорском дворце! В честь гениальной актрисы, в честь Дамы-командора Британской империи.

А началось творческое сотрудничество М.Смит и Дж.Феллоуза еще в фильме "Госфорд-парк" (своего рода генеральной репетиции "Аббатства Даунтон"), к которому все его американские коллеги отнеслись довольно скептично. Но их скепсис оказался неуместным — в 2002 г. Феллоуз получил "Оскар" за лучший сценарий, а сам фильм был выдвинут еще в восьми номинациях. Золотая статуэтка Американской киноакадемии оказалась настолько неожиданной для англичанина, что он даже не подготовил краткого выступления к вручению, лишь сказал: "Боже, благослови Америку!" Он просто не мог поверить, что стоит на сцене рядом с актрисами Вупи Голдберг и Гвинет Пэлтроу! С этого "Оскара" и началось мировое признание Дж.Феллоуза как высочайшего мастера кино.

Манеры "Даунтона"

В британском сериале многие откроют для себя мир аристократии и настоящей элиты. И за тем, чтобы в кадре все соответствовало тому времени, следил исторический консультант Аластер Брюс: только с его разрешения в фильме стояли, разговаривали, носили определенную одежду, ездили автомобили, проводили политические дискуссии и устраивали приемы.

Для А.Брюса, давнего друга Дж.Феллоуза и потомка шотландского короля ХІV в. Роберта Брюса, история стала важной частью жизни. Она даже привела его в Букингемский дворец, где он не один год служил геральдом (глашатаем, объявляющим королеве о прибывших на аудиенцию). Кстати, именно А.Брюс убедил Елизавету ІІ в честь 60-летия ее правления сделать известный фотопортрет в темном бархатном плаще-накидке на фоне шотландской природы у дворца Балморал.

Эксперт по вопросам государственного и монаршего протокола, Брюс консультировал Дж.Феллоуза в фильмах "Госфорд-парк" и "Молодая Виктория". Так, в кинокартине о Виктории разговоры королевы с министрами, семьей или слугами звучат реальные фразы — слова взяты из воспоминаний служителей дворца, документов времен ее правления, личных писем — стоило лишь обратиться в Королевский архив, где хранятся многочисленные свидетельства обо всех британских монархах. Это сделали и когда на бал дебютанток в Букингемский дворец собиралась племянница лорда Грэнтэма Роузи, которую должны были представить королю Георгу V. Аластер Брюс отыскал в архиве Виндзорского дворца не только настоящее приглашение на бал 1923 года; он обнаружил и памятку с требованиями к дебютанткам: какое платье надевать, какими должны быть перчатки, макияж, чем украсить волосы. 

Историческая корректность соблюдается не только в серьезных сценах, но и в мелочах. К примеру, гости, сидя на диване, разговаривают, а рядом на столике — стакан воды. "Уберите, — просит А.Брюс, — в 20-е годы в Англии это могла быть только чашка чая, воду начнут ставить только в 50-х". Кстати, популярное сегодня слово "уик-энд" тогда не употребляли! Несомненно, такая точность в рассказе о событиях столетней давности придает сериалу большую достоверность и делает его ценнее. 

"Даунтон" — это и демонстрация ретро-манер, и этикета, принятых в тогдашнем обществе. Так, девушка из аристократической семьи всегда должна вести себя прилично, иначе о ее не совсем подобающем поведении узнают в Лондоне, и она не только опозорит себя и свою семью, но и лишится шансов удачно выйти замуж за человека своего круга. Хотя не все придерживались этих правил…

Прекрасная возможность поучиться этикету предоставлена в фильме во время изысканных застолий во дворце. 

В аристократических семьях к ужину женщины выходили исключительно в длинных платьях, драгоценностях и длинных перчатках. "Иначе будем выглядеть как дикари с острова Борнео", — объясняет леди Вайолет. Носить диадему могли только замужние женщины. Мужчина приходил на ужин в безукоризненном смокинге и накрахмаленной белоснежной рубашке, поскольку твидовый костюм годился разве что на прогулку или охоту. Кстати, если мужчина два дня кряду надевал одну и ту же рубашку, значит, у него появились какие-то проблемы: может становится беднее, может не ночует дома, может не имеет собственного камердинера.

И вот семья садится за стол. Тарелки, бокалы, серебряные вилки и ножи на столе должны быть расположены под линейку и на одинаковом расстоянии друг от друга. За столом женщина должна сидеть ровно, ни в коем случае не опираясь на спинку стула. На коленях под салфеткой — перчатки и сумочка. Но она положит их туда после того, как первой снимет перчатки хозяйка. Локти на стол класть запрещено. За столом не принято разговаривать о деньгах, работе, политике, сексе, здоровье или религии.

Существовали четкие правила, предусматривающие, когда можно взять из тарелки первую ложку супа; кто может сам присоединиться к разговору, а кому следует подождать, пока спросят. Может, в этих манерах чересчур много формальностей, но и в наше время не лишним было бы обучать людей этикету. 

Ужин в "Даунтоне", состоящий из семи блюд, экстравагантный: лососевый мусс или креветки, салат из сыра стилтон с фигами, суп из цветной капусты или голубого сыра, суфле из почек, отбивные из оленины или кролик под соусом бешамель, пастуший пирог, конечно же, йоркширский пудинг и эклеры. Из погребов доставали бордо и шардоне; виски предлагали уже после десерта. 

Прислуга подходила к сидящим сзади, предлагая серебряный поднос с блюдами правой рукой и держа левую за спиной. Каждый сам клал блюда себе на тарелку. Вам очень понравился нежный ростбиф и захотелось еще кусочек? Извините, но у аристократов не принято просить добавки. Как не принято и нахваливать блюда — ведь готовила их не хозяйка, а повариха. Важно также помнить, что суфле — это не десерт, а сладкое, на десерт будут фрукты (которые ели вилкой, включая бананы) и шерри. Кстати, наливать молоко в чашку до того, как налили чай, тоже считалось серьезным промахом.

В высших кругах не принято было демонстрировать эмоции, какие бы вулканы ни бурлили внутри вас, — только сдержанность. Даже в самые драматичные для Мэри моменты она суха и холодна — не потому, что безразлична, просто ее так воспитывали.

Аристократические манеры обитателей "Даунтона" выгодно подчеркивает изысканная одежда, и в сериале мы с интересом изучаем женскую моду 10–20-х годов ХХ в. — прямые длинные платья, нередко с вышивкой по шелку, строгие твидовые костюмы, иногда с узкими брюками (женщины тоже ездили на лошадях и принимали участие в охоте). И, конечно же, шляпки — разные для младших и старших, для бедных и богатых, с цветами и перьями, но всегда украшают и облагораживают любую женщину.

"Даунтон" сегодня

А как живут настоящие, а не киношные обитатели Хайклера? Нынешние владельцы замка лорд и леди Карнарвон — современные аристократы. Конечно, они посещают балы, куда приходят (совсем как в кино) торжественно одетыми и в дорогих украшениях, но в будни граф без устали работает на земле, а графиня (иногда забравшись на капот джипа) большими садовыми ножницами обрезает сухие ветки с деревьев возле дворца, высаживает цветы на клумбах или пишет очередную книгу. (Она — автор трех книг по истории Хайклера. — А.В.) У них есть прислуга (почти сотня работников — повара, садовники, водители), но хозяйство настолько огромное, что хозяевам приходится исполнять не только церемониальную миссию, но и черновую работу во дворце.

— Леди Карнарвон, после шести лет съемок, вы, наверное, все еще чувствуете себя в "Даунтоне"? — спрашиваю у приветливой хозяйки замка Фионы Герберт (леди Карнарвон).

— Эти несколько лет были просто потрясяющими! "Даунтон" обозначил Хайклер, наш дом, на карте мира. Семья моего мужа живет здесь с 1679 г., а само здание существует с 749 г.! Так странно, что люди едут к нам побывать в "Даунтоне" — но эти два мира теперь настолько переплелись…

— Каков рабочий день сегодняшней аристократии?

— Мы были достаточно загружены работой и до начала съемок "Даунтона", но сегодня… Ведь интерес к Хайклеру просто сумасшедший. (Дворец ежегодно посещают 60 тыс. туристов, а билеты выкуплены на полгода вперед. — А.В.)

С утра я занимаюсь делами во дворце, делаю записи в дневнике, встречаюсь с организаторами различных мероприятий. Потом переключаюсь на хозяйство — ремонт разных частей Хайклера требует много времени, на мне — встречи со строителями и поставщиками. Еще у нас есть ферма — там работает преимущественно мой муж. Он также проводит разные встречи в Лондоне — мы принимаем участие во многих бизнес-проектах, благотворительных акциях. А после этого пытаюсь еще и кое-что писать. Кроме того, мы любим цветы и с удовольствием вдвоем работаем в цветниках.

— Какой цветок мог бы стать символом Хайклера?

— Цветники — это одновременно приятное занятие и отдых. Но Хайклер более известен своими кедрами, высокими экзотическими деревьями, саженцы которых 250 лет тому назад привезли из Ливана. Кедры — символ величия, о них говорилось еще в Библии, ими восторгались древние египтяне. Эти деревья также напоминают нам о графе Карнарвоне V, открывшем в 1922 г. гробницу Тутанхамона. Так что, пожалуй, кедр мог бы стать символом нашего поместья.

— Каждую серию прогулкой вдоль столетних кедров начинает лабрадор — это ваш? 

— У меня действительно три желтых красавца-лабрадора, но в фильме не снимался ни один из них. (Улыбается)

Окунись в Рождественскую сказку

Замок Хайклер, как и все Соединенное Королевство, отпраздновал Рождество, когда запряженные оленями сани Санта Клауса взлетели в ночное небо, когда отовсюду слышны были колокольчики, а взрослые и дети ожидали не только подарков под елкой, они жаждали сказки. 

И она пришла к ним специальным рождественским выпуском сериала, настолько искреннего и нефальшивого, что зрители восприняли его как вполне реальную историю, произошедшую где-то в соседнем графстве. Может быть, потому, что не весь сюжет был придуман: некоторые события были реальными, взятыми из жизни лорда Карнарвона VII и его жены-американки Кэтрин. К тому же, очень талантливо сыграли все актеры — исполнители и первых, и вторых ролей. Кстати, некоторые оказались выпускниками школ не только актерских: у Х.Бонневиля, Д.Стивенса, Р.Кэссиди (Филлис) за плечами Кембридж, Дж.Картера (Карсон), М.Гуда (Генри Талбот, новый муж Мэри) — другие британские университеты, а у Р.Джеймса-Колье (Томас) — даже два.

В фильме нет ничего лишнего — ни событий, ни пустых диалогов, все наполнено смыслом, поэтому смотрится он на одном дыхании.

— Читая сценарий последнего сезона, я даже немного растрогался, — рассказал исполнитель главной роли Хью Бонневиль. — Таких сценариев и такой роли в моей жизни больше не будет — это просто уникальная возможность, какими бы изнурительными ни были периоды съемок. 

…Одна из ключевых трагедий этой мелодрамы — автокатастрофа, в которую попадает главный герой Мэттью. Став владельцем огромного аббатства, он отправляется на фронт; после серьезного ранения и травмы позвоночника почти в полной безысходности он находит в себе жизненные силы. Вскоре на Рождество он предложит руку и сердце любимой леди Мэри. А почти через полтора года, в момент, когда судьба осчастливила их первенцем Джорджем, все и произошло… Зрители даже писали возмущенные письма авторам фильма: почему с ними обошлись так жестоко (серию показали на Рождество), как можно было испортить эту сказку?

Но разве сказку можно испортить? 

За праздничным столом в Большой столовой "Даунтона" снова собралась семья Кроули, вступая в год 1926-й. Канун Рождества в Королевстве — это не только мелодичная "Тихая ночь", наш "Щедрик" и бодренькие "Джингл-беллз". Это и роскошный ужин, когда повариха миссис Пэтмор приготовила почти сказочные блюда — фуа-гра, черепаший суп, печеную форель, жареных фазанов, маринованные артишоки и на десерт — фирменную даунтонскую шоколадную шарлотку с фруктами. А в бокалах на столе — выдержанное бордо урожая 1912 г., послевкусие которого, как и события сериала "Аббатство Даунтон", надолго оставляют свой неповторимый насыщенный букет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно