БОРЬБА БЕЗ ПРАВИЛ

13 апреля, 2001, 00:00 Распечатать

За прошедшие полгода все успели до тошноты пресытится скандалом вокруг будущей украинской презентации на Венецианской Биеннале...

Ю. Онух и Г. Зееманн: дуэт не состоялся?
Ю. Онух и Г. Зееманн: дуэт не состоялся?

За прошедшие полгода все успели до тошноты пресытится скандалом вокруг будущей украинской презентации на Венецианской Биеннале. Конфликту интересов до недавнего времени легитимного куратора Юрия Онуха, директора Центра современного искусства, и упорно себя выдвигавшего в качестве альтернативы последнему главы Нового творческого объединения (НТО) Валентина Раевского уделялось внимания больше чем достаточно. Хотелось верить, что когда-нибудь он будет исчерпан, но... В середине марта, за два месяца до Биеннале, внезапные правительственные назначения привели к смене ролей «победителей» и «побежденных». Указом вице-премьера Н.Жулинского был назначен новый комиссар — глава Службы правительственного контроля за перемещением культурных ценностей через государственную границу Украины Александр Федорук. В результате состоявшегося на следующий день конкурса в Союзе художников избран новый венецианский проект и его куратор — В.Раевский. Что по стыдливому умолчанию — официального распоряжения министра культуры на сей счет не было — отодвинуло в тень Е.Карася и Ю.Онуха. Такой поворот событий уже не является поводом для выяснения, кто прав, а кто виноват, чей проект лучше, а чей хуже. Ситуация, которую можно расценивать как издержки отсутствия приемлемой процедуры выбора проекта, поучительна в другом плане. В плане анализа механизмов действия власти.

 

Шаг за шагом распутывая клубок происшедшего, видим, что ситуация не была прозрачной изначально. Прошлым летом министр культуры Б.Ступка назначил своего советника Е.Карася комиссаром первой презентации Украины на 49-й Венецианской Биеннале. Тот, «посовещавшись с общественностью», сосредоточенной вокруг его галереи, назначил куратором Ю.Онуха. Кулуарность избраний комиссара и куратора в будущем станет основным аргументом их оппонентов.

Уведомленные об организационном составе украинской презентации президент Биеннале П.Баратта и директор визуальной секции Г.Зееманн, со своей стороны, официально его подтверждают. В октябре Е.Карась и Ю.Онух получают приглашения на предварительную встречу комиссаров и кураторов в Венеции. Там их ждал первый сюрприз — встреча с представителями «конкурирующей фирмы» О.Мазаевой и В.Раевским. Последние приехали, заручившись письмом председателя парламентского Комитета по духовности и культуре Л.Танюка, дающим им полномочия представить к рассмотрению альтернативный проект, — как позже выяснилось, выдавать подобные постановления, идущие в разрез с постановлениями Минкультуры, г-н Танюк не мог. Инцидент нейтрализовало вмешательство присутствующего на встрече представителя украинского посольства. Далее процесс подготовки к Биеннале потек довольно вяло, а страсти недовольных накалялись. К концу декабря куратор определился с выбором художников, ими стали представители и учредители Фонда Мазоха И.Подольчак и И.Дюрич. Что почти совпало с моментом «запускания торта» в лицо Ю.Онуху — сей своеобразной акцией на открытии выставки П.Макова в ЦСИ художник А.Савадов, входящий в НТО, выразил протест против исторической несправедливости. Свой протест В.Раевский, А.Савадов, О.Тистол изъявляли и в эпистолярной форме — посылая разоблачающие канадско-польское гражданство Онуха и «имперские» амбиции соросовского ЦСИ письма в Минкультуры.

В декабре министерство создает Контролирующий совет по Биеннале, куда помимо министерских чиновников входят главы Союза художников — В.Чепелык и Академии искусства — А.Чебыкин. 13 января «Литературная Украина» публикует открытое письмо Совета Национального Союза художников, адресованное вице-премьеру и министру культуры, демонстрирующее озабоченность тем, что Украину на Биеннале представляют «новоявленные вояжеры закулисной игры — директор частной галереи Е.Карась и директор Центра Сороса, иностранный гражданин Ежи Онух». Союз художников заявляет, что «никому не позволит спекулировать святым именем Украины и подменять наши национальные ценности», упрекает Б.Ступку в том, что процедура назначения комиссара и куратора не была открытой, предлагает передать подготовку к Биеннале в руки человека авторитетного — академика А.Федорука. Еще одно косвенное обстоятельство, возможно, сыграло роль в этой запутанной истории. В феврале Ю.Онух ставит свою подпись под опубликованным многими СМИ коллективным письмом «недобитків молодої української інтелігенції», осуждающим политику Президента. За сим последовал звонок министра Ступки, упреки в нелояльности, требование учесть, что «деньги на Биеннале дает Кучма». 14 марта, за день до определенного дирекцией Биеннале окончательного срока подачи визуальных материалов для каталога, на закрытом заседании у вице-премьера собираются министр культуры и его заместители, В.Чепелык, А.Чебыкин, О.Мазаева, В.Раевский — дальнейшее известно: 21 марта состоялась пресс-конференция Ю.Онуха, И.Подольчака, И.Дюрича в УНИАНе. Любопытная деталь — бывший комиссар Е.Карась на нее не явился, аргументируя свое поведение тем, что не понимает позиции Минкультуры, но, являясь служащим этого ведомства, в любом случае вынужден ее разделять.

Ю.Онух, как и все прочие пребывающий в неведении о причинах своего отстранения от обязанностей куратора, предположил, что поводом является подписанное им антипрезидентское воззвание, действительной же причиной — нежелание Союза художников, который «имеет юридический статус общественной организации, но фактически является фаворитом государства», уступать кому-то «свои» деньги:

— Суть конфликта — государственные деньги. Жесткого противостояния не было до того момента, пока не стало известно наверняка — из бюджета выделяется сумма в 800 тысяч гривен. Деньги, выделяемые государством на художественные акции, по определению, являются деньгами Союза художников. Тогда и началась настоящая борьба. Я отказался идти на переговоры с чиновниками союза — А.Федорук звонил мне, показывал работы г-на Сидоренко, просил подумать о расширении украинского предложения. Договориться со мной оказалось невозможно. Подписание мною письма, направленного против Президента, — это только удачно подвернувшийся в руки оппонентов козырь в политической игре».

Дабы не теряться в догадках об истинных причинах внезапной смены состава участников Биеннале, я решила непосредственно спросить об этом у его инициатора — Николая Жулинского.

 

— Когда в прошлом году Богдан Сильвестрович Ступка темпераментно заявил: «Венецианская Биеннале — это грандиозное событие, теперь и мы будем принимать в нем участие», при моей поддержке в бюджет 2001 года были заложены соответствующие средства. В механику подготовки, входящей в сферу обязанностей Министерства культуры, я до поры до времени не вникал. Меня вполне устраивала и кандидатура Е.Карася, которого я неплохо знаю, бывал в его галерее, и кандидатура Ю.Онуха. Б.Ступка восторженно рассказывал: «Все идет прекрасно, дело горит в руках художников, это будет потрясающий проект, огромные инсталляции, показывающие пакт Молотова—Рибентроппа, Мао Цзедуна, переплывающего Янцзы». Хорошо бы понять еще, какое отношение имеет Мао Цзедун к Украине, но нельзя требовать от себя слишком многого: современное искусство, как известно, — дело тонкое. Помня, что 15 марта — последний срок подачи материалов для каталога, в очередной раз спрашиваю, как идут дела. «Проект уже готов». Вы его видели? «Нет, но он существует в компьютере.» Между тем, гремят скандалы, в которых фигурируют О.Мазаева, В.Раевский. Чувствую, уже пора вмешиваться. Почему процесс подготовки окутан тайной, почему бездействует Контролирующий совет? Если мы говорим о гражданском, открытом обществе, тратя государственные деньги, нельзя покупать кота в мешке. Все должно делаться на виду у общественности. У нас есть Союз художников, как бы мы к нему ни относились, Академия искусства — почему бы не посоветоваться с ними? Дальше так продолжаться не может, если Минкультуры находится в моем ведении, я отвечаю за использование этих денег. Реагируя на открытое письмо Союза художников в «Литературной Украине», я собрал их и предложил немедленно принимать решение. Правительство назначает комиссара, но коль он не справился, не провел творческого конкурса, его нужно срочно заменить. Поинтересовавшись мнением Богдана Сильвестровича на сей счет, я услышал: «Меня подвели — хотел как лучше, а вышло как всегда. Убедили в существовании виртуального проекта, но я его в глаза не видел...». А.Федорук находился в это время в Москве, но Контролирующий совет согласовал с ним его назначение по телефону.

— Между тем Ю.Онух считает себя пострадавшим за свои политические убеждения...

— Какое отношение имеют его убеждения к Биеннале? Я видел письмо, о котором вы говорите, но поверьте, даже не знал, что под ним подписался Онух. Это только его личное дело, нисколько меня не интересующее. Моя цель — знать, на какой проект пойдут деньги. Показала бы его команда до 15 марта то, что было сделано, нам бы не пришлось догонять ушедший поезд.

Возможно, Ю.Онуху и удобно считать себя пострадавшим за то, что он подписал антипрезидентское письмо, за то, что он — гражданин Канады, а не Украины. Для меня его гражданство и убеждения не играют никакой роли, тем более учитывая мое пристрастное отношение к украинской диаспоре. Меня волнует только, с чем мы впервые выйдем на Биеннале. И соблюдение процедуры, гарантирующей открытость отбора участников. А ущемление демократических прав и свобод — инструмент, которым сегодня кто только не пользуется.

Информацию о демократической процедуре конкурса в Союзе художников 15 марта тоже можно было получить из первых уст, от возглавившего жюри Андрея Чебыкина (комиссар Федорук все еще находился в отъезде).

— Андрей Владимирович, не кажется ли вам, что Союзом художников побиты все рекорды приемлемой для устроения конкурсов скорости? Конкурс состоялся на следующий же день после принятия решения о его проведении, нигде не оглашался, профессиональная общественность, которая потенциально могла бы принять в нем участие, узнала о событии постфактум. Поданные же проекты О.Пинчука, В.Раевского, В.Сидоренко были извлечены, как рояль из кустов, — внезапно оказались в нужном месте в нужное время.

— Ситуацию с «роялем в кустах» спровоцировал сам Е.Карась. Он, кстати, знал, что эти проекты, дожидаясь конкурса, лежат в кабинете у Ступки. Для тендера достаточно и трех проектов.

— Почему на конкурс не был приглашен Ю.Онух, он заранее сбрасывался со счетов?

— Мы приглашали Онуха и Карася, Онух отказался прийти. (Напомним, по версии самого Ю.Онуха, он узнал о конкурсе через час после его начала.)

— Чем обосновывается выбор комиссии?

— Художники, входящие в проект (А.Савадов, В.Раевский, О.Тистол, О.Меленти (О.Мазаева), хорошо известны в мире, не раз выставлялись на той же Венецианской Биеннале. Показалось интересным также то, что в создании панно, сегодня условно называющемся «Украина», могут принимать участие и другие художники, соответствующие концепции. Такой автор, как Виктор Сидоренко, им, безусловно, пригодится. Салонная скульптура Пинчука — не для Биеннале. Предоставления визуальных материалов по проекту Подольчака и Дюрича мы прождали весь день, но наше жюри было проигнорировано. К тому же, в концепции их проекта нет ни одной фразы, поясняющей, как эти мировые проблемы, заполняющие все Биеннале, Мао Цзедуны и Че Гевары, связаны с нами.

— Какую цель преследовал союз этим конкурсом?

— Мы показали — Союз художников что-то да значит, как и Академия искусства, где собраны не последние люди, с которыми необходимо было посоветоваться. Не исключено, если бы с нами консультировались, проект Онуха прошел бы.

Теперь конкурс вырисовывается четче, картина станет еще более понятной, если выяснить, являются ли судьи, те, безусловно, уважаемые, со слов моего собеседника, художники, которые оценивали проекты по степени выраженности в них национальной идеи, экспертами в актуальном искусстве? Учтем, что Биеннале — это форум актуального искусства, а союзная номенклатура — В.Гурин, В.Перевальский, Н.Стороженко, Л.Авраменко, И.Волощук, В.Вештак — до нынешнего момента была от него довольно далека.

Была предпринята попытка получить еще один проясняющий дело комментарий из первых уст — Валентина Раевского. На вопрос «Возможны ли такие случайные совпадения — 14 марта вы участвуете в закрытом заседании у вице-премьера, а на следующий день выигрываете конкурс проектов?» Раевский отвечать отказался, ибо в его задачи «сегодня это не входит». Кажется странным поведение этого человека, имя которого связано со всеми скандалами вокруг Биеннале, но умудряющегося при этом ловко ставить в нужное время на нужную клеточку то художника с тортом, а то и чиновника с инструкцией.

Это «борьба за Биеннале», как называют происходящее, — без прикрас. Но не пробуйте разобраться, кто в ней есть кто. Ясно одно — никто из ее участников не действует абсолютно честно. Никто не пытается «играть по правилам» в ситуации, когда этих правил попросту не существует.

Ни В.Раевский, начавший войну компроматов против «соросовских оккупантов» и лоббирующий свой проект на всех возможных уровнях. Ни уверенные в своем «праве первородства» Е.Карась и Ю.Онух. За семь месяцев подготовки к Биеннале они сделали многое, но почему-то даже не потрудились соблюсти формальности, убедить культурбюрократов в необходимости финансировать свое предложение, сделав его видимым и осязаемым. Ни власть в лице вице-премьера и министра культуры, вмешавшаяся в конфликт только на финальной его стадии. Ни номенклатура Союза художников, разыгравшая видимость демократического конкурса. В то же время союз, пусть морально устаревший, пусть корумпированный, в чем его справедливо обвинил Ю.Онух, можно понять — он отстаивает свое право распоряжаться деньгами и принимать решения, поскольку номинально все еще является монопольной профессиональной художественной организацией. Существовала бы в Украине современная система художественных институций — наше положение в глазах мира не выглядело бы таким комичным. Впрочем, не стоит переоценивать собственную феноменальность — там, в Венеции, на подобные внутренние конфликты смотрят сквозь пальцы — давно привыкли. На пресс-конференции Гарольда Зеемана, состоявшейся в Риме 29 марта, был оглашен список государств-участников и состав делегаций. Украинский состав звучал так: комиссар А.Федорук, куратор В.Раевский, художники И.Подольчак и И.Дюрич. Ну легко ли, глядя на этот театр абсурда со стороны, все не перепутать?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно