«Август. Восьмого», технология скандала

16 марта, 2012, 15:23 Распечатать Выпуск №10, 16 марта-23 марта

Активная медийная атака относительно так называемого запрета этой ленты в Украине лежит в плоскости как политической, так и пиар-технологической.

Масштабы этого скандала вышли далеко за рамки сугубо «творческого» события, которым должен был стать фильм «Август. Восьмого» Джаника Файзиева. Активная медийная атака относительно так называемого запрета этой ленты в Украине лежит в плоскости как политической, так и пиар-технологической. Ведь в действительности, как оказалось, никто этого фильма у нас не запрещал.

Прокатная судьба в Украине российского фильма «Август. Восьмого» должна определиться в скором времени — в соответствии с процедурой выдачи прокатных удостоверений Государственного агентства по вопросам кино (документы выдаются через десять рабочих дней после подачи документов). 

А последняя часть документов, видеоноситель с фильмом в Госкино, по информации самого Госкино, была подана 2 марта. То есть никто не «отзывал прокатную лицензию», как пишут интернет-сайты, потому что ее еще не успели выдать. 

И главная причина скандала в том, что фильм официально должен был выйти в прокат… первого марта, то есть за день до подачи полного пакета документов. А когда первого числа фильм не вышел, в частности, на сайте кинотеатра «Одесса-кино» в «Украине» (http://www.kinoodessa.com) появилось сообщение, в котором администрация кинотеатра объяснила отмену премьеры тем, что «…Министерство культуры Украины задерживает выдачу разрешительного документа на демонстрацию фильма…» 

Неожиданной в этой ситуации оказалась позиция компании-прокатчика Ukrainian Film Distribution, чья представительница на вопрос журналиста о точной дате передачи документов с угрожающими интонациями ответила, что это «внутренняя информация», и порекомендовала обратиться к ним с официальным запросом.

Вместо этого информацию о «запрете в Украине фильма «Август. Восьмого» массово распространяли в России и Украине две недели. Первый этап направленной дезинформации начался сразу после «отмены» премьеры, второй — с двенадцатого марта. Интересно, что на сайте Росбалт обратились за комментарием по поводу этой ситуации к одному из продюсеров фильма, Федору Бондарчуку, который, говоря об украинских чиновников, в частности, заметил: «…все боятся брать на себя ответственность за показ картины, которую даже толком никто не видел». Это расходится с действительностью: фильм был показан членам экспертной комиссии по вопросам выдачи прокатных удостоверений 27 февраля в кинотеатре «Одесса-кино». 

Далее — интереснее. Медийная истерия: «решение министерство приняло после обращения к ним националистической общественной организации «Свобода» и грузинской диаспоры». Впрочем, в Министерство культуры не поступало официальных обращений ни от одного из названных. Также это ведомство не принимает решений на основании «обращения» и даже рассматривать его не может, потому что руководствуется подписанным в 2011 году президентом Януковичем Законом Украины «О кинематографии», статьей 15-й,  в которой четко указано, что прокатные удостоверения выдаются Государственным агентством Украины по вопросам кино, а не выдаваться могут только из-за наличия оснований для отказа, прописанных в 17 пунктах и указанных в выписке из «Положения о государственном удостоверении на право распространения и демонстрирования фильмов» №294, утвержденного постановлением Кабинета министров Украины 28.03.2001 года. 

И, собственно, среди перечисленных оснований есть и основания для отказа в оформлении прокатного удостоверения для фильма «Август. Восьмого». Это, в частности, «пропаганда войны», «нарушение суверенитета и территориальной целостности государства», «унижение и оскорбление наций».

* * *

Фильм «Август. Восьмого» базируется на августовских событиях 2008 года, обозначенных, как русско-грузинский конфликт в Южной Осетии. Он является вторым художественным полнометражным фильмом на эту тему. Первый, режиссера Игоря Волошина, назывался «Олимпус Инферно» (2009) и был продолжением информационной пропаганды России относительно «грузин-агрессоров». 

Создание «правильного» восприятия любого оппонента России глазами самих россиян давно и в полном объеме разработано на микро- и макроуровнях. Начиная с интернет-сайтов и телеканалов, все и в больших количествах направляется на националистическую агитацию, где любое российское определяется как единственно правильное, а «не российское», — соответственно, унижается. 

Для формирования «правильного» государственные органы не гнушаются никакими возможными способами, в свою очередь привлекая мощности государства. 

Например, режиссером будущего проекта становится Джаник Файзиев, режиссер одного из единственно качественных и наиболее прибыльных российских фильмов «Турецкий гамбит». Сценарий одобрил Федеральный фонд социальной и экономической поддержки российской кинематографии. Потом из этого фонда была безвозмездно выделена, по некоторым данным, рекордная сумма — 16 миллионов дармовых долларов, которые не нужно
никому возвращать (и которые никогда не вернутся, судя по сбору в абсолютных цифрах проката на третью неделю — меньше девяти миллионов). 

В рекламной кампании говорилось о «любовной драме на фоне военных событий», что соответствует действительности. Хотя лучше было бы сказать «семейная драма», потому что главные действующие лица — молодая мама и ее маленький сын, к которому она пробирается из России в Осетию сквозь град пуль и снарядов. 

Вполне выверенное объединение жанров — мелодрамы и военного экшена — создает эмоциональный эффект: сопереживание за маму и ребенка и безусловной ненависти к тем, кто может причинить им вред. Размазанные по лицу героини слезы, кровь… Кровь, которая капает из головы мальчика. Закрытые в подвале обстреливаемого здания старые и малые мирные осетинки. Это уже на каком-то подсознательном уровне, в обход осознанного контроля тела, выдавливает из тебя воду, которая льется из глазниц водопадом. 

В свою очередь эпизод с попаданием ракеты в автобус, путь солдат по городу в духе «падение черного ястреба» и т.п. вызывает такой же автоматический восторг от эффектов. 

Часть восхищенных откликов зрителей в России содержит единственную критическую оценку: дескать, откуда в фильме возникает робот, который компьютерно-розовой галлюцинацией появляется в наиболее напряженных эпизодах, связанных с мальчиком. А робот, нарисованный, кстати, на плакатах к фильму, действительно вызвал вопрос и сомнения относительно здравого ума режиссера и сценариста еще задолго до премьеры фильма. Зрители возмущались неуместностью фантастики в драматическом фильме с рассказом о реальных событиях. 

Но в защиту творцов фильма надо сказать, что робот — очень даже уместный и жанрово новаторский ход: порождение фантазии малыша, он вместе с тем является визуализацией актуального, болезненного зацикливания детей на компьютерных играх и комплекса отсутствия отца и желания иметь хоть какую-нибудь защиту. 

Может, и не так хорошо прорисованные, как в «Трансформерах» Майкла Бея, робот-герой и робот-антигерой формируют фильм в фильме, драматургически поднимая «Август…» над плинтусом заданных-заговорных государством главных конотаций. 

Другое дело, что добрыми намерениями творцы выстилают себе и всем своим соотечественникам путь в «ад». А ад образовывается чистой, нескрываемой и в лоб сказанной пропагандой. С ног на голову перевернуты факты начала, продолжительности и окончания войны в Осетии; классический для демагогии способ переиначивания мотивов, когда герой Сергея Газарова, выступая перед президентом, говорит, что, дескать, нас же заклюют международные организации, если мы дадим достойный военный ответ на агрессию; тот же домик в городке Цхинвали, который, полный осетинских людей, расстреливается грузинским танком; грузинский снайпер, убивающий мирных людей. Это все проговаривается, не подменивается. Просто, как во времена Советского Союза, когда Запад называли врагами, и врагами становились те, кого врагами и называли...

* * *

В Украине фильм должен был выйти 1 марта, за три дня до президентских выборов в России, где заведомо было понятно, что победит тот-кого-нельзя-называть. Таким образом, «Август…» стал бы панегириком своему идейному творцу. Российская премьера фильма была в наилучших традициях того же советского агитпропа, приурочена к 23 февраля (метко, надо сказать). Хвалебный гул масс слышится до сих пор. И из братской Беларуси тоже. 

А вот с Украиной вышла «неувязочка». В Молдове немного покричали оскорбленные грузины. В Азербайджане, в Баку, местный кинотеатр отказался показывать. Конечно, Грузия тоже фильм осудила. 

Возникает вопрос: почему в Украине пренебрегли волей «старшего» брата? Есть мнение, что на самом деле вся кутерьма — не что иное, как… реклама. Фильм разрешат. Он выйдет. И точно будет иметь успех… 

Чудесно спланированная пи-ар-акция.

P.S. Когда номер был сверстан, поступила информация, что прокат фильма «Август. Восьмого» стартует в Украине 16 марта.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно