Арсенал проблем

3 марта, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №8, 3 марта-10 марта

Лица, хотя бы частично ангажированные такой причудливой вещью, как культурная политика, наверное, следят за перипетиями проекта под названием «Мистецький Арсенал»...

Лица, хотя бы частично ангажированные такой причудливой вещью, как культурная политика, наверное, следят за перипетиями проекта под названием «Мистецький Арсенал». Не только потому, что этому проекту непосредственно покровительствует глава государства, не только потому, что запроектированный комплекс претендует на роль главного представителя украинской культурной идентичности — речь идет, в конце концов, о масштабах, украинским культуртрегерам в собственной стране и не снившихся и способных оказать существенное влияние на культурный ландшафт стольного града Киева. Вопросов накопилось много: своевременно ли сейчас осуществление подобных циклопических проектов, каким образом его реализация скажется на судьбе других музеев, достопримечательностей истории и культуры, насколько эффективным окажется государственный менеджмент упомянутого объекта, какие смыслы закладывают в структуру комплекса проектанты и будет ли учтено мнение общественности, что именно и каким образом должно быть представлено на отведенных для этого десятках тысяч квадратных метров музейного комплекса, где брать квалифицированные кадры для всего этого и, наконец, такую банальную вещь, как деньги?

Хотя бы частичного ответа на эти вопросы, по логике, следовало бы ожидать от акции, недавно состоявшейся в Украинском доме и, по официальной версии, называвшейся «презентация концепции музейного комплекса «Мистецький Арсенал». Сразу вынужден подчеркнуть — в упомянутом действе было больше намеков, чем прямых ответов, кроме того, оно еще породило и новые вопросы. Но обо всем по порядку, и сначала о вещах принципиальных, в частности о своевременности и уместности. По логике прагматизма, культура всегда неуместна и несвоевременна, но отдельные ее элементы можно с успехом использовать с вполне прагматической целью. К счастью, таких взглядов придерживаются далеко не все современные государственные мужи. Эпоху не выбирают, ее творят, и с помощью культуры прежде всего — ars longa, vita breve. Культурное же творчество по своей природе является глубоко субъективным и личностным, именно этим оно и интересно. Персональная заинтересованность Виктора Ющенко в проекте «Арсенала» довольно органична, ведь он сам страстный коллекционер и банкир, и именно этот симбиоз помогает ему осознавать, что, вкладывая в культуру, он содействует накоплению социального капитала. Это все так, но ведь и эпохальные вещи нередко возникают вследствие очень ситуативных обстоятельств. Так же и идея «Мистецького Арсеналу», хотя и была озвучена президентом Виктором Ющенко почти сразу после инаугурации, имеет определенную предысторию.

Дело в том, что лет пять назад было принято решение о неуместности нахождения рядом с Киево-Печерской лаврой военного объекта — так называемого Киевского ремонтного завода, расположенного в корпусах Старого Арсенала (построенного в конце XVIII ст.). Бывший тогда гуманитарным вице-премьером Николай Жулинский впервые объявил о демилитаризации Арсенала и переориентации его на культурные потребности, но спустя некоторое время дело благополучно заглохло. Так продолжалось до тех пор, пока не менее известный коллекционер Виктор Пинчук (кстати, он тоже светился перед камерами на презентации в Украинском доме) присмотрел это место для выпестованного им музея современного искусства и провел здесь пробную художественную акцию «Прощай, оружие». Вскоре здания и территорию бывшего военного городка
№ 5, согласно распоряжению Кабинета министров Украины от 17 ноября 2004 года № 858-р «О строительстве современного многофункционального культурно-художественного центра в г.Киеве», передали на баланс Министерства культуры. Конкурс на лучший проект, заявленный осенью 2004 года, без особенных усилий выиграл благотворительный фонд Пинчука.

Так что для внимательно наблюдающих за культурными процессами в Украине оперативность и даже поспешность, с которой было объявлено о создании украинского Эрмитажа или Лувра, связаны не только с желанием скорее воплотить красивую мечту, но и с необходимостью переиграть на этом поле конкурентов. Ну не то чтобы совсем от них избавиться, а именно заставить играть по другим правилам и «делать взносы». Такой расклад сил сенсацией для искусствоведов, художников и музейщиков не стал, но дискуссию спровоцировал. Более всего иронизировали по поводу названия, поскольку дебатировать, по сути, не было вокруг чего. Название, в конце концов, откорректировали с «Эрмитажа» на «Мистецький Арсенал» и закрепили за одноименным государственным предприятием, подчиненным Министерству культуры и туризма. А вот основной в данном случае вопрос о специфике будущего музея долгое время оставался неопределенным, и из-за толстых стен Старого Арсенала просачивалась очень скупая и не всегда точная информация, будто и до сих пор речь шла о режимном военном объекте.

Это обстоятельство, вместе с обрисованной выше предысторией Эрмитажа-Арсенала подогревало интригу в среде музейщиков. Их вполне можно понять, ведь большинство из известных мировых музеев возникали на базе уже существующих мощных коллекций или на основе оригинальных концепций. А здесь — только оригинальная архитектурно-ландшафтная ситуация и пространство для фантазий. Занавес государственной музейной тайны слегка был приподнят осенью прошлого года, когда на официальном сайте главы государства появилось распоряжение от 7 октября 2005 года «О Совете по вопросам создания культурно-художественного и музейного комплекса «Мистецький Арсенал»». Этот полномочный орган возглавил сам Виктор Ющенко, его заместителями утверждены Вячеслав Кириленко, Игорь Лиховый и Александр Омельченко. В состав совета также вошли руководитель Госуправления делами Игорь Тарасюк, заместитель министра финансов Владимир Матвийчук, Сергей Тарута («Индустриальный союз Донбасса»), Геннадий Боряк (Госкомархив), Глеб Ивакин (Институт археологии НАНУ), нардепы и профессиональные защитники культуры Николай Жулинский, Павел Мовчан, Борис Олийнык, Лесь Танюк — всего двадцать пять человек, из них четверо директоров музеев. Основная задача совета состояла в «определении концептуальных основ создания и функционирования комплекса «Мистецький Арсенал», а также консолидации усилий общественности, творческой интеллигенции и центральных органов исполнительной власти в этом направлении». Отметим последнюю формулировку — она является ключевой для понимания меры успешности концепции, презентованной 22 февраля в Украинском доме.

Но здесь имеется один нюанс: то, что было видно (на большом экране в холле, на объемном макете и планшетах в выставочном зале) и услышано от Вячеслава Кириленко, лишь с натяжкой можно считать концепцией «культурно-художественного и музейного комплекса». Концепция архитектурного решения, безусловно, любопытна, поскольку включает не только переоборудование цехов военного завода под культурные потребности, но и целостное видение исторической застройки этой части Печерска (исполнитель УкрНИИпроектреставрация). Для придания большей выразительности комплексу оборонительных сооружений Киевской крепости (Старый Арсенал был частью цитадели) предлагается снести около десятка зданий (в основном хозяйственного назначения), хаотически разбросанных вокруг будущего «Мистецького Арсеналу») убрать из этого района обувную фабрику, построить общественный центр со зрительным залом на 200 мест и госрезиденцию с домом приемов. Рядом с Арсеналом должна разместиться Президентская библиотека им. Ярослава Мудрого, Музей истории Киева со всеми его коллекциями, зона реставрационно-научных учреждений, объекты туристической инфраструктуры, необходимые для функционирования комплекса технические узлы. В комплекс так сказать «большого Арсенала» должны войти и уже существующие музеи — Вооруженных сил Украины и Музей Ивана Гончара. В перспективе планируется соорудить станцию метро и соединить канатной дорогой Печерск с Ботаническим садом. И это лишь основные новшества, воплотить хотя бы треть из них. В анналах киевского зодчества больше именно нереализованных или искаженных проектов. Скажем, при планировке послевоенного восстановления Крещатика архитекторы предусмотрели даже эскалаторы с правой крутой стороны улицы, и Хрущеву, говорят, понравилась идея, только вот, как всегда, чего-то не хватило.

Но это, так сказать, экстерьер, а что же в интерьере? Кстати, в общем масштабе запроектированных работ проблемы самого «Мистецького Арсеналу» как будто уменьшаются и нивелируются. В официальной версии презентации содержалась только схематическая информация по этому поводу. Два этажа бывшего завода отведут под музейно-экспозиционные площади. Еще на несколько этажей проектанты предлагают углубиться в землю, где должно быть мощное фондохранилище, в котором, вероятно, найдется место для архивных собраний сразу нескольких академических институтов (по крайней мере, о необходимости такого объекта речь ведется уже несколько лет). Предусмотрены залы: древних цивилизаций, Киевской Руси, Украины XVI — XVIII cт., модернистской эпохи, ХХ века. Отдельный зал будет иметь название «Лицо Украины» (речь идет о портретном жанре во всех его видоизменениях и стилях), запланированы музеи традиционного и современного искусства, залы временных выставок, в том числе и для экспонирования частных коллекций. Как сказал министр культуры Игорь Лиховый, речь идет «о воспроизведении средствами музейного дела всей преемственности украинской цивилизации», при этом дается обещание не забыть ни один этнос, повлиявший на формирование национального культурного пространства.

Но самый главный вопрос — экспонатура. Министр предлагает, чтобы «музеи по доброй воле передали на депозит часть своих коллекций для временного экспонирования» и ссылается на существующую в Европе подобную практику (пример — музеи изобразительного искусства во французском Лилле). Ну а как быть с теми, кто по доброй или не очень воле не захочет «во временное пользование»? Об этом представители упомянутого уже совета по вопросам создания «Мистецького Арсеналу» умалчивают. Среди них и директор Национального художественного музея Анатолий Мельник. Ему приходится молчать не только по поводу Арсенала, но и о фактическом крахе довольно креативного плана реставрации и расширения вверенного ему музея от исторического дома со львами до улицы Институтской, 3. Научные же сотрудники депозитов не боятся, поскольку далеко не последние по художественной ценности вещи из Национального художественного вполне официально украшают стены и секретариата президента, и Кабмина, и Дома с химерами, что на Банковой, где еще при Кучме была создана эдакая кунсткамера избранных шедевров для избранных персон. Музейщики сознаются, что, по сути, их мнением по этому поводу никто не интересовался.

А вот сотрудники Национального музея истории Украины вряд ли откажутся от предложения перебраться на новые экспозиционные квартиры. Сейчас они теснятся в неприспособленном для полноценной музейной работы здании бывшей музыкальной школы. Да и само это мрачное — лучший образец эпохи сталинизма — сооружение на Старокиевской горе явно не вписывается в уникальный ландшафт. Так что этот музей вполне спокойно можно было бы перенести в Арсенал. Уже составлен протокол о намерениях и о переселении из Лаврского митрополитского дома Музея народного декоративного искусства. Правда, запланированные в структуре Арсенала залы традиционного искусства могут войти в противоречие с концепцией украинского центра народной культуры «Музей Ивана Гончара». Поэтому его директор Петр Гончар советует подумать о разведении функций экспозиций и предлагает на базе своего центра создать этнологический музей, где можно было бы более выразительно представить традиционное украинское мировоззрение. Под эту идею он рассчитывает на дополнительные ассигнования или как минимум на отселение остального общежития с территории центра и проведение капитального, а не косметического ремонта исторического здания.

Поговорить и поспорить есть о чем. Но для разговора по существу необходимо, чтобы презентованный президенту и городскому голове проект могла увидеть та самая общественность и творческая интеллигенция, о необходимости консолидации которой сказано в распоряжении о совете по вопросам «Мистецького Арсеналу». Однако организаторы презентации побеспокоились и о создании впечатления будто общественность «имеет место быть» и вместе с тем о том, чтобы реально с проектом был ознакомлен как можно более узкий круг заинтересованных граждан. Почему бы не провести не только одну помпезную презентацию, но и ряд научных конференций, семинаров, деловых встреч и даже тренингов, посвященных проблемам «Мистецького Арсеналу»?! Тем более что и министр культуры, и гуманитарный вице-премьер утверждают, что концепция еще будет дорабатываться и корректироваться. Кроме того, есть нормативные акты об участии общественности в принятии градостроительных решений. Или общественные инициативы, способные возникнуть в ходе обсуждений, и креативные встречи станут неожиданной помехой в важных государственных делах, «которыми будут гордиться потомки»?

Да, можно, конечно, добровольно-принудительно побудить музейщиков расстаться хотя бы на некоторое время со своими шедеврами, можно поощрить частных коллекционеров и привлечь меценатов, но важно, чтобы это было не одноактное PR-действо, а длительное и взаимовыгодное сотрудничество. Если опять же вспомнить историю, на которую в последнее время все ссылаются (или посылают), то нелишне вспомнить, что первый публичный музей в Киеве (именно для его потребностей возведен тот самый дом со львами) начинался с объединения общества поощрения искусств и подготовительного комитета для создания музея. И это был процесс не одного-двух лет. Есть еще один вопрос, на который пока не вижу ответа: где взять такое количество квалифицированного персонала: музейщиков, культурологов, искусствоведов, экспозиционеров, кураторов, менеджеров для обслуживания стратегического культурного объекта №1? Если руководство «Мистецького Арсеналу» намерено проводить прозрачную кадровую политику, то потенциальных кандидатов на потенциальные вакансии нужно привлекать уже сейчас, как и воспитывать потенциальных посетителей и потребителей культурного продукта.

«Европейские музеи, выставляющие произведения публично, являются инструментами для формирования публики почитателей искусств, — считает французский историк искусства Жан-Луи Деот, — музеи как идеально типичные национальные парадигмы не могут быть отделены от сообщества, которое удалось развить тому или иному обществу».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно