Александра Пахмутова: ПОВЕСТЬ О ТРЕВОЖНОЙ ЗРЕЛОСТИ

1 декабря, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №48, 1 декабря-8 декабря

Как вы думаете, чем сейчас может заниматься ветеран «советской массовой песни» Александра Николаевна Пахмутова?..

Как вы думаете, чем сейчас может заниматься ветеран «советской массовой песни» Александра Николаевна Пахмутова? Почивать на лаврах и заслуженно отдыхать? Отнюдь. Песенник, автор хитов и шлягеров 50-х, 60-х, 70-х и 80-х осваивает новые технологии композиции и звукозаписи, работает с молодыми исполнителями. Да и внешне она ничуть не изменилась: это все та же Александра Пахмутова.

На Международном фестивале телевизионных программ («Бархатный сезон-95») она просто покорила всех - как Музыкант, Композитор, Женщина. Я впервые видела ее в окружении молодых - восторженных, одухотворенных, влюбленных. Они просто носили ее на руках. Буквально.

Когда-то песни Пахмутовой знали все - с детства и до взрослости. Их пели в минуты печали и в порыве энтузиазма, с ними прощались на фестивалях и олимпиадах, это была целая эпоха в жизни огромной страны - песни Пахмутовой. Всегда было интересно: а что она напишет в тот или иной момент нашей истории.

«Забота у нас такая»... - это от рождения. А дальше были «Надежда - мой компас земной...», «Ты - моя мелодия...», «Молодость моя - Белоруссия...» Их не перечесть - хитов А.Пахмутовой, кажется, что они уже - история, но ведь жизнь продолжается. А что - сегодня?

Первый вопрос, с которого началась наша беседа, очень удивил Александру Николаевну.

- Почему сейчас мы редко слышим ваши новые песни?

- По-моему, это абсолютно ясно, почему редко передают мои песни. Мне кажется, вы это знаете не хуже меня. Сейчас делается все возможное, чтобы люди забыли 70 лет своей жизни, своей истории. Вы, наверное, знаете это по тому, как чувствуют себя ветераны Великой Отечественной войны, люди, которые своим трудом создали то, чем мы сейчас пользуемся. Мы живем в стране, которую эти люди защитили ценой своей крови. Песни, воспевающие этих людей, - это песни наших великих мастеров, песни всех поколений. И наши тоже: мои и моих товарищей. Мы писали о людях, которые главным делом своей жизни считали честный труд и готовность защищать Родину. Поэтому данная ситуация - это уже не моя вина и не имеет никакого отношения ко мне и моим коллегам. Это - часть политики, одна из ее граней. Я думаю, что не звучат сейчас не только мои песни, так- же вы не слышите песни И.Дунаевского, В.Соловьева-Седого, Я.Френкеля, М.Блантера. А слышите ли вы песни П.Майбороды или И.Шамо?

- Но ведь вы продолжаете работать?

- Пишу не меньше, чем ранее. Но ведь если во времена советской власти было постоянное и налаженное концертное «кровообращение» и человек интересующийся был постоянно в курсе событий, теперь все иначе. Мы и сейчас работаем - и со своими сверстниками, и с молодыми исполнителями. В частности, у Юлиана уже два отделения наших песен. Очень жаль, что вы не слышали «Русский вальс», «Остаюсь с обманутым народом», «Песенку о господах и госпоже», а также песни «Звездная река», «Люби меня»... Песню «Ах, печаль ты моя», в концертах исполняла Нонна Мордюкова. Эти песни очень важны для нас - они принципиальны.

По-моему, современный процесс не имеет логики. Мне трудно судить, поскольку по политэкономии у меня никогда не было оценки выше «тройки». Но я знаю, что на телевидении все очень дорого. А если вдруг у человека очень много денег, значит, он будет звучать больше всех. Но ведь у Шуберта, к примеру, не было денег, да и самого его уже давно нет - значит, и Шуберт не будет звучать? Это уже искаженная картина. Возможно, мои песни и не должны звучать, но в таком случае пусть скажут, например, что они плохие...

- А как по-вашему, что сейчас происходит на ТВ, почему все эти песни - как одна большая песня, это кому-то нужно, интересно?

- А это никого не волнует, интересно или нет. Если есть спонсор, который платит, певец будет звучать.

- Но ведь кто-то будет слушать и думать, что это - хорошо?

- Конечно. Для нас это не опасно. Это опасно для людей молодых, не зрелых, которые будут думать, что это и есть то, что нужно.

Было бы неправильным «охаивать» всех. Есть творческие люди, которым по-настоящему интересно, которые работают на энтузиазме, но сейчас это очень трудно. Для того чтобы человека заметили, нужно, чтобы он звучал. А это очень дорого. Мы знаем это по себе... Я думаю, что главная причина - политическая, очень жаль, но это так.

То, что песни, воспевающие «ту» жизнь, - уже не нужны, просто трагично. Не говоря уже о том, что в художественном отношении такое явление как советская песня, ее лучшие образцы - это уникальное явление мировой музыкальной культуры. И просто сейчас перечеркнуть его, сказать, что этого не было?

Человек - не станок, его нельзя «выключить». В каждой семье отец или дедушка воевали в Великую Отечественную, кто-то воевал в Афганистане, кто-то был членом партии, а в молодости - пионером, комсомольцем. Невозможно отречься от всего этого. Нет такой второй страны, в которой вдруг заявили бы, что не было героев и не нужно было воевать...

- Поддерживает ли вас Союз композиторов?

- Произошел раскол Союза композиторов... Трудно, конечно, сейчас сказать, для чего он нужен, как организация. Может быть, все мы ничего не дали для истории музыкальной культуры, но ведь, возможно, мы создавали почву для взращивания гения? Союз композиторов России живет и работает на энтузиазме. Мы-то - ладно, но ведь талантливой молодежи нужно помогать!

- Какой может быть выход из этой ситуации?

- Трудно сказать. Я знаю только одно: нужно продолжать работать, и люди работают. Было бы неправильно сидеть и рассуждать. Есть для этого историки, философы, даже политики, которые рассуждают с экрана. Это - замечательно, а люди продолжают работать.

Подрастает новое поколение музыкантов, им нужен репертуар, им интересно, они талантливы, это люди думающие, им хочется петь о том, что происходит вокруг. Работать нужно!

- Александра Николаевна, во время третьего Международного фестиваля телевизионных программ «Бархатный сезон-95» состоялся концерт артистов украинской эстрады. Каковы ваши впечатления?

- Я понимаю, что это далеко не все, что есть в Украине, у меня остались очень хорошие впечатления. Песни В.Быстрякова я знаю уже давно, очень ярко прозвучала в концерте «Баллада» в исполнении петербургского актера А.Анкудинова, была интересная солистка Ю.Попова.

Слава Богу, украинская музыка - не американизируется, сохраняет национальные черты. Основа - невероятно богатейшая: украинские народные песни!

Мне понравились в концерте Карина Плай и Надежда Шестак - очень разные и по-своему яркие певицы.

Я думаю, что фестиваль «Бархатный сезон» - это просто «сказка для взрослых»: теплоход, музыка, общение... Мы должны чаще делать такие акции вместе. У меня с детства было такое ощущение, я продолжаю так думать и сейчас: Украина - это вторая Италия, здесь столько талантливых людей! Простая женщина, у которой дом, семья, хозяйство, - может запеть в праздник - и у нее потрясающий голос! Думаю, вокальные «гены» никогда не умрут в Украине. Но сейчас, к сожалению, многие таланты остаются «внутри страны». Раньше мы знали почти всех, а сейчас нужно чаще встречаться...

- Наши молодые исполнители, задумываясь о том, как завоевать аудиторию у себя в Украине, «просчитывают»: сначала нужно показаться в России, в Москве, на «Останкино». Ведь знают тех, кто звучит на «Останкино».

- К сожалению, это так.

- Александра Николаевна, вы работаете с молодыми, наверное, уже ощутили эту эволюцию исполнителей. Как вы считаете, сегодняшняя молодежь отличается от той, что пела «Песню о тревожной молодости» - по отношению к искусству, творчеству, работе?

- Вы знаете, творческая молодежь не может стать хуже! Я считаю, что она просто оглушена внезапным ударом жизненных проблем. Человек постоянно думает: где достать деньги, как решить свои проблемы? Эти заботы могут приглушить в человеке что-то.

А потом - что значит «Песня о тревожной молодости»? Она - о любви к Родине: «Жила бы страна родная...» Какая страна? В Украине много русских, у нас - украинцев. Мы - нормальные живые люди и не хотим разделять того, что нам велят делить.

Неподъемный комплекс современных забот может «перекрыть» в человеке желание петь. А сама по себе молодежь всегда прекрасна! Я очень верю в то, что под верхним слоем забот и обстоятельств - нежная и незащищенная душа.

- Что помогает вам находить общий музыкальный язык с молодыми исполнителями?

- Честно говоря, не знаю! Это какие-то интуитивные вещи. У меня жизнь идет, что-то остается, что-то меняется. Иногда я этому даже удивляюсь.

- Александра Николаевна, мы все - о работе да о музыке. А что еще есть в вашей жизни? Чем вы любите заниматься?

- Вы знаете, может быть, мы просто не умеем жить, но мы больше ничего не успеваем. Жизнь в Москве очень суетная, мало времени для того, чтобы просто встретиться... Все идет на фоне работы. Особенно интересного нечего и рассказать.

Эти 10 дней на теплоходе «Леонид Собинов», которые подарили нам телекомпания «Тонис» и фестиваль «Бархатный сезон-95», - редкий отдых.

- Александра Николаевна, а сколько всего у вас песен?

- Не так уж много! По-моему, сейчас уже более 300.

- Эти песни звучали, их все слушали, а есть ли среди них такие, которые вам не хотелось бы вспоминать?

- Слава Богу, нет. Если говорить о политике, мы писали о комсомоле, и я об этом не жалею, потому что это - молодежь. А «государственно-правительственных» песен у нас нет ни одной. Я всегда считала не очень хорошим тоном писать о руководящем человеке: кто-нибудь всегда подумает, что автору нужна квартира или что-то еще...

- Были ли такие случаи в вашей жизни, когда кто-нибудь из «руководителей» вдруг говорил вам: «Александра Николаевна, что это вы себе позволили написать?»

- Сколько угодно! Всю жизнь! У нас полно запрещенных песен. Например, из цикла песен о Ленине одну запретили, потому что в ней он был не «бронзовый», а живой и «теплый» человек.

У меня есть на стихи Е.Долматовского «Песня ветеранов у Первого Белорусского фронта». Она была запрещена, потому что в ней упоминались Жуков и Рокоссовский! А тогда главным героем войны был Л.Брежнев. С другой стороны, нас с началом перестройки совершенно «закололи» тем, что мы написали песню «Малая земля». Но я писала ее не потому, что там был Л.Брежнев, я написала бы ее и сейчас, и всегда! Жалею лишь о том, что можно было бы написать лучше. Такие люди там погибали! Ведь в Новороссийске ходят по костям, как по братской могиле. И написать об этом нас просили ветераны - такие хорошие люди, такие бедные, калеки и такие необычайно красивые и родные! Есть песня «Магнитка» - а ведь на Урале Б.Ельцин родился, это что, значит, мы хотели к нему «подлизаться»? Песня написана 20 лет назад, а не так давно мы с Н.Добронравовым стали почетными гражданами города Магнитогорска, а еще мы - почетные граждане города Луганска...

Мне легко говорить об этом, потому что у нас великий народ и великая страна, страна героев. Поэтому - был ли там, на Малой земле, генеральный секретарь или его не было, кем он потом стал - история пошла дальше! А о людях, которые погибали там, надо написать десятки песен! Чтобы дети знали о тех событиях.

Мы написали много песен о войне: «Поклонимся великим тем годам», «Горячий снег», «Белоруссия», «Сидят в обнимку ветераны» - писали и будем писать! И молодые тоже будут писать.

- Дай Бог, чтобы не прерывалась эта нить, связывающая поколения, и продолжалась бы жизнь хорошей Песни!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно