ЗАКОН ЕСТЬ ЗАКОН. А КИНО БУДЕТ?..

07 февраля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск № 5, 7 февраля-14 февраля 2003г.
Отправить
Отправить

Перед самым Новым годом Президент подписал закон «Об общегосударственной программе развития национальной киноиндустрии на 2003 — 2007 годы»...

Перед самым Новым годом Президент подписал закон «Об общегосударственной программе развития национальной киноиндустрии на 2003 — 2007 годы». И хотя это не первое законодательное внимание к национальному кинематографу — еще первый Президент Украины Леонид Кравчук пытался внести свою лепту в развитие украинского кино, — есть повод поразмышлять о его перспективности и действенности, как собственно по содержанию последнего, так и в сравнении с предыдущими неработающими постановлениями, которые, кстати, никто не отменял.

Отмечая плачевное состояние национальной кинематографии («В 2001 году было снято 4 игровые и 29 неигровых и анимационных картин, что составляет 10—15% от объемов производства фильмов до 1990 года»), Программа признает, что формирование современной национальной киноиндустрии, соответствующей международным стандартам, возможно лишь при серьезнейшей государственной поддержке на правовом, организационном и экономическом уровнях.

Полный развал технической базы, ее несоответствие современным мировым стандартам, стагнация творческого потенциала, влекущая за собой потерю целых кинопоколений, отток талантливой молодежи в страны с развитой киноиндустрией, прокатный хаос — это лишь вершины айсберга, ярко иллюстрирующие многолетнее существование национального кинематографа в роли пасынка в «свободной стране». Но развернутая далее в программе поступательная пятилетка украинского кино, хоть и включает в себя много правильных слов и даже направлений, выглядит весьма утопично, напоминая недостижимое и несбыточное счастье народонаселения «Города Солнца».

Выработать программу «национальной идеи» в кино не смогли съевшие все государственные киноденьги монстры — «Мазепа» и «Богдан Хмельницкий», сделанные мэтрами национального кино. Сценарный цех молчит, видимо, не в состоянии еще осмыслить происходящее. Идея дать деньги молодежи на создание альманахов, состоящих из тридцатиминутных картин, носится в воздухе, не получая реализации. Обида душит признанных мастеров, требующих несметные суммы на воплощение своих творческих планов десяти-двадцатилетней давности. Отсутствие правового механизма привлечения серьезных инвестиций и меценатских денег в киноиндустрию не дает надежды не только на расцвет, но даже на поддержание жизнеспособности национального кино. А внушающие программные цифры ежегодного производства отечественного кино выглядят неправомочными. Ну откуда возьмутся финансируемые «из разных источников» 30 полнометражных игровых картин, 120 серий телевизионных игровых фильмов, 30 анимационных десятиминуток, 500 минут телеанимации (сериалов) и 5000 минут просветительских и документальных фильмов и программ для детей и молодежи? Где надежда, что не рассмотренные уже многими поколениями депутатов законы — о налогах, об инвестициях, о меценатстве и т.д. — будут приняты в ближайшие месяцы, что, при благоприятных условиях, может сослужить службу искусственного кровообращения для воплощения в жизнь «Закона о кино».

Свое отношение к принятой программе мы попросили высказать людей, для которых кино составляет смысл жизни и которые вложили в него свой талант, знания и душу.

Анна Павловна Чмиль, заместитель государственного секретаря Министерства культуры и искусств Украины:

— Закон «Об общегосударственной программе развития национальной киноиндустрии на 2003—2007 годы» носит программный характер. Программа, как правило, определяет цели, средства реализации, желаемые результаты. Сегодня отрасль кинематографии можно определить как парадокс, как полностью противоречивую по сути. Суть эта, с одной стороны, старается удержаться в каких-то рамках, с другой — постоянно растворяется. И можно, с философской точки зрения, сказать, что указанная программа преодолевает границы и стремится перейти в иное состояние. Но преодолевает ли границы? На мой взгляд, она пытается отыскать ответ на эту сложную дилемму, каким-то образом урегулировать закодированные отношения, сложившиеся сегодня на рынке, в государстве. Например, только для того, чтобы мне выйти на Верховную Раду с проектом закона, успешно действующего уже 15 лет во Франции, актуализирующего, наполняющего и снова актуализирующего и развивающего кино, нужно разрабатывать закон о развитии киноиндустрии и ангажировать уже в источниках финансирования в этой программе возможность сбора с каждого показа иностранного кино.

— Но ведь несколько лет назад об этом уже говорилось?

— Был проект закона, подготовленный нами два года назад и успешно проваленный в Верховной Раде, его даже не вынесли на рассмотрение, как противоречащий бюджетной резолюции, закону о бюджете, закону о налогах и т.п.

— А каков механизм этих сборов?

— Эти деньги станут платить сами кинотеатры. Отчисления будут идти от стоимости билета. Если вы полагаете, что современные кинотеатры очень бедны, ошибаетесь. В прошлом году кинотеатры, соответствующие современным стандартам, потребностям зрителя, заработали 10 млн. долларов. Их около 70, они рентабельны. Поэтому они будут платить 10% от стоимости билета на поддержку национального кино. В тоталитарные времена была отработана система. Валовой сбор от кинотеатров в 1988—1989 годах составлял 200 млн. рублей, приравниваемых к 200 млн. долларов. И только 8% направлялось в кинопроизводство. Но этого было достаточно, чтобы производилось огромное количество украинских фильмов. Безусловно, тогда все это регулировалось государством. Сегодня в стране мы открыли наш рынок для иностранной продукции. Действовали толерантно, поскольку методом запрета немногого достигнешь. Но вместе с тем нужно внедрить правила игры на своем рынке, дающие возможность и собственному производителю выживать. Нечего греха таить, не можем мы технологически конкурировать с зарубежными монстрами, поскольку устарела техническая база. Сегодня если мы что-то выработаем, то не дотянем до технических параметров, по которым берут в европейский кинозал. Многие страны придумали механизм сбора в поддержку собственного производителя. Хотим ввести такой сбор и мы: 10% от стоимости билета, 10% от стоимости кассеты на рынке и 10% от стоимости иностранного фильма, закупленного телевизионной компанией для показа на телевидении. Первый вариант был — сбор от телерекламы, демонстрируемой во время показа фильма. Но поскольку реклама — уже совсем иная сущность и совсем другие регуляторные моменты, то остановились на этом варианте. По нашим подсчетам, будь добрая воля (в нашем государстве никто не придерживается регулирующих законов), то, скажем, 8% от валового продукта должно было идти на потребности культуры. Закон никто не отменял, но кто его когда придерживался?

Безусловно, на украинском рынке никогда не погасить средств, вложенных в производство. Только потому, что наш национальный зритель 0,4 раза в неделю ходит в кино. С таким количеством зрителей никогда не сделать кино рентабельным. Но в конце концов мы сделаем рентабельной нашу отрасль —решив комплекс проблем. Указанная программа предлагает пути их решения. Во-первых, это закон о сборе. Там есть целый ряд изменений в законодательство и к законам в части налогообложения прибыли предприятий, направляющейся на кинопроизводство, налога на добавленную стоимость. Например, государство запланировало выделить в 2003 г. 18 млн. на потребности кинопроизводства. Но это номинальные миллионы, реальных намного меньше. Когда поступают, скажем, на киностудию Довженко 2 млн., сразу снимается налог на добавленную стоимость — 20%. На какую бы форму реализации ни пошли эти деньги, с них сразу делаются отчисления в различные фонды. На сегодня налог столь многогранный и большой, что даже с крупной суммы остается небольшая часть.

— А реально указано об уменьшении налогов?

— Да. Речь идет о внесении изменений в налогообложение предприятий, выпускающих, распространяющих продукцию национального производителя.

— Это на 2004 год?

— Этот ряд законов практически уже весь подготовлен. Их подготовила группа специалистов Министерства культуры с привлечением специалистов, не работающих в государственных структурах. Сейчас, когда бюджет 2003 года уже утвержден, мы ничего не можем сделать с принятием и внедрением этих законов. У нас задача на 2003 год — продвинуть закон на уровне исполнительной власти, рассмотреть на заседании Кабинета министров, обоснованно гарантировать, что он в будущем не повлияет на наполняющую часть бюджета, и мы не нарушим эту невидимую гармонию, о которой говорят финансовые органы.

— Почему последние 10 лет государственные люди, принимающие и пишущие законы и бюджет государства, не понимают, что культура — это идеология?

— Культура без человека и вне него не существует. Она продуцируется человеком и потребляется человеком. Ответ на вопрос очень простой — люди являются носителями антикультуры. Идеологией общества стала идеология потребителя, и сегодня формирование постоянной целесообразности потребительского характера диктует качество нашей элиты. Ни у кого не возникает мысль, а если возникает, то очень медленно, что нужно принять Налоговый кодекс. Мы — нация, которая никогда не учится на чужих ошибках, не способна освоить опыт других.

— В законе есть цифры, что Украина будет выпускать определенное количество игровых фильмов, сериалов и т.п. На чем они основаны?

— Во-первых, на нашем рынке действует много субъектов предпринимательской деятельности, связанных с кино. Только 800 телекомпаний зарегистрировано в Украине, а еще кинотеатры, видеопрокаты. Этот закон определяет и учитывает не только функции государства в поддержке кино. У нас есть закон о кинематографии, которым установлена 30-процентная квота национального экранного времени, а это означает, что телекомпания должна демонстрировать 30% фильмов собственного производства. Но ни одна этого не выполняет, мотивируя тем, что у государства нет фильмов. Это правда, но почему сегодня только государство должно заниматься производством фильмов? Сегодня, в соответствии с нашими законами о телерадиовещании, о Национальном совете, телерадиокомпания, получив лицензию, тем самым обязуется придерживаться законодательства Украины. Почему у меня сегодня нет доступа, гарантированного Конституцией, к украинскому фильму, к украинскому спектаклю через телевидение? Так дальше продолжаться не может. Пять лет назад на первом этапе мы достигли джентльменского соглашения, что телекомпании только начинают действовать, развиваться, набирают средства. Мы будем внедрять 30-процентную квоту, будем требовать наказания тех, кто ее не придерживается.

— В законе записаны правильные слова, что украинское киноискусство играет большую роль в сохранении украинской самобытности, формировании духовности. Давайте поговорим о том, что Украина продуцировала на деньги, выделенные за эти годы. Что мы можем предложить миру?

— Я бы не оценивала достижения украинской кинематографии негативно. Уверена на 100%: происходит самобытный процесс формирования украинской кинематографии. Только искусство, преодолевшее границы самого искусства, способно вызвать протест наших эстетических вкусов, нашего восприятия, нашего отношения. Я уже не говорю о фильмах Киры Муратовой и об интеллектуальном кино, еще у нас сохранившемся. В прошлом году мы выехали на фестиваль в Россию, и практически все призы короткометражного кино — это украинские призы. Но все это — капля в море. Время рассудит.

— Была премьера на «Молодости» «Богдана Хмельницкого». Это очень слабое кино.

— Фильм фактически профинансирован. И в данное время его нужно завершить. Сегодня снимать кино в Украине очень трудно. Так или иначе, мы будем спотыкаться. Чтобы не спотыкаться, должен быть многожанровый кинематограф. Когда снимается несколько картин, стопроцентно угадать, на что давать средства, невозможно. Но у нас не было своей истории. И впервые за десять лет мы начали ее заново воссоздавать. Это нормальный процесс, гарантирующий, что это воссоздание будет реализовано в кинематографе так или иначе. Сегодня фильм «Богдан Хмельницкий» прокатчики берут с удовольствием. Мы сейчас расписываем линейку показа зрителям. Зритель у нас разный.

— Есть такая фраза в законе: государственные и негосударственные средства, привлекаемые в кино, будет регулировать Министерство культуры. Каким образом?

— Прямое бюджетное финансирование и создание специального бюджетного счета для других источников финансирования. Сегодня этот специальный счет находится в Государственном казначействе. На нем будут аккумулироваться средства от сбора, проката, реализации фильмов и т.п. Будет создан большой экспертный совет, решающий, на какие программы их использовать.

— Что вы можете сказать о продюсерском кино в Украине?

— Первое постановление, изданное в 1998 году, — о продюсерской поддержке национального фильма. Мне было очень трудно пробить это постановление, ибо суть его в том, что государство не только поддерживает государственные киностудии, оно поддерживает фильм. Внедрить полноценно эту систему не удалось. С одной стороны, вы абсолютно правы, что продюсеров как людей, берущих на себя организационно-финансовые обязательства проекта, у нас нет. В моем выпуске на кинофакультете были такие люди. И сейчас один из выпускников, Геворокян, работает в молодежном проекте. Другой успешно работает с иностранными кинофирмами. Могу назвать еще несколько человек. Но полноценных продюсеров у нас нет. Это целая система, целый комплекс проблем, который мы хотя бы обозначили. Поэтому и подготовили этот закон, чтобы потом в Верховной Раде можно было сказать: вот здесь вы согласились, так давайте двигаться дальше.

— Закон у нас только стартовый, чтобы когда-нибудь начать работать?

— Нет. Я уже доказала Минфину, что на наполнение бюджета сбор, о котором говорилось выше, не влияет. Это все на поверхности. Айсберг — внизу. И никто никаким образом к нему не доберется.

— Сколько средств сегодня имеет украинское кино реально? Ведь кино подчинено министерству, отдельного счета у него нет?

— Ноль. В прошлом году министерство было профинансировано на 70%. В первом квартале этого года предусмотрено выделить ему 36 млн., а на кино — лишь 200 тысяч. Я думаю, что так и будет. Когда обращаюсь официально я или творческие работники — получаем традиционный ответ Государственного казначейства, что распорядителем средств является Министерство культуры. Кино на сегодня не входит в круг интересов ни государства, ни министерства. И это правда, подтвержденная фактами. У министерства есть библиотеки, залы, а кино находится на той ступени, где вообще ничего не дают. И мне очень обидно. Это целая отрасль культуры, наиболее массовая, наиболее нужная. Если сегодня государство так относится к кино, то я понимаю, что в нашем государстве никакой политики нет. Была бы политика, — использовались бы различные механизмы для достижения определенной цели. С помощью кинематографа Америка вышла из кризиса в 30-х годах. Сегодняшнее голливудское кино стало рупором американской жизнедеятельности, пропагандистом их ценностей. А у нас национальной идеи нет, поскольку она не может быть высосана из пальца, она формируется многими компонентами. Культура — многосущностное понятие. Она продуцируется человеком и потребляется человеком.

Михаил Беликов, кинорежиссер, секретарь Союза кинематографистов Украины

—Учитывая сложившуюся в Украине ситуацию, в первую очередь законодательную, считаю, что этот закон останется на бумаге. Он так же бесперспективен, как большинство законов, указов, которые принимаются. Хочу привести пример. В этом законе есть очень хорошее положение о том, что один из источников финансирования развития украинского кинематографа есть стороннее финансирование. 10 лет назад было принято постановление «О размерах отчислений в фонды творческих союзов Украины и использовании произведений литературы и искусства», которое точно дублирует этот закон. Оно было принято 3 марта 1992 года. Речь шла конкретно о том, что от всех видов проката, не только кинопоказов, 1% отчисляется на развитие деятельности украинского кино. До сих пор это постановление в силе, но его не выполнил ни один кинотеатр. Даже если бы этот закон точно регламентировал в своей редакции источники поступления, законодательные нормы, если бы это было, они все равно не выполнялись бы. К сожалению, точной формулировки нет в законе. Наиболее часто используются такие выражения, как «рекомендовать», «будем надеяться». Вместо этого закона или в его рамках необходимо было принять одно положение, один пункт, давно существующий в российской кинематографии, которая успешно развивается и на сегодняшний день перехлестнула масштабы, которые были при советской власти. Речь идет об элементарном. О налогообложении других источников финансирования. Это точное отражение проблемы инвестиционной политики в Украине, которая является камнем преткновения в проблемах нашего существования. В течение ХХ века была сформулирована гениальная мысль: только кино будет зеркалом того, что происходит в экономике. Первым сигналом о выздоровлении американской экономики был кинематограф. И так во всех странах. Кинематограф завязан на законодательном праве, экономике, на производстве и на результате. В первую очередь должна заработать законодательная база. Сегодня никакой копейки национальный кинематограф не получает.

— Здесь не регламентировано, с кого же собственно брать деньги?

— Мне непонятно тоже. Нужен какой-то механизм реальный и конкретный. Его, к сожалению, нет. И он даже не сформулирован.

— Есть в законе строка о введении эффективной продюсерской сети. Возможно ли это?

— Никакого закона для этого принимать не нужно. Продюсерская система есть не что иное, как здравый смысл и реальная оценка конкретной ситуации, которую видит продюсер. Человек, который называется продюсером, готов обратиться к инвестору и гарантировать ему, что он будет иметь какие-то дивиденды — политические или коммерческие, и уговорить его отдать часть средств на производство фильма. И— делать фильм. Это не запрещенный вид деятельности. У нас есть много картин, снимающихся с участием продюсеров: все последние картины Бенкендорфа, фильмы Киры Муратовой, я делал картину совместно с американцами, там был американский продюсер… В чем проблема? В прокате. Продюсер берет на себя ответственность за картину, гарантирует отчитаться за средства. Может не возвратить их, но если популярность фильма, его художественная значимость и национальное достоинство будут велики, то средства возвратятся адекватной идейной стороной. Сегодня в России нет ни единой картины, снятой полностью на государственные деньги. Даже если это снимается на государственные деньги, то продюсер является хозяином картины.

— Какова ситуация с формированием авторских прав на продукт кинематографии и что может дать этот закон?

—Сегодня авторское право не работает. Так же, как не решена проблема лицензирования компакт-дисков, видеопродукции. Хотя закон и существует. В авторском праве нужно выделить интеллектуальную часть и материальную.

— Очень жалко выглядит сегодня общее положение культуры. Министерство культуры пытается из небольшого процента, полученного из бюджета, залатать какие-то дыры. Кинематограф здесь не исключение. Что можно в этом плане сделать?

— Здесь проблема не самой структуры, а воплощения кинематографической идеи. Не в том дело, что кинематография находится в ведении Министерства культуры. Учитывая кинематографический кризис, киноструктуру нужно наделить самостоятельными правами. Или в системе Минкультуры со своим самостоятельным финансированием, или же создав очень локальную общественно-государственную форму, которая существовала бы самостоятельно и решала проблемы независимо от действий чиновников. В этом есть свой резон. Но есть и свой минус — такие значительные события, как фестивали, без помощи трудно осуществить.

— Каковы перспективы СКУ в жизнедеятельности украинского кинопроцесса?

—Это порождение идеологической структуры, которая продолжает структурно жить старыми принципами. Союзы в таком виде обречены на смерть. Сегодня мы на 90% занимаемся социальной деятельностью. Еле-еле ее обеспечиваем. Сегодня, когда режиссеры не работают и не знают, что такое производство, актеры на съемочной площадке уже давно не появлялись, кинематографисты перестали жить своей кинематографической жизнью. О какой творческой деятельности внутри союза можно говорить? Это в лучшем случае творческие вечера, вечера памяти и просмотры, которые мы здесь устраиваем.

— А есть у вас концепция существования творческого союза?

— Концепция связана только с развитием кинематографа и с приходом здравомыслящей новой генерации. Она существует.

Людмила Горделадзе, директор государственного коммунального предприятия «Кинотеатр «Жовтень», член СКУ

— Благими намерениями вымощена дорога в рай. В данном случае это неприменимо. Я изучила, как с 1990 года начинала разрабатываться законодательная база по этому вопросу. Законы, к счастью, не отменены, но и не выполняются. Это был и указ Президента Кравчука о том, чтобы брать 1% в пользу Союза кинематографистов Украины, другие программы, утвержденные на уровне Президента, указы Кабинета министров и Президента по поводу празднования юбилея Довженко. Но, насколько мне известно, даже модернизация киностудии Довженко пока не происходит. Следовательно, говорить, что как только законодательная база о кино начнет внедряться, сразу же появятся новые фильмы, утопично. У нас нет кадров, которые будут делать кино квалифицированно. Мастера и мэтры работают сегодня на такой технике, которая является вчерашним, а то и позавчерашним днем кинематографии. Они не обучены не спецэффектам, ни форматам фильма, ни звуковым эффектам. Они, может быть, и хорошие кинематографисты, но кинематографисты вчерашнего дня. Сегодня я представляю кинотеатр, который имеет новую технологическую базу. Когда сюда попадали российские или, что очень редко, украинские фильмы, мы видели, что язык, которым разговаривают кинематографисты, пока недоступен украинскому зрителю, который уже выучил язык американского кинематографа. Широкий формат кадра, звук Dolby Digital, остросюжетные фильмы — это принимается зрителем. А наше авторское кино — малобюджетное — может быть показано узкому кругу зрителей. Поэтому если деньги будут выделены, если они пойдут на модернизацию — спасибо! Если их выделят только на булавки, то беспокоиться нечего. Меня уже спрашивали, опасно ли для прокатчиков пожелание взимать налог с проката зарубежного кино в пользу украинского. На сегодняшний день нужно изменить очень большой законодательный массив, чтобы ввести новый налог. До конца года этого никто не сделает.

— Этот налог в идеале действительно может сыграть большую роль в развитии украинского кино?

— Думаю, нет. Потому что валовое поступление от кино пока очень мизерное. Если в свое время это были миллионы рублей, то на сегодняшний день американские картины много денег не собирают. Валовой сбор кинотеатров — 5 млн. долларов. У нас нет лицензирования ни проката, ни дистрибьютеров. С видеопроката легче взять, потому что они все стоят на учете. На сегодняшний день у нас не предусмотрена статотчетность для частных или арендных предприятий перед Министерством культуры по валовому сбору. То, что они собирают с проката, не входит в общую цифру учета сбора по Украине. Цифры, которыми располагает Министерство культуры, — это отчетность государственно-коммунальных предприятий и приблизительно то, что зарабатывают коммерческие кинотеатры.

— Как вы относитесь к строке в новом законе, где речь идет об оборудовании и переоборудовании кинотеатров, причем в арифметической прогрессии, и к тому, что Министерство культуры, независимо от форм собственности, будет контролировать систему проката?

— Контроль есть уже давно. Так как на территории Украины сейчас практически пиратских копий нет, все фильмы имеют прокатное удостоверение, которое было куплено у Министерства культуры за небольшие деньги. А что касается правительственной реконструкции, то это будут частные инвестиционные деньги. Кинотеатр «Жовтень» — единственное предприятие в Украине, реконструкция и модернизация которого хотя бы частично профинансирована городом и районом.

— Кто и как будет платить? Кинотеатры с вала? Насколько это реально?

— Россия ввела единый билет. Если так будет у нас, реально сделать налог прозрачным и прогнозируемым. Но единого билета нет, некоторые кассы компьютеризированы, но не сертифицированы, учет в руках тех бухгалтеров, которые их ведут. Поэтому не думаю, что налог даст лучшие перспективы, чем тот процент, который по указу Президента Кравчука должен был взиматься. То же можно сказать о введении квоты украинского кинематографа на экраны кинотеатров. Какая может быть квота, если нет фильмов? Ресурсы и средства нужно направлять на дебюты молодых кинематографистов! Нужно смотреть в будущее, так как сегодняшние режиссеры вряд ли уже снимут что-то эпохальное.

Нужно думать о зрителе, вырабатывать репертуарную политику. Это ведь значит не только исключить порнуху, нужно влиять на культурную часть репертуарного планирования. Нельзя же репертуарное планирование полностью отдавать в руки малограмотных коммерсантов, которые на сегодняшний день завладели собственностью.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК