Украинская альтернатива мировому терроризму

15 октября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 42, 15 октября-22 октября 2004г.
Отправить
Отправить

Характерной особенностью украинской фестивальной фауны является то, что каждый фестиваль в больш...

Кадр из фильма «11.09.01» (2002), эпизод «Япония», режиссер Сиохей Имамура
Кадр из фильма «11.09.01» (2002), эпизод «Япония», режиссер Сиохей Имамура
Кадр из фильма «11.09.01» (2002), эпизод «Япония», режиссер Сиохей Имамура

Характерной особенностью украинской фестивальной фауны является то, что каждый фестиваль в большей или меньшей степени страдает замкнутостью, у него есть свой ареал, за границы которого он не выходит и не стремится к этому (исключением является разве что фестиваль «Молодость»). Как правило, тусовки малых фестивалей состоят из определенных киногильдий — режиссеров, продюсеров, актеров, имеющих почти средневековую тенденцию вариться в собственном соку с весьма незначительным выходом к так называемому зрителю.

«Українські альтернативи» здесь не исключение, хотя его целевая аудитория довольно экзотична — это, как окрестил их автор и руководитель проекта Александр Рутковский, «эксперты», «авторитетные представители украинской гуманитарной элиты», которые собираются, чтобы высказать свои соображения по поводу просмотренных фильмов и определить «умозрительные перспективы отечественного кино».

Очередной, четвертый, открытый фестиваль-мастерская исключительного кино «Українські альтернативи» проходил в киевском Доме кино с 30 сентября по 5 октября 2004 года. Тема выпуска этого года: «Любовь и террор — c’est la vie?». В кинематографическую программу фестиваля входили: во-первых, фильмы на тему (государственного или антигосударственного) террора: «11.09.01», сборник одиннадцати режиссеров со всего мира, посвященный 11 сентября, «9/11 по Фаренгейту» Майкла Мура, каннский победитель этого года, «Мечтатели» Бернардо Бертолуччи, аргентинский «Гараж Олимпо» Марка Бечиса и весьма периферийно российский «Папа» Владимира Машкова; во-вторых, фильмы с эксцессивным изображением насилия и жестокости: от культовых «Киллера» Джона Ву и «Ребенка Маконы» Питера Гринэвея до двух самых грубых картин последних лет — «Необратимости» Гаспара Ноэ и «Страстей Христовых» Мела Гибсона; в-третьих, фильмы, которые вообще выбранной темы не касались: «Другие» Алехандро Аменабара, «Самаритянка» Ким Ки-дука и еще несколько совершенно минорных картин. Украинских фильмов на «Альтернативах» было всего три: «Stabat Mater» Ольги Самолевской, «Разворот на трассе» Оксаны Ратушной и «Олигарх» Алексея Росича, все короткометражные. На пресс-конференции Александр Рутковский заявил, что украинское в «Альтернативах» касается не фильмов, а их рецепции, и фестиваль действует по формуле: «Берем чужое и делаем его своим».

Так что главной интригой «Українських альтернатив» был не просмотр довольно хаотического набора «исключительных» фильмов в полупустых залах Дома кино (зачастую на не слишком качественных видео или цифровых носителях), а более чем шестичасовой «круглый стол», где на предложенную тему высказывались свыше двадцати «экспертов». К сожалению, перехода количества в качество не состоялось, поскольку «эксперты» не вполне хорошо понимали, о чем, собственно, им следует говорить: о политике или об эротике, о жизни или же о кино.

За небольшим исключением (в частности, выступления культурологов Вадима Скуративского и Михаила Собуцкого, искусствоведа Олега Сидора-Гибелинды) в речах преобладал псевдофилософский дискурс советского разлива или суждения на уровне банальной житейской логики. И причина здесь, пожалуй, в том, что предложенная тема сформулирована некорректно и подозрительно напоминает пылкое желание диаматчиков во всем найти единство и борьбу противоположностей.

Начнем с того, что подчеркнул Михаил Собуцкий: любовь и террор не являются соизмеримыми понятиями и тем более — противоположностями. Для этого их нужно понимать слишком широко, на манер квазилогических несуразиц, которые изрекали некоторые «эксперты»: «террор — это олицетворенное отсутствия любви». Именно эта фальшивая альтернатива давала основание апеллировать к формам любви, сильно напоминающим анекдотическую «большую любовь советского народа к Коммунистической партии». Или для таких сомнительных выводов, как обвинение в адрес Майкла Мура, дескать, создавая свой фильм «9/11 по Фаренгейту», он руководствовался исключительно нелюбовью к Бушу-младшему (как будто это как-то обесценивает его сообщение).

Вообще, как известно, над любовью рефлексировать нет смысла, разве что восхвалять ее на банкете (если она счастливая) или оплакивать на кушетке психоаналитика (если она несчастная). А вот о терроре говорить стоит, но в совсем другом контексте. К сожалению, разговор повернул в русло выяснений, является ли Киев 1911 года родиной мирового терроризма (хорошо, что рассудительность победила патриотизм, и приоритет отдали Петербургу 1881 года, где был застрелен царь Александр ІІ, и Вашингтону 1865 года, где убили президента Линкольна) и имеет ли Украина сегодня основания бояться терроризма, в частности, международного (решили, что эта тема более актуальна в плане ретроспекции, особенно, если выведут наши войска из Ирака).

Что же касается рефлексий по поводу международного терроризма последних лет — 11 сентября, «Норд-Ост», Беслан, — то попытки некоторых «экспертов» привязать его к вечным агрессивным влечениям человека, к отсутствию или девиации любви, можно назвать ни чем иным, как интеллектуальным мошенничеством, которое только затемняет вопрос. Антигосударственный терроризм не является каким-либо монструозным прорывом иррационального насилия (по крайней мере, не только им). Это симптом самой государственной системы, ее собственное сообщение, вернувшееся к ней. Эту мысль, в частности, артикулировал Вадим Скуративский, заявив, что именно государство является главным террористом, и Сиохей Имамура, завершивший свой эпизод «Япония» из фильма «11.09.01» выводом: «священных войн не бывает». Ни одну форму террора (ни государственную, ни антигосударственную) нельзя оправдать, но осуждением симптомов, а не выяснением причин, проблему не решишь.

Единственное различие между двумя формами террора заключается в том, что государство старается осуществлять его тайно, невидимо, незаметно, маскируясь под банальные обычные вещи — именно поэтому государственному террору присущ жуткий характер чего-то повседневного. В аргентинском фильме «Гараж Олимпо» это застенок, устроенный в обычном гараже, отсюда и название картины. В российском фильме «Папа» это знаменитый черный воронок с надписью «Хлеб», который возит по ночному городу человеческий груз. (По такому же принципу дистанцированности, рутинизированности ведутся постмодерные войны: чеченская, афганская, иракская; государства-агрессоры любой ценой стремятся к тому, чтобы война эта имела односторонний, необратимый, «монологический» характер, то есть лишилась того, что собственно, определяет войну как форму трансгрессивного диалога и переводит ее в статус монологического террора.)

Напротив, антигосударственный терроризм является эксцессивно визуализированным, скандальным, медийным, срывая маску «нейтральности» с террора государственного, направляя его в статус диалога. Однако антигосударственный терроризм (как всякий симптом) обречен быть неудачной коммуникацией — его последствием является свертывание демократии и усиление государственного террора под предлогом укрепления безопасности — об этом говорил, в частности, Михаил Собуцкий, об этом — фильм Майкла Мура, и это мы видим в реальной жизни как в Соединенных Штатах, так и в России. Всякое запугивание ведет к фатально замкнутому кругу.

Какое отношение все это имеет к Украине? Или, как сформулировали авторы фестиваля: «Нужно ли нам кино о терроре»? Если посмотреть на выступления экспертов с точки зрения не того, о чем они говорили, а того, о чем они молчали, то создается впечатление, что проблема политического террора нас никак не касается. Террора у нас нет! Кстати, большинство экспертов считали необходимым завершить свое выступление обвинением в адрес украинского кино, в роли которого выступал фильм «Олигарх» Алексея Росича, дескать, оно абсолютно оторвано от реальности. Упрек полностью справедлив, но он касается также и самих «экспертов». Их слепота к нашей жизни симптоматична. И это в то время, когда украинская предвыборная кампания дает такой богатый материал для раздумий именно о терроре. Ведь что такое недавние скандалы со «здоровьем» Ющенко и Януковича (при всей неравнозначности двух этих случаев), как не то, что полностью можно рассматривать в контексте террора, точнее, как его симулякр.

С одной стороны, эти события имеют очень серьезные последствия, а с другой — абсолютно имитативный, обратимый, даже театральный характер. В «деле» Ющенко (если придерживаться версии отравления) имеем эмблематическую форму незаметного, банализированного государственного террора, маскирующегося под нечто обычное — биологическое оружие, которое практически невозможно обнаружить: для анонимного государственного террора нужен труп без акта. В «деле» Януковича, наоборот, главное — акт без трупа. Брошенное яйцо стало бомбой, которая разорвалась в головах людей, показав, насколько напугана власть. Похоже, что украинская способность к имитации оказывается довольно конструктивной чертой.

Вывод один: не нужно спешить импортировать «чужое», чтобы «сделать его своим». Будем надеяться, что следующие «Українські альтернативи» этот момент учтут, тем более что тема их будет иметь яркий постизбирательный привкус: «Дураки и умные — кто правит миром?». Поживем — увидим.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК