УКРАИНА В КОНТЕКСТЕ КИНОФЕСТИВАЛЕЙ

22 августа, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 34, 22 августа-29 августа 1997г.
Отправить
Отправить

«Этот экран завещан нам предтечами духа. Довженко, Шукшин, Тарковский, Бондарчук, Ангелопулос, Паскалевич - вот эти достойные художники», - сказал президент МКФ «Золотой Витязь» Николай Бурляев...

«Этот экран завещан нам предтечами духа. Довженко, Шукшин, Тарковский, Бондарчук, Ангелопулос, Паскалевич - вот эти достойные художники», - сказал президент МКФ «Золотой Витязь» Николай Бурляев. Фестиваль проводился в шестой раз и опять в России. Напомним: первый «Золотой Витязь» состоялся в Москве в 1992 году; следующий - в городе Нови-Сад (Сербия), далее - в Тирасполе (Приднестровье), в Москве, в Минске (Беларусь). География, как видим, обширная, но привязанная все-таки к одному центру, что вытекает логически из истории (и предыстории) фестиваля.

Инициатор и организатор МКФ «Золотой Витязь» Николай Бурляев запомнился еще с «Иванова детства» А.Тарковского. В «Андрее Рублеве» он прекрасно сыграл роль Бориски. Потом были десятки других актерских работ, среди которых Алексей Иванович в фильме «Игрок», Альбер в сериале «Маленькие трагедии», а также авторские фильмы. Сегодня Николай Бурляев - лауреат многих премий, народный артист России, Фонд святого апостола Андрея Первозванного вручил ему серебряную Андреевскую звезду. Тем не менее, московский истеблишмент имеет к Николаю Петровичу массу претензий, не очень его жалует. Соответственно в пасынках официальной России пребывает МКФ «Золотой Витязь». В этом году правительство Российской Федерации материально и морально поддержало кинофестиваль «Кинотавр», выделив Марку Рудинштейну два миллиарда рублей и откомандировав в Сочи премьер-министра В.Черномырдина. Из чего можно сделать вывод, что сердце и кошелек нынешних властителей Кремля открыты навстречу коммерческому кинематографу. Тогда как действующий под лозунгом «За нравственные христианские идеалы. За возвышение души человечества» МКФ «Золотой Витязь» протягивает ножки по одежке, существуя в основном на пожертвования патриотически настроенных предпринимателей и на энтузиазме участников и устроителей. Чтобы не быть голословным, скажем, что на нынешний фестиваль 25 стран представили 160 кинофильмов, а всего за шесть истекших лет «Золотой Витязь» собрал под свои знамена 810 фильмов - уникальная коллекция, огромное духовное богатство, которым нужно гордиться и стоит обмениваться.

Как и в прошлом году, проведение кинофорума «Золотой Витязь» было приурочено к празднованию Дней славянской письменности и культуры. Открытие состоялось в Дворянском собрании (Колонный зал Дома союзов), участники и гости услышали приветственные послания президента Российской Федерации Бориса Ельцина, председателя Государственной думы Геннадия Селезнева, других политических и церковных деятелей. Впервые церемонию открытия МКФ «Золотой Витязь» почтил своим присутствием Его Святейшество патриарх Московский и Всея Руси Алексий II. С самого возникновения кинофестиваль пребывает под омофором и попечением Московского патриархата, что накладывает, конечно же, отпечаток и на репертуар, и на характер «Золотого Витязя».

Когда меня спрашивают: «А почему «Золотой Витязь»?», я отвечаю совершенно искренне: «Потому что мне лично близки идеалы этого фестиваля - идеалы содержательного, нравственного киноискусства». Если брать шире, то причин тут значительно больше. Во-первых, на «Золотом Витязе» мы можем пообщаться и померяться силами с ближайшими нашими соседями и сородичами - понятными нам и по языку, и по вере, и по менталитету. Фестивали класса «А» (тот же Канн или та же Венеция) нам пока что не светят: слишком далеки они от наших ценностей и реалий. Ну а если - в силу неисповедимого стечения обстоятельств - проникают в ту же Венецию или в тот же Канн режиссеры и сценаристы с территории Украины, то отличаются они там не столько своими творениями, сколько эпатажными заявлениями, характеризующими не только уровень наших «творцов», но и нравственный климат сегодняшнего украинского кинематографа тоже. Дело в том, что многие наши кинематографисты предпочитают снимать фильмы о чем угодно, преимущественно о «буржуазном Западе», в то время как и Востоку, и Западу мы любопытны в первую голову как выразители чисто украинской эстетики и этики - не более (но и не менее) того. «Среднеевропейское» кино, сварганенное к тому же по меркам средне, а то и ниже европейских, никого не интересует. Увы, о французах лучше снимают сами французы, об англичанах - сами англичане, а о россиянах - извините, сами россияне. И никуда от этого факта не денешься… Что касается наших отечественных кинофестивалей, задуматься есть о чем. Студенческий «Пролог» если не умер окончательно, то явно замер на какое-то время. Весьма повзрослевшая «Молодость» за последние годы, с приходом новых руководителей, поменяла свою ориентацию и окраску. О всеукраинском кинофестивале, а ведь он должен быть - 2-й Всеукраинский - как-то и речи не заводят. Таким образом, именно МКФ «Золотой Витязь» нам нужен на данном историческом этапе - как мало кому. Весьма своевременной и уместной кажется мысль русского историка Василия Ключевского, предупредившего: падение государственности начинается с падения нравственности.

Основная часть фестивальной работы протекала на теплоходе «Федор Шаляпин», который при более тесном знакомстве оказался перекрашенным «Климентом Ворошиловым». Отправились в путь от речного вокзала, украшенного незабываемой надписью: «Москва-Волга». 1933 - 1937». Сначала плыли выше поименованным каналом, потом - великой русской рекой, служившей когда-то границей между Азией и Европой. Кинопутешествие оказалось насыщенным во всех отношениях - информацией, спорами, встречами. По дороге посетили древние города Углич, Кострому, Ярославль, Мышкин. Под свист и щебет волжских соловьев, под разговоры о том, как весенние паводки до сих пор вымывают из прибрежных откосов черепа и кости бесфамильных строителей коммунистического - светлого - будущего разворачивалась на экране удивительная панорама жизни в конце XX века - века столь же величественного, сколь бесчеловечного. Так как живется тебе, человечество, на этой маленькой, грешной и грязной планете?

Гремят выстрелы, мечутся обезумевшие люди, пылает российский парламент, упражняются в элоквенции разномастные политиканы, и непонятно, кому верить, на чье плечо преклонить голову («Путч-II. Очередной переворот, или Призрак гражданской войны в России»).

Убегает от чернобыльской беды киевский скульптор Галина Махринская. Оказавшись вместе с семьей на Алтае, начинает неожиданно писать стихи - и заниматься иконописью («Мой век, мой крест, моя любовь»).

Газета ленинградских литераторов печатает письмо-воззвание: старые люди, блокадники, должны добровольно уйти из жизни, т. е. покончить самоубийством, - чтобы молодежи легче было пережить это смутное времечко («Блокада»).

51-летний уроженец Краснодарского края Александр Канишев, осознав жестокость и подлость современного общества, решает искупить грехи соотечественников. За девять с половиной месяцев он прошел, точнее прополз на коленях путь от Дреевского монастыря до Троице-Сергиевой Лавры - более 400 км («Очарованный странник»).

Боголюб Босанчич, безъязыкий инвалид, «рассказывает» мычанием и жестами свою страшную историю. Сейчас ему семьдесят лет, а когда-то, четырнадцатилетним мальчиком, убежал он из Ясеновца. В том лагере смерти уничтожено было сотни тысяч сербов. Убивали их самым кустарным способом - прикладами и ножами. А трупы бросали в речку Сава, приговаривая: «Плывите домой!» Речка Сава в Дунай впадает возле Белграда. Повезло крестьянскому сыну Боголюбу: он выплыл, он выжил, - правда, остался на всю жизнь калекой. «Не коси траву, мой милый! - звучит за кадром песня. - А то скосишь глаза мои голубые!» («О Сава, о вода!»).

В горах под Сараевым тайно встречаются два молодых человека, два боснийца. Ровесники, друзья детства, они еще недавно стреляли друг в друга, оказавшись по разные стороны фронта. Война изуродовала их тела, их биографии, но жажды жить не убила в них. Они понимают: несмотря ни на что, надо сосуществовать, надо помогать друг другу. И ровесник-православный, изгнанный из Сараево, договаривается с ровесником-мусульманином: чтобы тот купил его дом, а… деньги нужны им обоим. Пошутив и повспоминав, они расстаются в горах над Сараевым. Какой будет следующая встреча? («Обоюдная ошибка»).

Да, Балканы задают сегодня тон не только в славянском, не только в европейском кинематографе. Стоит назвать имя боснийского серба Эмира Кустурицы, чтобы наше утверждение обрело силу доказательства. И на этом фестивале в категории «Художественный фильм» приз Золотой Витязь получил сербский 34-летний режиссер Срджан Драгожевич за остро современную картину «Красивая деревня красиво горит». Серебряного Витязя получил поляк Кшиштоф Занусси за фильм «Галоп», Бронзового Витязя присудили (посмертно) болгарину Эдуарду Захариеву за фильм «Запоздалое полнолуние». А украинские фильмы? Украинские фильмы в номинации «Художественный фильм» представлены не были. Не прошли конкурсного отбора. Почему? А потому, что все просмотренные игровые фильмы украинского производства оказались ниже профессиональных требований, которые определены были для МКФ «Золотой Витязь». Вторая причина - аморальность украинских фильмов. И еще одна, о которой уже говорилось выше: безадресность украинской кинопродукции, по крайней мере, какой-то ее части, немалой. Режиссеры наши предпочитают нередко снимать фильмы «общеевропейские», как некогда снимали «общесоюзные» фильмы. И это - принципиальное заблуждение: Европе, миру, как и Союзу перед тем, мы нужны - в смысле художественном - исключительно как украинцы. А в остальном… Ну, кому интересно кино вторичное, третичное, подражательное? Да никому… Но украинский кинематограф стремительно денационализируется, деукраинизируется - и это происходит в условиях формально независимой Украины. На это парадоксальное положение нам указывали коллеги из славянских (и не только славянских) стран: «Вы уклоняетесь в сторону коммерческой безликой кинопродукции, которую тоже нужно научиться снимать. А вы не умеете, да и средств соответствующих у вас для этого нет. И вы подставляетесь, выглядите смешными…» Что можно было возразить - и как возражать?

Нужно признать, что наши успехи на VI МКФ «Золотой Витязь» соответствуют нынешнему состоянию украинского кинематографа, которое язык не повернется назвать не то что процветающим, а удовлетворительным.

В категории «Студенческий фильм» специальный диплом жюри присудило фильму «Зимно» (режиссер Олесь Санин, оператор Сергей Михальчук).

В категории «Анимационный фильм» диплом «За лучший фильм для детей» получила «Рукавичка» (режиссер и сценарист Наталья Марченкова).

В категории «Документальный фильм» диплом «За поэтическое благоговейное отношение к теме возрождения Православия» получил фильм «Густыня» (режиссер Дмитрий Богданов).

И наконец - самый большой наш успех, самая большая удача: приз Золотой Витязь за лучший документальный фильм «Исповедь перед учителем» режиссера Роллана Сергиенко (совместное производство студии «Укртелефильм» и российской киностудии «Отечество»).

Известную роль в присуждении такой высокой награды сыграло мало сказать доброжелательное отношение к личности и наследию Александра Петровича Довженко, памяти которого посвящен фильм «Исповедь перед учителем»: Роллан Сергиенко - ученик Александра Петровича. Дело в том, что неуважительные публикации, некоторые выступления (странные, так скажем), дискредитация творчества Довженко не были секретом для коллег, живущих и работающих не в Украине. И они хотели бы подчеркнуть, подтвердить, что Александр Довженко был и остается одним из самых великих кинорежиссеров славянского мира.

Я воспринимаю МКФ «Золотой Витязь» как небезуспешную попытку представить и осуществить отношения между славянскими народами и культурами по-новому, в несколько иной плоскости, нежели это были советские времена - и несколько иначе, нежели это представляют себе печально знаменитые российские политики, удивляющие мир своим дикарством. Поэтому меня покоробили чрезмерно воинственные воззвания, прозвучавшие из уст некоторых святых отцов и некоторых представительниц прекрасной половины. Будем считать это недоразумением и закончим благим пожеланием: конечно же, МКФ «Золотой Витязь» необходимо провести в Украине. Рано или поздно это произойдет, но ясно как Божий день: к такому фестивалю готовиться нужно заранее и целенаправленно. Если мы хотим, чтобы нас заметили и отметили. А как же иначе? Нужно заранее договориться и обусловить параметры и условия будущего кинофестиваля. К сожалению, перед глазами стоит и перманентная война за храмы в Западной Украине, и позорное прошлогоднее побоище, устроенное на похоронах патриарха Владимира (Романюка), и многое другое. Очень не хотелось бы, чтобы славянский кинематограф превратился в поле межконфессиональных баталий: это было бы точно ни к чему - на радость врагу человеческому.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК