"Уильям, ты сделал так много для этого грешного мира"

15 июня, 16:27 Распечатать Выпуск №23, 16 июня-22 июня

Это вечная комедия с секретом, с горсткой изюминок, которые постоянно привлекали режиссеров, актеров. 

© Василий Артюшенко, ZN.UA

В этом году выпускной курс Дмитрия Богомазова получил театральную премию "Зеркало сцены" — за лучший актерский состав в спектакле "Двенадцатая ночь, или Что угодно" У.Шекспира (Киевский академический театр драмы и комедии на левом берегу Днепра). 

Павел Шпегун еще за два часа до спектакля бродит в пустом фойе Театра драмы и комедии, как призрак замка Моррисвиль. Лицо бледное от грима, врастание в образ — максимальное. Причем задолго до третьего звонка. 

"А чего так рано в театре?" — "Я же готовлюсь…" — "Все бы так готовились". 

Спектакль дневной, обычно его время в афише — 15.00. Но как только в Интернете появляются билеты, они тут же мгновенно разлетаются. И малый зал театра заполняется зрителями доверху. Несмотря на то, что в постановке не задействованы звездные сериальные актеры. Несмотря на то, что шекспировский сюжет многим известен пусть из старой советской экранизации (в которой играли Клара Лучко и Алла Ларионова).

12-я ночь_6
Василий Артюшенко, ZN.UA

"Двенадцатая ночь", родившаяся где-то в 1600 г., безусловно, вечная комедия с секретом, с горсткой изюминок, которые постоянно привлекали режиссеров, актеров. Ведь те художники таки чувствуют в шекспировской шараде — с переодеваниями и перевоплощениями — что-то скрытое серьезное и мистически-секретное. И шекспировская страна Иллирия — это, возможно, тоже прежде всего сокровенная территория Иллюзии, где все когда-то были бы счастливыми, влюбленными, родственными. Где даже чудаковатый Мальволио в желтых чулках нашел бы то, что искал. 

Этому спектаклю режиссеров Дмитрия Богомазова и Андрея Саминина немного больше года. Рождалась постановка как сугубо студенческая работа — с участием еще "детей" 3-го актерского курса КНУТКиТ им. И.Карпенко-Карого. 

Собственно, это курс Богомазова—Саминина. И сегодня говорят, что это уже почти "легендарный курс", доказавший свою состоятельность рядом студенческих спектаклей — по произведениям Пиранделло, Вампилова, Шекспира. 

Создать бы с ними новый театр. Как создавали такие театры, например, в 80– 90-е. Но кто же в такое инвестирует? 

12-я ночь_11
Василий Артюшенко, ZN.UA

Поэтому очень-очень скоро они разлетятся в разные театры, на съемочные площадки. И, собственно, "Двенадцатая ночь", которую они играют в воскресенье 10 июня 2018-го (а после спектакля как раз и состоялось награждение курса премией "Зеркало сцены") — это почти исторический, символический "выпускной" спектакль. 

10 июня — они еще "немного" студенты. А уже утром, после "ночи", — они профессиональные самостоятельные актеры. 

Поэтому в знойное воскресенье, чувствуя переломный момент, играют особенно вдохновенно. Ритм спектакля не форсируют, а словно специально хотят посмаковать и растянуть спектакль во времени, ведь уже нескоро встретятся снова. 

Впрочем, художественный руководитель Театра драмы и комедии Эдуард Мытницкий хочет, чтобы этот спектакль со временем занял достойное место в репертуаре. Верю, что так и будет. 

Как всегда, даже в жару зрителей хоть пруд пруди. Среди них — популярные киевские актеры, режиссеры, продюсеры. 

Импровизационное награждение (после спектакля) — как восклицательный знак после их учебного периода, под занавес сезона. 

12-я ночь_8
Василий Артюшенко, ZN.UA

Напомню, что премия "Зеркало сцены" — это инициатива газеты "Зеркало недели. Украина". Цель премии — медийно поддержать яркие тенденции в современном украинском театре: независимые арт-проекты, молодых режиссеров, молодых актеров. Как раз тема премии этого года и посвящена лучшим работам молодых актеров в спектаклях киевских театров 2017 г. Эксперты, среди которых театральные критики и журналисты, почти единогласно решили, что победитель — именно актерский ансамбль "Двенадцатой ночи". Во-первых, все они молодые и перспективные. Во-вторых, это действительно спектакль-ансамбль, где солистом мог бы быть каждый. И, в-третьих, безусловно, есть символика еще и в том, что после "ночи" рождается новый театральный "день", который будем связывать и с ними, с молодыми актерами этой постановки. Итак, всех их и назову (согласно афише): Макар Тихомиров, Мария Заниборщ, Анастасия Пустовит, Кристина Люба, Александр Рудинский, Павел Шпегун, Александр Коваль, Александр Бегма, Михаил Дадалев, Евгений Григорьев, Александр Боднар, Артем Шемет, Максим Кириченко, Борис Савенко, Анна Павлик, Олег Гоцуляк. 

12-я ночь_7
Василий Артюшенко, ZN.UA

Во время спектакля режиссер Дмитрий Богомазов занимает место будто в стороне — за спинами зрителей, за крайним рядом партера. Два действия он наблюдает за феерией и выходками "Двенадцатой ночи": взгляд серьезный, даже нетипичный для потребителя комедии. И, очевидно, в таком взгляде есть ощущение ситуативной разлуки с любимым курсом, лучшими учениками. Ведь время летит стремительно. Еще вчера их учили "сценречи". А уже сегодня они кого-то научат, снимаясь в сериалах, телевизионных проектах. И все время возвращаясь в свою "Двенадцатую ночь". 

И эта постановка — для них — как причудливая инкрустированная черная шкатулка (собственно, действие и происходит в черном пространстве). Только откроешь эту шкатулку — оттуда будет звучать шекспировская музыка, будут звучать шекспировские шутки. Спектакль их мечты и их закалки — это постановка на гибком пересечении буффонады и лирики, музыкальных импровизаций и комедии масок. 

12-я ночь_9
Василий Артюшенко, ZN.UA

И, возможно, самое главное: их собственная комедия навеяна сугубо детским азартом, молодой энергией. Это словно игра в игре, это творческая молодость, которая словно ради шутки сдает серьезный шекспировский экзамен. 

Тем временем Павел Шпегун (господин Эндрю Трясощек) уже с головой погрузился в свой шекспировский образ, потому что его герой — бодрый моторчик ночной стаи хулиганов, среди которых господин Тобиас Риг, Фабиан. Уже после спектакля я спрашиваю Павла: 

— Как думаешь, а каким лицедеем был сам Шекспир — посредственным или гениальным? 

— Если Шекспир на самом деле существовал, то был он, наверное, нераскрытым гением! Потому что его тексты — еще и актерские. Их мог написать только гений. И, очевидно, он их не только писал, но еще и сам проигрывал! 

— А кто из популярных актеров (всего мира) мог бы быть "идеальным" — Гамлетом, Лиром, Ромео, Леди Макбет? 

— Ой, я даже не знаю, кто мог бы с этим справиться. Но мне лично было бы интересно увидеть в роли Гамлета — Тома Харди, в роли Лира — Кристофера Ли, в роли Ромео — еще молодого Хабенского. 

— А Леди Макбет?

— Возможно, это Ксюша Жданова? 

***

Актриса Анастасия Пустовит играет в "Двенадцатой ночи" Оливию, красавицу-графиню из таинственной Иллирии. И вот о чем я ее спрошу: 

— Анастасия, знания и умения, которые вы получили в театральном, понадобятся в вашей дальнейшей карьере? Когда, например, массовое кинопроизводство требует совсем другой "школы? 

— Мастера дали нам понимание, что такое профессия актера в принципе. Научили, как работать со всем своим имеющимся инструментарием — голосом, телом, темпераментом. Как работать со зрителем, с его настроением. Также важна работа с атмосферой. Сейчас, например, я понимаю, как выстроить определенную роль — уже самостоятельно. Много времени мы и учились работать самостоятельно. Перебрали столько текстов, что на весь университет хватило бы! 

12-я ночь_5
Василий Артюшенко, ZN.UA

— А в чем, на твой взгляд, секрет популярности вашей "Двенадцатой ночи"?

— Прежде всего — это режиссерский спектакль. Там все просчитано, выстроено. Зрителя захватывает режиссерский стиль, привлекает имя Богомазова. Ну и, конечно, есть еще и наша "молодая команда". 

— А если бы Шекспир пересмотрел ваш спектакль? Так какую бы мини-рецензию он написал? 

— "Актеры в спектакле используют все игровые возможности. Здесь неожиданно прекрасное музыкальное решение. Есть замечательная работа с залом в стиле моей пьесы. Но в чем же моя тайна?".

***

Еще один герой этой "Ночи", харизматичный Михаил Дадалев, он играет Фабиана, постояльца дома Оливии. 

— Михаил, если бы была возможность, то какие шекспировские роли ты бы выбрал сам для себя? 

— Если смотреть глазами актера — то это Авфидий в "Кориолане". Еще, возможно, Яга в "Отелло". А если глазами режиссера — то это Ланс в "Двух веронцах" и Малкольм в "Макбете". 

— Представь, что тебе предложили сыграть Гамлета, но не в столице, а в Коломые или в Нежине, — поехал бы? 

— Все зависит от времени, настроения. К тому же "Гамлет" — огромный художественный вызов. Важно, какую роль играют художники, причастные к этой возможной постановке, — режиссер, партнеры. И если реально смотреть на ситуацию с некоторыми театрами в стране, то сначала надо подумать, стоит ли ехать в те театры. 

— А что думаешь о собственном театральном пути после университета? Как бы твои рефлексии описал Шекспир? 

— Конечно, есть мечта попасть в замечательную театральную труппу. Есть желание гастролировать со спектаклями по Украине, другим странам. Хочу не терять связей с однокурсниками и своими мастерами. А если ни о чем не мечтать, то надо просто работать. 

Мне кажется, Шекспир в таком случае был бы уместен, если вспомнить монолог Виолы: "О Время, разомкни коварный круг! Для сил моих твой узел слишком туг!". 

***

Без преувеличения, камертон "Двенадцатой ночи" — шут-виртуоз, которого играет Александр Бегма, драматический актер и замечательный музыкант. 

— Саша, а какой шекспировский герой ближе всего тебе — по характеру, манерам, мироощущению? 

— Мой сложный внутренний организм предусматривает сразу двух шекспировских героев. Меркуцио из "Ромео и Джульетты" и князя из "Двенадцатой ночи", заложника своих любовных страданий. 

— А если бы Шекспир появился сегодня, в наше время, то о чем бы он писал свои трагедии или комедии? 

— Уильяму Шекспиру, к сожалению или к счастью, сейчас тем хватало бы! Ведь тема человеческих ценностей и морали в наше время требует именно шекспировского мышления и шекспировского слова. Как в комедии, так и в трагедии. 

12-я ночь_4
Василий Артюшенко, ZN.UA

— Вспомни один из своих любимых шекспировских сонетов, в котором есть настоящая музыка. 

— "Я не хочу хвалить любовь мою, — Я никому ее не продаю!". 

И еще один колоритный персонаж из шекспировского ночного карнавала — господин Тобиас Риг, которого играет Александр Рудинский. Которого, в свою очередь, за глаза образно и нежно коллеги называют "Рыжий". 

— Что в актерской профессии у тебя вызывает восторг, а что — пренебрежение? 

— Мне 21 год, поэтому пренебрежения ни к кому и ни к чему я не чувствую. Конечно, могу быть недовольным, но прежде всего — только собой. 

— А какая, на твой взгляд, роль в шекспировском репертуаре наиболее интересная и привлекательная — в частности для тебя? 

— У Шекспира каждая роль чем-то привлекательна. Вопрос только в том, в какой период своей творческой жизни ты это сыграешь. И сыграешь ли вообще. Безусловно, я мечтал бы о Гамлете, Яго. Кто-то бы мечтал о других ролях. Даже стража у Шекспира можно сыграть так, что это в самом деле будет Шекспир! 

— А если бы ты встретил во сне Уильяма нашего Шекспира, что бы ты ему сказал?

— Я бы сказал ему: "Уильям, пролетели века, а твои тексты и ставят, и цитируют, от них не устают, потому что они в любое время непостижимы. Уильям, ты сделал так много для этого грешного мира…".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно