Сбились с ног. «Танцы со звездами-3»: следы на паркете

07 декабря, 2007, 13:48 Распечатать
Выпуск № 47, 7 декабря-14 декабря 2007г.
Отправить
Отправить

Когда я итожу, что прожили мы (за эту неделю), то с великодержавной радостью осознаю… Не коалиция и не оппозиция занимали украинский народ на форумах да в курилках...

Когда я итожу, что прожили мы (за эту неделю), то с великодержавной радостью осознаю… Не коалиция и не оппозиция занимали украинский народ на форумах да в курилках. Не спикериада и иные посланники «ада» теребили день-деньской коллективное воображение. А, наконец-то, как и положено в мирное время, сугубо оптимизирующее телесобытие — финальные «Танцы со звездами-3» — на недолгий период отвлекло население от…

Драматичная «игра в финал» стоила свеч. И «1+1» не вредно похвалить за паркетный катарсис. Поклонники одной в недоумении, поклонников (и недругов) у другого — прибавилось. Прежде чистый зрительский позитив вокруг «поляка, который танцует» намедни обернулся на интернет-судилищах воинственным «ату!». Зато рейтинг финального шоу встряхнул «интеровскую» самоуверенность. Третьи украинские танцы также стали рекордсменами по общему количеству голосовавших (в частности на последнем этапе «волеизъявления»), когда раздваивались между народной артисткой и польским сериальным актером. Именно в этот промежуток «Танцы» и обогатились более чем миллионом зрительских голосов (!) — в виде sms и телефонных звонков. И загодя прогнозируемая победа певицы Н.Могилевской была смазана почти двадцатью убедительными процентами перевеса — со стороны забавного поляка.

После бала, как известно, сапогами не машут. Но все равно вернемся к разбору «па»летов. Исполнительный продюсер «1+1» и центровой рулевой этого проекта Александр Лозинский кое-что поведал «ЗН» о стратегии и тактике «паркетных (звездных) войн».

«Некоторые менеджеры думают, что каналу можно выкрутить руки»

— Александр Иванович, канал «1+1» когда-то афишировал затратную цифру на этот проект — и стоит он, дескать, один миллион (долларов). Так ведь?

— Так.

— Но третий сезон не совсем обычный. И бюджет должен бы раздуться. Из-за того, что много иностранцев — артисты, судьи. А это — гостиницы, дорога. Большие расходы. Кстати, вы всем иностранцам гонорары платили?

— Гонорар получили все иностранные участники шоу. Жюри не платили. Во-первых, у нас нет такой возможности. А во-вторых, мы принимали гостей за свой счет. Не нужно быть большим специалистом, чтобы потратить огромные деньги, — нужно представить, где их можно заработать, чтобы не идти заведомо не рыночным путем.

— Украинские участники гонорары требовали?

— Разговоры были.

— Ну уж разговоры… Небось ультиматумы ставили: «Паркет или кошелек!»

— Я считаю, что на канале «1+1» да на таком резонансном шоу любой артист может заработать гораздо больше, чем просто гонорар. Это популярность. Имидж. Это те дивиденды, которые не всякий гонорар перекроет.

— Так ведь и заработали некоторые. Причем не все по заслугам. После «Танцев» по всем обложкам проехались и в любой другой ерунде засветились.

— Правильно. Только не все сумели эффективно использовать подобный успех… Вот Наташа смогла. Свидетельство чему — ее концертное шоу, построенное на алгоритме успеха «Танцев», когда ее партнер Владислав Яма участвует и сюжет на этом выстроен.

— Да уж, не упустила своего.

— Я не только Наташе, я всем участникам говорил: «Ребята, старайтесь быть искренними! Прямой эфир всегда разоблачит, когда вы не настоящие, а фальшивые. Зритель, соответственно, тоже это чувствует.»

Когда у нас только появился проект, с ВВС приехал г-н Робин Мельцер — продюсер по внедрению «Танцев» в разных странах. Во время первой встречи он говорил исключительно о прямом эфире. И понимаю почему. Эффект прямого эфира — это иные эмоции. Это совершенно иное самоощущение участников на площадке. Когда они твердо знают: заново уже не перетанцуешь и в прямом эфире ничего не смонтируешь.

— В России «Танцы» записывали в режиме on-line.

— Да. При том, что в России и звезд побольше. Но они остановились. Почему? Потому что у них фигурное катание — любимый народный вид спорта.

— «Сколько стоит» такой артист, как Мрожек… извините, Мрочек (я с драматургом перепутал), чтобы уговорить его приехать из Польши в Украину и заставить два месяца здесь плясать?

— Есть особенности контракта. Не могу его озвучить.

— Этот контракт предполагал для иностранных участников цельный «пакет» всех прямых эфиров? Или же договаривались в индивидуальном порядке — кто сколько продержится?

— Подход индивидуальный. Хотя некоторые западные менеджеры и хотели заключить договоры на все программы. Тут даже не в деньгах дело. Если хороший актер дойдет до гала-концерта, то мы готовы были обсуждать все детали и нюансы.

— А вас не смущал следующий «нюанс»: глядишь, стали бы голосовать только по принципу «свои»-«чужие» — и «лига чемпионов» мгновенно сдулась бы?

— С генеральным директором «1+1» Юрием Морозовым мы примерно на 50% угадали, как будет выстраиваться интрига. Но опасения были, конечно. Поэтому и возникла «перетанцовка». Чтобы не только зрители, но и профессионалы могли в жюри сказать свое слово. А относительно «проблемности» с иностранными участниками… Этого не возникало. Прекрасные, талантливые, адекватные люди.

Понимаете, иностранцев, видимо, дисциплинирует отношение к контракту. А некоторые наши менеджеры думают, что каналу можно запросто выкрутить руки… Между тем мы хотели поначалу, чтобы третий сезон стал шоу призеров первых и вторых «Танцев». Но помешали некоторые проблемы.

— Эксклюзивный контракт Зеленского с «Интером»?

— Не только.

«Влад, перестань пиариться!»

— Насколько успешен сегодня в Европе именно этот танцевальный проект? Не объелись ли? Не натанцевались еще?

— В Англии, по-моему, уже шесть сезонов… И это наверняка не предел. В каждой стране по-разному. В той же России, как я говорил, популярнее коньки.

— Вы, небось, не от меня первого слышите: вроде эти третьи «Танцы» подгонялись под условие победы народной артистки...

— Знаете, много чего пишут на форумах. Хотя канал действительно был заинтересован в том, чтобы Наташа участвовала в шоу. Мы и не скрывали этого.

— И что ж, она разве не ставила условие: хочу, дескать, быть владычицей паркетной — и только победа нужна.

— За две недели до старта мне позвонила сама Наташа. И сказала: «Хочу встретиться. Надо поговорить». Она была у врача, ей после аварии не рекомендовали сильные нагрузки. А нам нужна была определенность! Только если существует хотя бы малейшая опасность — мы поймем отказ артиста. Но вот представьте: танцует Наташа после больницы — и ей плохо, она падает… Мы, конечно, можем перейти в этот момент на анонсный блок, перекрыв прямой эфир. Но как себя чувствовать потом? Поэтому и пришли с Могилевской к согласию: если и будут ее танцы, то довольно щадящие. Хотя бы в первые две недели. И, конечно, хотелось бы, чтобы вокруг этой темы не было спекуляций.

— Не получилось… Без спекуляций?

— Получилось то, что получилось. Никто ничего специально не делал.

— Один из последних ее танцев — как бы под саундтрек легендарных виктюковских «Служанок» — просто выдающийся номер, замечательный.

— Не спорю. Но мы хотели видеть в третьем сезоне не только Наташу. И Олега Скрипку приглашали… Правда, его менеджмент выдвинул ряд условий. Они просили поддержать несколько проектов Олега на канале «1+1». Никто не возражал. Но в последний момент Скрипка то ли в футбол играл, то ли что-то другое… Впоследствии он сообщил, что у него болит нога, а потом он с этой ногой поехал в Америку, а потом и на Майдане выступил…

— Александр Иванович, если наглым образом поделить проценты рейтингового и творческого успеха (про экономику молчу) «Танцев» между вашим каналом и компанией Ряшина «Стар-медиа», то все-таки у кого больше «стульев» окажется?

— Здесь важно понять, кто берет на себя основные риски в этом проекте. Например, если внимательно изучать финальные титры проекта, то конечно, сразу в глаза бросается «Влад Ряшин»… Я позвонил ему: «Ребята, скажите, вы на себя брали эти риски по шоу? Вы ведете учет доходов, расходов?» — «Нет» — «Тогда почему такие «наступательные» титры…» — «Но я же действительно генеральный продюсер…» — «Я не спорю! Хоть президентом всей земли можешь себя называть. Но зачем же?..» Это первое. А теперь второе. Канал «1+1» купил этот формат. Канал отвечает за этот проект — «от» и «до». И я действительно сказал Ряшину: «Влад, перестань, пожалуйста, столько пиариться… Или же тогда разделяй с нами те самые риски — хотя бы финансовую ответственность». Тогда нормально!

— В третьем сезоне на «Танцы» заметно подтянулись спонсоры. А их-то делили с Ряшиным?

— Это работа сугубо нашей компании. Понимаете, «1+1» получил от Би-би-си полное описание проекта — около 600 страниц… Это целая «библия». Все определено до мельчайших нюансов. Как свет подать, как звук…

— Но особенности третьего сезона — международного — как-либо дополнительно оговаривали с Би-би-си? Может, доплачивали им за свое ноу-хау?

— На мой взгляд, ВВС может использовать эту идею, взяв ее на вооружение. Идея замечательная — международное танцевальное шоу!

— Возможно, тогда на этих условиях стоит провести и дружественный танцевальный матч между Польшей и Украиной?

— В Польше сейчас — лед. У них «Звезды на льду» популярны именно в этот момент.

— А вот «плюсы» почему-то на «льду» подскользнулись. И отказались от замысла сделать украинский «Ледниковый период»?

— По ледовому проекту мы начали работу. Но если бы одновременно Первый канал и канал «Россия» не запустили свои ледовые танцы… В Украине фигурное катание не получило такого развития, как в России: и фигуристов и тренеров хороших у нас не так много. А те, что есть, — работают в России или других странах. Понимаете?

— Понимаю. И тренеров ранга Тарасовой нет.

— И платить у себя мы больше, к сожалению, не можем, чем они получают в России. К тому же на лед и украинские звезды смотрят с опаской: там травматизма больше.

— Зато промоушн какой. Можно всю жизнь ни в одной мыльной чепухе не сниматься, а лишь раз на льду появиться — и тебя тут же все таблоиды разорвут на клочки.

— Разве только после льда? А после наших «Танцев»? То же самое. Многие заново раскрылись. У некоторых второе дыхание открылось.

— Некоторые даже женихов — липовых — понаходили.

— А артист может и должен использовать свой успех — по максимуму!

«Все решило «протестное» голосование»

/img/st_img/2007/676/676-21f2-.jpg
/img/st_img/2007/676/676-21f2-.jpg
Марчин Мрочек и Анна Пилипенко — победители «паркетных войн»
— Александр Иванович, вы-то — уже изнутри проекта — как объясните такие народные милость и гнев? Почему поляк, а не украинка? Почему, например, именно на этом финале появляются польский посол и Катерина Михайловна Ющенко, а Могилевская — темнее ночи, вроде в предчувствии «кровавого рассвета».

— На канале мы говорили о том, что было бы неплохо пригласить первых лиц — именно на финальное шоу. Учитывая его резонанс, невероятную популярность у зрителей. Поначалу связались с референтом Катерины Михайловны. Нам предложили написать официальное письмо. Потом связались и с представителем польского посла. Там сразу не ответили. А от Ющенко впоследствии поступила просьба прислать сценарий нашего финального гала-концерта. Потом уже я пошел на «военную хитрость» и говорю полякам: вот, дескать, сама Катерина Михайловна у нас будет… И они тут же откликнулись. Были в результате на финале и супруга президента с детьми, и польский посол с супругой… И я не вижу здесь какого-то подковерного сценария! Хотя и не скрываю, на протяжении всего третьего сезона (вплоть до финала) лидером зрительского голосования была пара — Наталья Могилевская и Влад Яма.

— Единоличным лидером?

— Когда поставили низкие оценки Нелипе, то вы представить не можете, как взлетела его популярность у зрителей. Он достиг уровня лидирующих пар. А то и выше, чем лидеры. Есть же специфика восприятия аудиторией этого шоу… То же самое было, когда ставили низкие оценки Козловскому. Аудитория этих ребят — девочки, девушки, женщины. Это, пожалуй, самая активная зрительская сила. Возможно, на последнем этапе что-то похожее произошло и с Марчином Мрочеком — обаятельным молодым человеком, очень жизнерадостным, светлым…

— Мне один из продюсеров вашего шоу цитировал эсэмэску от Ирины Билык после финала: «Победил свет!»

— Конечно же, харизма играет огромную роль. Но вы вспомните, примерно в середине финального шоу все операторы перестали принимать голоса зрителей… Причем, именно перед выступлением Мрочека и Могилевской. Чтобы их последующие танцы никак не повлияли на исход. Мне-то казалось, что главное шоу уже прошло — в субботу. Да не тут-то было. Подлинная развязка наступила в воскресенье. Помните, поэтапность голосования… Так вот, если определить три основных «этапа», то примерно 60% зрительских голосов — это суббота (время эфира), примерно 30% — воскресные повторы и процентов 10 — голоса в течение недели… С 1 на 2 декабря вроде ничего не должно было измениться. Еще 25 ноября вечером мы открыли это голосование… А закрыли его 2 декабря — тоже вечером. Так вот
1 декабря к началу «Танцев» мы имели примерно 10% — от последующего (финального) количества голосов. То есть это была только завязка драмы. И уже 2 декабря — это воскресенье — к началу прямого эфира мы имели 80% этих голосов — опять-таки от общего последующего количества. А 20% — есть последняя волна зрительской активности — и мы получили ее только за эти короткие 30—40 минут в воскресный вечер! То есть подобный массовый напор и энтузиазм зрителей в столь ограниченный промежуток времени стали для многих неожиданностью.

— И эти 20% в итоге все и решили?

— Вы абсолютно правильно сказали.

— А вам не кажется, что эта невероятная активность голосовавших объясняется скорее принципом не «за», а «против»? То есть не за поляка, а против…? Видимо, против самонадеянности артистки… Против якобы предопределенности ее победы… Против теоремы «публика — дура и она все проглотит»…

— Это одна из тем, над которой стоило размышлять. Мой сын, например, который смотрит это шоу, говорит: «Папа, а почему ты хочешь, чтобы я голосовал именно «за», а я хочу «против»!» Так, как и вы, считает…

— Это уже материал — для психологов. Почему один танцующий «психотип» вызывает восторг, другой — настороженность? Почему чистое обаяние побеждает профессиональный напор и самоуверенность? Хотя, как по мне, победил поэт Тычина: «Дружба народів — не просто слова, дружба народів — це правда жива…».

— Вы учтите, что голосует-то в основном молодежь. 80% — SMS-сообщения за того или иного участника, а 20% — это телефонные звонки. Звонили как правило люди в возрасте, которым недосуг эсэмэсить. Но, по большому счету, публика, наверное, и не должна знать точное количество: сколько за кого? Это имиджевая тайна. И тактичность по отношению к тем, кто не попал в финал.

— Вы говорите о тактичности. А вот мне известно о бешеном напоре, с которым «организовывали» голоса за одну из ваших участниц…

— Если вы имеете в виду Лилию Подкопаеву… Есть такие предположения. Но, извините, я не могу это комментировать. И в Би-би-си нет запрета, чтобы супруг активно голосовал за свою жену! Простите, но когда у нас участвовал Ступка-младший, то видели б вы, как Богдан Сильвестрович, встретившись однажды в ресторане с Александром Ефимовичем Роднянским, подзадоривал его: а давайте отправим свои голоса за Остапа! А что тут такого? Это его ребенок, и отец за сына болеет. Также и муж за жену, за мать двоих детей. Хотя, конечно, есть тонкая грань… Однажды в одиннадцать часов вечера смотрю на сервере, как проходит голосование… За эту пару — 30 голосов в течение часа. За ту — 50 голосов... Вдруг за третьего участника в течение непродолжительного времени — сразу 800! Здесь только гадать можно…

— А вам не кажется, что у некоторой части наших зрителей отношение к этим шоу такое же одержимое, как и к «Свободе слова» Шустера с Куликовым вместе. Физиономии готовы бить друг другу, в семьях не разговаривать, потому что «мой» не прошел, а «твой», видишь ли…

— Да, есть. Аудитория воспринимает многое за чистую монету.

— Не легкие жизнеутверждающие красивые танцы, а какая-то одержимость, вроде после проигрыша квартиру потеряют или родину.

— Причем эти настроения в прямом эфире особенно контрастны.

Впереди ледовое побоище?

— Так что же вам сказала после триумфального фиаско народная артистка Украины?

— (Продолжительная пауза). Лично мне она ничего не хотела говорить. Но уже на банкете сказала правильные слова: «Это было всего лишь шоу. Я пыталась честно работать. Но, наверное, чего-то не учла». И она права — во многом. По сути-то, Наташа выиграла — как профессионал. Об этом свидетельствуют баллы жюри — 116 (у ее конкурента — 109.)

— Любой минус эстрадники повернут себе в плюс. Скоро уже, не сомневаюсь, глянца не хватит для слез просветленного сострадания.

— Вы так думаете?

— Уверен. Кстати, я также уверен, что вы уже «заквасили» «Танцы со звездами-4».

— А вот здесь уже я не уверен. И попробую объяснить, почему. Если эксплуатировать только этот формат, то что от него останется? Вначале мы взяли достаточно высокую планку. А делать последующие сезоны более слабыми… Не стоит. Еще в середине второго сезона Ряшин мне говорил: «Давай продолжать!» Я ответил тогда: «Но у нас же нет такого количества звезд, которые были бы пластичны, энергетичны и интересны не только самим себе, но и зрителям». И этих звезд действительно практически не осталось. Я, например, убежден, что этот формат идеально подходит Ани Лорак или Тине Кароль — именно как участнице, а не только ведущей. Но танцевать они отказались. Нет, и все тут! Мы приглашали на паркет одну из наших популярных ведущих новостей…

— Мазур, что ли?

— … Не хотел бы уточнять. И снова — ни в какую!

— Ну и зря. Ведущая новостей Мария Ситтель на канале «Россия» поплясала — и приобрела больше, чем имела.

— Вот именно.

— Скажите, а разве наши сериалы доморощенные еще не нашлепали достаточное количество медийных «звезд», чтобы танцевали они до упаду и в четвертом, и в пятом сезонах?

— Так снимаются же, к сожалению, в основном, российские артисты в этих сериалах.

— Ну что значит «к сожалению»? Разве мы не знаем наши труппы, этих артистов, каждый из которых отмыт до дыр не одним «мылом» и никто без работы здесь не сидит.

— При этом, представьте, некоторые встречаются со мной и говорят: «Ну что ж вы, взяли какого-то поляка и сделали из него «звезду»…» Как это — «сделали»? Внутри должно быть что-то у человека. Какой-то свет от него исходить. И потом именно на этой передаче важно сломать стереотипы, изменять устоявшиеся образы. А ломаться некоторым сложно. Я однажды говорил Подкопаевой: «Лиля, дорогая, ты же что-то чувствуешь, и эта эмоция должна быть на твоем лице!» Кстати, ее партнер — Кирилл Хитров — танцор замечательный. И в профессиональных кругах его ставят ступенькой выше, чем Яму (это уже в своей иерархии).

— Допустим, если весной не будет «Танцев» на паркете, «Лед» возможен?

— А почему нет? Я даже переговоры проводил с «Экспо-центром», персонально с господином Ткаченко. И он был готов за вменяемые деньги отдать свои площади под наше будущее ледовое шоу. Возможно, там было бы меньше хотя бы одной проблемой: куда усадить зрителей? А то перед каждым танцевальным шоу звонки: «Здравствуйте, я из Кабмина. Надо два места — по центру…» Или: «Я из секретариата…»

— Доходное у вас место.

— Доходило до смешного: «Здравствуйте. Я мэр… Нужно место».

— И деньги предлагали?

— Еще какие. Тысячу долларов за место.

— Конечно же, в «центре»?

— А как же! Только «места» у нас не продаются. А вообще такие сложные шоу нужно готовить загодя — за год-полтора их разрабатывать. Как в Париже или в Лондоне. С той же компанией «Стар-медиа», которая сотрудничала с нами на «Танцах», и сложности были, но и понимание было. На каком-то этапе возникла идея пригласить другую продакшн-компанию…Но не сделали этого, потому что новым производителям пришлось бы заново изучать сложнейшую «библию» проекта. Поэтому мы и благодарны коллегам за работу.

— Раз благодарны, так почему же новогоднее шоу снимать не позвали?

— Да вот, сами попробуем.

Брат-2. Марчин Мрочек: «Для меня эти танцы — как вызов»

/img/st_img/2007/676/676-21f3-.jpg
/img/st_img/2007/676/676-21f3-.jpg
Динамо Киев от Шурика
Польский артист Марчин Мрочек, конечно, не Даниэль Ольбрыхский и не Збигнев Цибульский — до масштабов той славы ему далеко. Хотя молодой человек и снимается в местном «мыле», и по обложкам его активно узнают. У Марчина есть брат-близнец Рафал (они родились 10 июля), который довольно успешно пляшет у себя на родине. Родители братьев имеют два магазинчика в Варшаве. А их сыновья и сегодня по нескольку раз в неделю снимаются в польском «мыле» под названием «M — JAK MILOSC». Братья Мрочеки, хлебнув медийной популярности, уже решили открыть артистическое агентство для организации развлекательных мероприятий. Собственно, и Марчину танцевать в прямых эфирах не впервой: в Польше и он участвовал в аналогичном проекте.

— Марчин, говорят, вы танцуете с самого детства?

— Но в детстве все танцуют! А серьезные занятия у меня начались, когда в Польше запустили свой танцевальный проект. И я стал участником этого шоу. Но до украинских «Танцев» у меня был определенный перерыв в хореографии. Примерно полгода. Тем не менее я с радостью вышел на ваш паркет. Потому что мне приятны эти эмоции. Да и особой новизны в украинском проекте для мне не было. Правда, люди новые, а значит, новые ощущения. И что приятно: как в Польше, так и в Украине очень серьезный уровень участников. Возможно, украинцы и поляки больше тренируются?

— Вы сами-то много репетировали?

— У себя дома в Польше я отказался от некоторых проектов. И четыре дня в неделю мы репетировали с Аней Пелипенко — именно в Польше. И на три дня уже прилетали в Украину. Я достаточно амбициозный человек. И люблю, чтобы все было сделано на «отлично»!

— Как рождались замыслы тех или иных ваших выигрышных номеров?

— Чаще получалось совместными усилиями. Для того и нужна пара.

— А ваш брат-близнец как-то помогал во время подготовки номеров? Подбрасывал какие-то свои идеи?

— У меня с братом добрые отношения. Мы часто советуемся. Еще в школе мы использовали свою похожесть. Причем в корыстных целях. И могли подменять, например, друг друга на каких-то экзаменах. Я, например, сдавал химию за брата — потому что он этот предмет не любил. И даже в сериале «M — JAK MILOSC» мы с радостью вместе согласились сниматься. Хотя роли у нас разные. У моего героя — серьезный характер, он — юрист, а брат Рафал играет сердцееда, человека, у которого очень много поклонниц. Брат, кстати, тоже замечательно танцует, он участвовал в третьем сезоне польских «Танцев». И вышел из этого шоу абсолютным победителем. Сейчас Рафал прекрасно показал себя и в польском шоу «Танцы на льду». Ему благоволили как судьи, так и зрители.

— А вы случайно в Украине не поменялись местами? Рафал, который отлично танцует, не выдавал себя за Марчина?

— (Смеется).

— Кстати, как вам у нас на берегах Днепра?

— В Украине мне все очень понравилось. Правда, моя девушка Агнешка иногда расстраивалась, что слишком много времени провожу с другой… Нет, она не ревновала… Они с Аней в нормальных отношениях. Просто она немножко ревновала и к этому шоу, и к тому, что часто пропадаю в другой стране. Это же понятно. Для меня украинское шоу — и вызов (самому себе), и приключение (которое неизвестно чем могло закончиться). И то, что так получилось… В этом не только моя заслуга или удача, это огромная заслуга Ани. Мне кажется, нас действительно полюбили зрители. Иначе не было бы столько голосов!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Энтер или кнопку ниже отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК