«Почтовый» роман

27 июня, 2008, 13:11 Распечатать Выпуск № 24, 27 июня-4 июля 2008г.
Отправить
Отправить

Выдержат ли склоны Днепра новейший градостроительный вандализм?

Недавний материал на страницах «ЗН» «Они уже сделали свой выбор» (№ 16 от 26 апреля 2008 года) — о проблемах и подводных течениях новейшего «зодчества» — вызвал заинтересованность многих читателей. Эта заинтересованность объяснима. Так как речь идет об историческом облике столицы Украины. Но уже очевидно, что у этого «сериала» пока незаметно финальной серии. Все новые и новые сюжеты подбрасывает жизнь. И вот один из них — ситуация вокруг Почтовой площади, исторической жемчужины Киева.

Сценарий всегда один…

Согласно недавнему распоряжению КГГА, грядет реформирование Градостроительного совета Киева, обновление его состава. Последний раз состав Градсовета утверждался четыре года назад. В него входило около 65 членов. Новый список собираются сделать короче, но имена кандидатов пока не публикуются. По всей видимости, костяк этой организации сохранится прежний.

Когда на рубеже ХIХ—ХХ веков в историческом ядре Киева начали воссоздаваться национальные святыни — разрушенные большевиками христианские храмы (Михайловский Златоверхий собор, Успенский собор Киево-Печерской лавры, церкви Рождества Христова и Богородицы Пирогощи на Подоле), — многие наши соотечественники посчитали, что наступило время подлинного торжества исторической справедливости и наконец в нашей стране начнут относиться уважительно и цивилизованно к культурному наследию.

Действительно, в результате воспроизведенной в центре Почтовой площади на Подоле церкви Рождества Христова (которую в народе называют Шевченковской, поскольку в ней в 1861 году отпевали тело Т.Г. Шевченко перед перевозом его в Канев) в значительной мере площади был возвращен ее исторический облик.

Культовое здание благодаря его масштабу и торжественным классическим формам стало, как и прежде, высотной и художественной доминантой архитектурного ансамбля старинных зданий — ценных памятников зодчества и техники. Это один из старейших в Европе фуникулер. Это здания старинной дизельно-моторной станции при мукомольной мельнице и элеватор. Бывшая почтовая станция, бывшая трамвайная электростанция, а также построенное уже в советское время в виде корабля здание Речного вокзала.

Некоторое время после воссоздания Шевченковской церкви еще четко просматривалась визуальная ось между нею и Андреевской церковью — творением зодчего Б.-Ф.Растрелли, парящей над площадью на высоком зеленом холме и ставшей своеобразной визитной карточкой Киева.

Акция по воссозданию храма на Почтовой площади выглядела вполне уместной еще и потому, что территория самой площади является неотъемлемой составляющей территории Государственного историко-архитектурного заповедника «Древний Киев». Он был создан в 1987 году и включал в свой состав большую часть Подола и часть Верхнего города (город Владимира, Покровский монастырь и т.д.)

Историческая застройка заповедника при его образовании приобрела статус комплексного памятника градостроительства, а земля в заповеднике — статус земли историко-культурного назначения, которая, являясь национальным достоянием, не подлежит приватизации.

В заповеднике недопустимы масштабные строительные работы, которые могут нанести ущерб эстетическому восприятию сложившейся на протяжении веков архитектурной среде, а то и составить угрозу физическому существованию памятников. Возможны лишь работы, направленные на реконструкцию памятников, сохранение и регенерацию среды.

Не допускается и снос памятников либо их реконструкция. То есть достройка, надстройка и т.д., искажающие их аутентичный облик. Отступление от этого правила позволительно лишь в исключительных случаях по решению Верховной Рады, причем любое проектное предложение должно рассматриваться на конкурсной основе с привлечением к обсуждению предлагаемых проектов широких кругов общественности

Но по мере того, как при наступивших рыночных отношениях в обществе бессистемная хаотическая урбанизация исторического центра Киева стала набирать все большие обороты, именно Почтовая площадь до недавнего времени все же оставалась одним из нетронутых уголков Киева. Наличие открытого доступа к днепровской набережной превратили ее в излюбленное место отдыха горожан и настоящую Мекку для туристов (особенно в жаркое летнее время).

Спускаясь на Подол на фуникулере, пассажиры могли полюбоваться широкой живописной панорамой Подола и Заднепровья. А отправляясь на катере от Речного вокзала на прогулку по Днепру, они обозревали величественные летописные холмы правого берега реки, увенчанные знаменитыми архитектурными ансамблями.

Не секрет, что на реконструкцию церкви Рождества Христова из государственного бюджета была израсходована немалая сумма денег, и, видимо, потому власти поспешили заверить налогоплательщиков, что мероприятие было проведено не только в интересах верующих Киевского патриархата (в распоряжение которого было отдано церковное здание), но и всех православных в целом, поскольку отныне якобы будет возобновлена старинная традиция крестного хода от храма к легендарному месту крещения киевлян на берегу Днепра, где в 1808 году был построен памятник-колонна в честь Магдебургского права (в дореволюционное время крестный ход осуществлялся в день святого равноапостольного князя Владимира 15 августа).

И вот это намерение обновить народную традицию (тем более в заповеднике «Древний Киев») можно было бы назвать задумкой похвальной.

Но, к сожалению, для нашей «эпохи» становится почти нормой явление иного характера, превратившееся в безобразную традицию: чиновники могут многое наобещать, торжественно открыть и даже освятить, пригласив для этой цели духовенство, а вскоре о своем обещании просто забыть, особенно в случае, если вместо того, что намечалось, можно нагреть руки на каком-либо очередном торжественном начинании.

Именно по такому сценарию и развивались события в заповедных зонах Киева при экс-мэре А.Омельченко. С одной стороны будто бы воскрешалась историческая память, а с другой — по-большевистски безжалостно уничтожалась.

Так, в «городе Изяслава» был восстановлен Михайловский Златоверхий собор. Но на Михайловской площади (ул. Житомирская 2а) начал сооружаться и в наши дни заканчивается строительство здания-монстра более крупных габаритов, чем собор (не менее объемное и высокое, чем серое здание-сундук нынешнего МИДа на площади, построенное в стиле римской рабовладельческой империи в сталинскую эпоху). На Софиевской площади, под землей, рядом с собором устраиваются бассейны фитнесцентра под циничным названием «Святая София».

Эти мины замедленного действия, нарушая циркуляцию подземных родников, вызывают повышение уровня грунтовых вод и замокание фундаментов собора, колокольни и других ценных памятников ансамбля «Софийский монастырь». Этому отказываются верить приезжающие из-за рубежа представители диаспоры: ведь даже в советское атеистическое время такое вряд ли могло бы случиться.

Еще один пример: построенный по улице Владимирской, 12 стеклянный офисный «пузырь», бесцеремонно вторгшийся в историческую среду и перекрывший визуальную ось между Софийским собором и Андреевской церковью, а также сооружение над четырехэтажным памятником архитектуры по улице Владимирской (то есть на одной оси с указанными выше памятниками) еще трех ярусов. И это рядом с фундаментами Десятинной церкви, которая, если будет восстановлена, то уже не будет иметь присущего ей в прошлом монументального облика.

Обратим внимание, что все вышесказанные антиградостроительные и антиархитектурные безобразия безнаказанно производились на территории «города Ярослава», то есть в охранной зоне Софийского собора — объекта, находящегося под защитой ЮНЕСКО. Теперь посмотрим, что происходило вблизи еще одного киевского объекта из Списка ЮНЕСКО — ансамбля сооружений Киево-Печерской лавры.

В то время как воссоздается Успенский собор лавры, почти вплотную к ценному памятнику фортификации — башне Кушнира («мазепинской» башне) пристраивается в нелепых китчевых формах здание ресторана с глубокими и опасными для памятника подвалами. Причем воспрепятствовать этому не смогла ни прогрессивная общественность, ни сотрудники Государственного историко-культурного заповедника «Киево-Печерская лавра», устраивавшие под стенами новостройки митинги протеста. Наряду с этим на печерском приднепровском склоне (по ул. Грушевского 9а), будто бы соревнуясь по высоте с лаврской колокольней, возводится 22-этажное здание-монстр, навсегда лишившее «охраняемый ландшафт» его исторической ауры и наряду с этим обусловившее усиление оползневого процесса на склоне и появление трещин в Мариинском дворце (то есть насмарку пошла вся дорогостоящая реставрация дворца, производившаяся незадолго до этого).

Вновь ради спасения дворца на противоаварийные и реконструкционные работы из госбюджета были выделены колоссальные средства. Заметим, что вышеперечисленные масштабные новостройки в заповедных зонах производились с грубым нарушением градостроительного и памятникоохранного законодательства, причем в большинстве случаев по проектам тогдашнего главного архитектора Киева
С. Бабушкина либо при его непосредственном лоббировании новостроек. В большинстве передовых европейских стран отсутствует должность городских архитекторов. Такое правило там заведено, чтобы исключить возможность коррупции в области градостроительства. Однако там сами рядовые архитекторы обязаны хорошо знать законы и нести полную ответственность за их нарушение.

Офисные монстры поглощают библиотеку

Но вернемся на Почтовую. Невзирая на охранную зону памятника техники — старинного фуникулера, неожиданно рядом с ним, у подножия зеленого склона развернулось строительство отельного здания «Ривьера». Причем строительство началось, несмотря на то, что проект здания вовремя не был согласован ни в Министерстве культуры, ни в Госстрое Украины.

Новостройка подверглась неоднократному пикетированию научной общественностью (в частности Гражданским комитетом защиты архитектуры Киева), в СМИ появился целый ряд резко критических статей и выступлений.

В процессе возведения этого здания тогдашний мэр
А. Омельченко в своих интервью неоднократно заявлял, что строительство началось без его ведома и остановить его он уже не может, но все же ограничит высоту здания на уровне трех этажей вместо семи запланированных.

Но это обещание оказалось пустым сотрясением воздуха. Уже перед самым уходом с должности Омельченко признался, что отель «Ривьера» на Подоле, как и высотный жилой дом на Печерске (по ул. Грушевского 9а) — его серьезные ошибки.

Выросшее в непосредственной близости от храма Рождества Христова и превысившее его по высоте и объему отельное здание с его шумными питейно-развлекательными заведениями, во-первых, осквернило сакральный смысл околоцерковного пространства, во-вторых, положило начало последовавшему за этим кощунственному вторжению застройщиков-вандалов в охранную зону Почтовой площади. Ведь именно церковное здание должно было остаться и высотной, и художественной доминантой в скромной исторической застройке заповедника!

Еще недавно многие туристы, направлявшиеся в Киев, мечтали прокатиться на знаменитом киевском фуникулере, полюбоваться красотой открывающейся панорамы. Теперь же такой возможности их лишает стоящее у подножия горы громадное здание-сундук с безвкусно китчевыми декоративными деталями. Отельное здание перекрыло визуальную ось между двумя храмами — стоящей на горе Андреевской церковью и церковью Рождества Христова на площади.

Но главная беда налицо. Это угроза Андреевской церкви из-за усилившегося оползневого процесса по всему холму.

Уже рвутся «маяки», наклеенные на трещины близлежащих по склону домов их обеспокоенными жителями. Об остроаварийном состоянии Андреевской церкви недавно в СМИ сообщили члены комиссии Института гидрогеологии АН Украины.

Сооружение у подножия горы на Почтовой площади объемного гостиничного здания практически стало началом противоправного превращения этой части заповедника в строительную площадку.

Так, на противоположной стороне площади (по ул. Набережно-Крещатикской 1а) вскоре после этого началось сооружение еще большего по размеру отельно-офисного здания. Будучи членом научного совета управления по охране исторической среды при КГГА, автор этих строк принимал участие в обсуждении проекта новостройки.

Согласно проекту, здание должно было бы иметь небольшие габариты. Тем не менее большинство членов совета были в принципе не согласны с таким намерением властей. Их возмутило то, что для нового строительства намечалась разборка трехэтажного памятника техники — дизельно-моторной станции при бывшей мукомольной мельнице, построенной в 1912 году по проекту выдающегося украинского зодчего А. Вербицкого (от творческого наследия которого, к сожалению, сохранились лишь крупицы, поскольку советская власть усмотрела в деятельности зодчего «националистические тенденции», мешала ему работать, препятствовала популяризации его творчества). Но, несмотря на протесты членов совета и последовавшие в СМИ резкие выступления специалистов, к памятнику была подогнана тяжелая строительная техника и его снесли до основания.

Когда же начали вбивать сваи под новостройку, то в соседнем трехэтажном современном здании филиала Парламентской библиотеки появились большие вертикальные трещины и читателям, в связи с угрозой обрушения библиотеки, было запрещено в ней находиться. На несколько месяцев наступил период затишья. Видимо, в верхах различных инстанциях искали «оптимальный» выход из сложившейся ситуации? И его нашли, когда было получено добро на снос библиотечного здания. Чтобы не привлекать излишнего внимания к акции, библиотеку разобрали буквально за одну апрельскую ночь 2007 года, и под новостройку захватили и этот участок.

В настоящее время, нарушая охранную зону старинного элеватора, практически вплотную к нему пристраивается и растет ввысь офисный монстр и уже значительно возвышается над элеватором (который, заметим, до сих пор был самым объемным и высоким памятником в ансамбле Почтовой площади). В здании бывшего элеватора появились трещины, т.е. под угрозой отселения теперь находится расположенный там газетный отдел библиотеки.

Видимо, и этому памятнику суждено стать жертвой застройщиков?

Интересно отметить, что главный обращенный к площади фасад элеватора во всю его высоту и ширину уже несколько последних лет полностью закрыт от взоров туристов и прочих посетителей заповедника огромным торгово-рекламным щитом, прославляющим вкусовые качества «Нескафе». А ведь такое обращение с памятником — это грубое нарушение существующих инструкций по сбережению, изучению и популяризации нашего историко-культурного наследия.

К сожалению, крупноформатные рекламные щиты сейчас закрывают многие ценнейшие памятники в заповеднике.

В настоящее время уже безвозвратно утерян один типично киевский живописный уголок, примыкающий к площади со стороны Владимирского спуска, где на террасе среди плакучих ив, органично вписавшись в ландшафт, приютилось красивое старинное здание с фасадом зеленого цвета. Чуть ли не вплотную к нему вдоль всего подножия горы, начиная от фуникулера, здесь сейчас возводится очередной монстр, перекрывший во всю высоту летописную киевскую гору.

Этой сплошной урбанистической полосой беспринципно и цинично нарушена характерная для застройки старого Подола традиция поусадебной планировки. Происшедшее, безусловно, усугубит и оползневую ситуацию на склоне.

Архитекторы должны нести прямую ответственность

Сейчас, судя по решениям Градостроительного совета и сообщениям в СМИ, архитектурные власти «протаскивают» все новые проекты по застройке Почтовой площади. Планируется убрать даже здание Речного вокзала (хотя это здание, построенное в советское время в виде корабля, состоит в Государственном реестре памятников). На его месте намечено сооружение высотного развлекательного комплекса.

Наряду с этим вместо клумбы, расположенной у торцевого фасада здания-памятника техники — бывшей киевской трамвайной электростанции, намечается сооружение еще одного высотного, гораздо выше Шевченковской церкви, офисно-готельного монстра, который будет увенчан полусферическим куполом.

Следует заметить, что, согласно недавно проведенным аэрокосмическим исследованиям, киевские склоны правого берега Днепра в настоящее время превращаются в чрезвычайно оползнеопасную зону (в том числе и на Почтовой площади), где в связи с этим становится совершенно недопустимым строительство новых масштабных объектов («Киевские ведомости» за 5 февраля 2008 года). Об этом в совместном открытом письме к правительству обратились свыше 20 академиков АН Украины — специалистов-гидрогеологов. Ученые утверждают, что свайные основания новых зданий, какой бы глубины они ни были, не отвратят катастрофы при больших обрушениях прибрежных массивов грунта и настаивают на немедленном приостановлении всех строительных работ на киевских склонах.

Подобные предупреждения звучали из уст специалистов и ранее. Но хозяева зданий-монстров, похоже, находятся в опьянении от перспективы получения сверхприбылей, не в состоянии воспринимать реальную действительность.

В скором времени киевские «хмарочесы» могут просто опустеть… из-за транспортного коллапса, загазованности всего города и многих неразрешимых экологических проблем.

«Хмарочесы» перестанут приносить прибыль их хозяевам, ибо горожане предпочтут жить в провинции. Нигде в мире мы не увидим сейчас, чтобы осуществлялась такая бездумная антигосударственная «градостроительная политика».

Численность населения в Украине уменьшилась, а в ее столице стремительно растет за счет обеднения регионов и, конечно, в связи с корыстными интересами киевских чиновников, заинтересованных в строительстве все нового жилья, прежде всего для платежеспособных провинциалов.

Пора бы государственным мужам задуматься над происходящим и остановить пагубный не только для исторического наследия процесс разрастания и уплотнения городской застройки и искать выход хотя бы в строительстве городов-спутников.

Немаловажная роль в строительных «ОПГ» принадлежит архитекторам, которые нередко, занимая ответственные чиновничьи должности в профильных организациях, являются и распорядителями, и главными проектировщиками строительных работ.

Во многих передовых странах Европы архитекторы обязаны хорошо знать законодательство по архитектуре и градостроительству и за его нарушение сами нести полную ответственность. Там даже отсутствует должность городского архитектора, поскольку она становится ключевой в создании коррупционных схем.

У нас в поисках заработков архитекторы превращаются буквально в гангстеров и киллеров от архитектуры.

Поэт Иосиф Бродский как-то сказал, что «современные архитекторы нанесли ущерб историческим центрам Европы почище Люфтваффе».

Но эти слова касаются происходящего в Европе, где строгое охранное законодательство пусть не без некоторых отклонений, но все же соблюдается.

А что же тогда творится в стране правового нигилизма и законодательного беспредела — Украине?

К сказанному следует добавить и то, что в европейских городах давно сложилась традиция ограничивать аппетиты архитекторов мнением специальных комиссий при мэриях, состоящих из авторитетных сограждан различных профессий, априори не преследующих никаких корыстных интересов.

Думаю, было бы целесообразно и у нас создать при мэре города подобную комиссию. А должность главного архитектора ликвидировать.

Как известно, главным органом в Киеве по рассмотрению и утверждению архитектурно-градостроительных проектов является Градостроительный совет при КГГА, почти полностью состоящий из архитекторов. Многие из них возглавляют свои собственные творческие мастерские. При рыночных отношениях, сложившихся в нашем нынешнем обществе дикого безжалостного капитализма, члены этого совета, естественно, отстаивают прежде всего свои корпоративные интересы.

И сейчас имя того или иного маститого архитектора, причастного к новостройкам сомнительного достоинства, нетрудно узнавать из самых разных источников информации: из подписей на проектах, выставляемых на градсоветах; из сообщений в СМИ; из надписей на рекламно-информационных щитах, которые в обязательном порядке должны устанавливаться перед стройплощадками (хотя не случайно это правило очень редко выполняется заказчиками).

Поскольку в данных заметках речь идет о новостройках на Почтовой площади, то позволю себе в качестве примера вкратце остановиться на деятельности архитектора, имеющего отношение к строительству на площади по меньшей мере двух одиозных объектов, шокирующих сотрудников заповедника «Древний Киев».

Название возглавляемой этим архитектором строительной фирмы — «Смирнов и КО». При случае можно вспомнить и многие другие «шедевры» Смирнова — декорированные псевдоисторическими формами огромные здания, втиснутые в плотную застройку центра Киева.

К примеру, здание по ул. Васильковской 79, возведенное в высоту костела и почти вплотную к нему, из-за чего произошла просадка грунта и появились трещины в костеле — ценнейшем памятнике архитектуры, построенном по проекту выдающегося киевского зодчего В.Городецкого.

Смирнов является активистом Общества охраны памятников истории и культуры. И в «команду» Смирнова в качестве исполнительного директора его фирмы входит архитектор
В. Приходько, являющийся одновременно председателем секции памятников архитектуры и градостроительства Киевской городской организации общества.

Получается, что функционеры общественной организации, которая, казалось бы, должна всегда оставаться, образно говоря, последней неприступной баррикадой на пути застройщиков-вандалов в историческую среду Киева, по сути сами имеют непосредственное отношение к беспределу, творимому в этой среде?

Речной вокзал на грани уничтожения

Приходится констатировать, что некоторым нашим деятелям от архитектуры удается уходить от ответственности. Благодаря слаженным коллективным действиям и пока что непробиваемой круговой поруке?

Представляется уместным дополнить детективную историю создания «смирновского» стиля на Почтовой площади весьма важным сведением. Оказывается, проект одиозного строения был согласован не только в той организации, которая условно была названа выше «последней баррикадой», но перед этим там, где и положено решать судьбу даже самой незначительной постройки, если ее намечают возвести в заповедной зоне, Государственной службе по охране исторического наследия при Министерстве культуры Украины, причем персонально ее главой архитектором Н. Кучеруком.

В распоряжении Гражданского комитета защиты архитектуры Киева наряду с копией упомянутого документа имеются копии документов по другим объектам с подписями Кучерука, свидетельствующие о том, что этот высокопоставленный чиновник, мягко говоря, забывает о своих обязанностях.

Как уже упоминалось, сейчас Градостроительный совет при КГГА все более приобретает славу организации, защищающей корпоративные интересы. Ее члены помогают друг другу «протаскивать» самые невероятные проекты, удовлетворяющие их необузданные фантазии и честолюбивые намерения. Совсем недавно на одном из заседаний Градсовета произошло весьма знаменательное событие: из его состава демонстративно вышла группа известных зодчих (И. Шпара, В.Чекмарев,
В. Жежерин и др.), заявив при этом, что «профессиональный авторитет этой организации используется для прикрытия противоправных действий коррумпированных группировок», что члены его по-лакейски выполняют заказы стоящих над ними невежественных и алчных чиновников.

Когда кучмовско-омельченковская власть раздавала в частные руки городскую заповедную землю, обслуживающие эту власть органы по архитектуре и строительству не были заинтересованы в комплексном концептуальном решении вопроса реконструкции Почтовой площади с сохранением ансамбля ее памятников и рациональным распределением транспортных потоков на ней.

Но если бы к настоящему моменту большая часть Почтовой площади не оказалась застроенной новыми крупномасштабными сооружениями, то все назревшие транспортные проблемы можно было бы решить без большого ущерба для историко-культурного наследия.

Теперь же, к сожалению, вполне закономерным выглядит принятое на Градсовете решение о превращении всей площади в сплошную транспортную развязку даже с возможным сносом здания Речного вокзала и старинной почтовой станции — уникального памятника архитектуры и истории, давшего историческое название самой площади.

На почтовой станции в свое время бывали такие выдающиеся люди, как Н.Гоголь, О.Бальзак, Ф.Лист и др. По всей территории Российской империи сейчас можно найти считанные образцы таких почтовых станций эпохи классицизма. Если же учесть, что в настоящее время в здании почты стационарно размещена экспозиция музея Магдебурского права (то есть городского самоуправления), то налицо крайне неуважительное отношение как к актуальной проблеме местного самоуправления, так и к делу развития туризма в нашей стране, причем в год, объявленный государством годом туризма.

Что же касается Шевчен­ковской церкви на площади, то на нее вряд ли осмелятся замахнуться даже отчаянные застройщики. Но теперь непонятно, в какой мере служба в храме и вокруг него будет производится по каноничным правилом.

Согласно одному из проектных вариантов, верующие будут подходить к храму по воздушным мостикам. Ну а про крестный ход от храма к набережной уже и говорить не приходится: тема, как видим, закрывается навсегда. К слову, по мнению некоторых специалистов-градостроителей, устройство транспортной развязки более логичный смысл имело бы выше Владимирского спуска на Европейской площади, т.е. за пределами заповедника «Древний Киев». В этой связи любопытно отметить то обстоятельство, что в Градсовете при обсуждении проекта реконструкции Почтовой площади не было сказано ни слова о том, что территория площади — это неотъемлемая часть заповедника.

Ключевым, пожалуй, оказалось неправомерное утверждение, которое позволил себе сделать председательствующий на совете первый заместитель киевского мэра по строительству и архитектуре Э. Лещенко. Он заявил, что площадь, мол, не пользуется популярностью у киевлян и пустует. Эти слова стали бы «зеленым светом» для масштабной атаки на площадь застройщикам, готовящим ее в качестве трамплина для хищнического броска теперь уже на приднепровскую набережную.

Различными ТАМ (творческими архитектурными мастерскими) уже давно разрабатывались самые разнообразные проекты застройки набережной. Слава Богу, ни один из них до сих пор не утвержден. Но угроза этого становится все реальней.

Уже пострадал от пренебрежительной бесхозности и пожаров ряд находящихся на набережной памятников архитектуры и техники (ул. Набережное шоссе 4—8). Они стоят полуразрушенные уже не первый год под дождем и снегом, и чиновники не считают нужным сделать над ними даже временный настил, если действительно пока что на их реставрацию нет средств. Но скорее всего кому-то выгодно, чтобы памятники развалились сами собой. Ведь пуще простого объявить конкурс на проведение реставрационных работ среди организаций, имеющих на это лицензии, и также среди инвесторов, желающих вложить деньги в восстановление старинных зданий, чтобы устроить в столь привлекательном месте кафе, рестораны, клубы и т.п. Думаю, что тут же выстроилась бы очередь из желающих!

Но прежде всего следует строго соблюдать положения законодательства по охране национального историко-культурного наследия, согласно которым набережная и летописные приднепровские холмы являются зоной охраняемого исторического ландшафта. Сейчас возникла острая необходимость, чтобы рядовые киевляне сами проявили патриотизм по отношению к своему городу и не дали обезличить наши заповедные места и нашу историю.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК