Олесь Янчук: "Сегодня остро стоит вопрос о защите государственных киностудий от незаконной приватизации и рейдерских атак"

8 сентября, 2017, 16:42 Распечатать

Директор Национальной киностудии им. Александра Довженко и председатель Союза кинематографистов Украины режиссер Олесь Янчук рассказал ZN.UA о новом проекте, а также о перспективах студии и союза.

Олесь Янчук с коллегами во время съемок фильма "Тайный дневник Симона Петлюры"

Накануне Дня украинского кино директор Национальной киностудии им. Александра Довженко и председатель Союза кинематографистов Украины режиссер Олесь Янчук рассказал ZN.UA о новом проекте "Тайный дневник Симона Петлюры". А также о перспективах студии и союза. 

— Г-н Янчук, на киностудии им. Александра Довженко продолжаются съемки вашего нового фильма "Тайный дневник Симона Петлюры". Интересное время, интересная фигура. На каком этапе работа над лентой? 

— Сейчас — монтаж. И осталось несколько съемочных дней в сентябре. Надеюсь, что до конца года фильм будет завершен. 

— Как возник замысел? Далеко не все режиссеры рискнули бы приступить к раскрытию на экране такой сложной фигуры, как Петлюра. 

— Еще в 2008-м меня пригласили с фильмом "Владыка Андрей" на Каннский кинофестиваль. Прилетел в Париж впервые. Был май, и знакомые организовали мне экскурсию. Так мы оказались на улице Расин в латинском квартале Парижа. Это та улица, на которой Самуил Шварцбард застрелил Петлюру. Около ресторана "Бульон Шартье", построенного в 1906-м. Петлюра часто заходил туда обедать. 

Знаете, я тогда очень проникся и тем местом, и теми давними событиями. Представлял, как Петлюра вышел из ресторана, остановился около книжного  магазина... И тут его настигла смерть. Долго я смотрел на тот тротуар. На тот люк, где он упал. Все это меня очень поразило и взволновало. 

А через некоторое время пришло приглашение на фестиваль им. Анри Ланглуа с фильмом "Голод-33". И я опять пришел на улицу Расин. Словно что-то влекло туда. 

Так и начал читать о том периоде истории, о Петлюре. Затем появилось желание снять о нем фильм.

— В подходе к таким многогранным личностям, как Петлюра, важна личность сценариста. Ведь Петлюра был не только политиком, борцом за независимость Украины, но еще и театральным критиком. Он, например, восторженно и высокопрофессионально писал о Марии Заньковецкой. 

— Бесспорно, сценарий — основа основ. Наш главный сценарист Михаил Шаевич, а также Александр Шевченко шесть лет работали над его написанием. Исторические факты получили, на мой взгляд, интересное превращение в жанре исторического фильма. 

— Он носит название "Тайный дневник Симона Петлюры". Действительно ли был дневник?

— Такой принцип в кинематографе называют моментом художественной правды. Когда определенные эпизоды в жизни человека гипотетически могли быть, а в действительности могли и не быть. Но тогдашняя ситуация, а это начало ХХ в., позволяет думать, что определенные эпизоды, связанные с Петлюрой, могли иметь место. Это художественное кино. А использовать только сухие архивные данные и потом их экранизировать — не всегда интересно. 

321
Съемки фильма - бой армии УНР с большевиками

К тому же Симон Петлюра как журналист и критик много писал. Поэтому вполне можем представить, что он вел дневник. Ведь дневники ведут и обычные люди, не только журналисты или писатели. 

— Готовясь к фильму, очевидно, вы открыли для себя Петлюру, которого раньше не знали. Какие факты из его жизнь вас поразили больше всего? 

— Очень многое поразило! Представьте, в свое время перед ним стояло весьма непростое решение — оставить Украину, отправиться в эмиграцию. Поехал он с довольно скромными материальными возможностями. И именно в то время идея возвращения независимости Украине могла стать реальностью. Ведь многие эмигранты надеялись, что со временем вернутся в Украину.

Убийство Петлюры — это еще и убийство надежды, что Украина вернет себе независимость. 

В фильме через личную трагедию человека раскрывается трагедия нации, государства. У Петлюры была замечательная семья — жена, дочь. И наш фильм показывает их родственные отношения. 

321
Петлюра з дочкой Лесей - Сергей Фролов и Виктория Янчук

А само название — "Тайный дневник" — говорит, что это фильм-воспоминание. Ведь наш герой постоянно возвращается мыслями в те времена, когда существовала Украинская Народная Республика. Поэтому в фильме много исторических персонажей. В частности, премьер-министр Владимир Винниченко, которого играет Евгений Нищук, президент Михаил Грушевский (его играет Богдан Бенюк). В роли жены Петлюры Ольги — Ирма Витовская. 

Прежде всего хотелось подать образ Симона Петлюры как реального человека — через его отношения с женой, дочерью. Хотелось показать и некоторые слабые черты его личности, в частности конфликтность, например, в его взаимоотношениях с Винниченко. 

321
Президент Грушевський - Богдан Бенюк

— У них было довольно разное видение независимой Украины... 

— В результате это разное видение и привело к тому, что мы так надолго потеряли Украину. Ведь еще в период становления УНР многие из соседней России убегали от большевиков в Украину, покупали здесь недвижимость — дома, квартиры. Но потом пришли красные из Харькова и все разрушили. 

— Как нашли актера на главную роль? Этот исполнитель пока что немедийная фигура, но, говорят, очень талантливый. 

— На роль Симона Петлюры претендовали пять кандидатур. С каждым актером были придирчивые пробы: снимали целые сцены. 

В конечном итоге я остановил свой выбор на Сергее Фролове. Он действительно очень похож на прототипа и очень талантливый актер. На мой взгляд, он убедительно сыграл Петлюру. 

Как-то я собрал своих друзей-кинематографистов — из тех, кому доверяю, — и показал им пробы. И все единогласно сказали, чтобы я брал на главную роль только Сергея Фролова. Это и придало мне уверенности. 

321
В роли Петлюры - Сергей Фролов, в роли Винниченко - Евгений Нищук

— Вы создали для фильма масштабные декорации в одном из павильонов студии им. Довженко. А почему не снимали натуру в тех местах, где бывал ваш герой?

— Да, воссоздали на студии и улицу Расин, и ресторан "Бульон Шартье", и мостовую. И... даже люк, на который Петлюра упал после того, как Шварцбард выпустил в него семь пуль. Я действительно сначала думал снимать на натуре. Но только за один съемочный день мэрии Парижа надо было заплатить около 20 тыс. евро. И к тому же там на проезжей части дороги современная разметка. 

321
Улица Расин в Париже - декорация павильйона киностудии Довженка

— Недавно на внеочередном съезде вас избрали председателем Союза кинематографистов Украины. Предыдущий председатель, режиссер Тарас Ткаченко, задержался на этой должности недолго. Какими видите перспективы союза? Руководить одновременно студией и союзом, очевидно, все же сложно? 

— В следующем году будем отмечать 90 лет киностудии им. Александра Довженко и 60 лет Национального союза кинематографистов. Эти два учреждения тесно между собой связаны. Поэтому всем моим предыдущим намерениям ничего не помешает. Наоборот, в том числе и через союз, надеюсь, будет больше возможностей достичь определенных результатов.

— О каких именно результатах идет речь? 

— Прежде всего — восстановить влияние союза на формирование и реализацию государственной культурной политики в сфере киноиндустрии. 

Считаю, что союз должен активно участвовать в разработке законотворческих и нормативных актов, контролировать соблюдение действующего законодательства в сфере защиты социальных, творческих и профессиональных интересов членов союза. У нас же просто раздолье для пиратства. 

Также остро стоит вопрос о защите государственных киностудий от незаконной приватизации и рейдерских атак. 

Хочу, чтобы в современной независимой Украине было как можно больше украинского кино. Считаю, что у нас его очень мало. 

— В то же время в парламенте есть намерения вообще разогнать все творческие союзы, мотивируя это и новым форматом отношений с МВФ, и сталинским прошлым самих союзов. 

— Да, постоянно говорят, что союзы — это сталинский пережиток, атавизм советской эпохи. Но я так не считаю. 

Почему не могут сплачиваться творческие люди, делающие одно дело? Что в этом плохого? 

— А сколько деятелей сейчас насчитывает Союз кинематографистов? 

— На сегодняшний день — 1095. Средний возраст — 40–50 лет. Прием в союз сейчас происходит демократичнее. Раньше надо было иметь в заделе по меньшей мере два фильма, имевших огласку, фестивальные награды. 

И это еще не гарантия, что могли принять в ряды союза. 

Сейчас ситуация изменилась. В союз приходит талантливая молодежь. 

— Многих кинематографистов напугала летняя история с возможной приватизацией Национальной киностудии им. Довженко. Насколько это реально? 

— Если с киностудии снимут статус национальной, и правительство выставит ее на приватизацию, то это действительно реально. Но, конечно, будет велико сопротивление кинематографистов. 

Ведь есть печальные последствия приватизации Одесской киностудии. Сегодня она мертва. Там не снимается ни одного фильма. 

Как-то я встретил коллегу-однокурсника, так он сказал, что новая охрана студии не пускает даже на территорию. 

На внеочередной съезд Союза кинематографистов мы недавно пригласили первого заместителя министра экономического развития и торговли Максима Нефедова. Именно он инициировал эту резонансную тему — выставить на приватизацию 893 государственных учреждений. В числе других и Национальная киностудия. Но, еще раз подчеркиваю, согласно своему статусу она не подлежит приватизации. 

На том съезде г-н Нефедов нас заверил, что будет "профильная приватизация". 

Собственно, никто ведь не против, если на студию придут профильные инвестиции. Они должны прийти, поскольку киностудия Довженко имеет для этого колоссальный потенциал, это — огромная база. Здесь за время существования студии снято 1200 фильмов!

И к тому же сейчас у государства нет средств, чтобы полноценно модернизировать и обновить студию. Поэтому в будущем сюда действительно могут зайти такие успешные игроки кинобизнеса, как Columbia Pictures, Universal Studios. Все может быть. Год назад я был на Columbia Pictures. Обсуждали, где сегодня дешевле снять блокбастер. Мне сказали, что знают об украинской студии и даже проводили предварительные исследования: дескать, у вас дешевле снимать, чем в Праге, Будапеште или в Софии, где они не первый год активно сотрудничают. 

Но ведь... говорят, у вас война, ждем, когда в Украине ситуация стабилизируется. 

От Киева до Лос-Анджелеса расстояние около 10 тыс. км. И на таком расстоянии все гиперболизируется, воспринимается иначе. 

Я же еще раз подчеркиваю: украинского киноконтента должно быть больше. И не надо говорить, что у государства нет денег. Деньги есть. Мы ведь платим со всего 20% НДС. Надо только, чтобы у государства появилось настоящее желание поддержать собственный кинематограф. Но пока что слышим только разговоры о том, что нет денег. Хотя, например, на Евровидение нашлось 850 млн грн! А этот имиджевый проект продолжался только неделю. Мы просим втрое меньше, но это долгодействующие инвестиции, благодаря которым появятся новые украинские кинофильмы, которые сегодня так нужны! 

— Возвращаясь к студии Довженко. Как известно, многим олигархам уже много лет подряд не дает покоя земля — студийная территория, которую хотят превратить в строительную площадку, чтобы возвести там торговые центры и жилые кварталы. 

— Есть 16 га нашей земли — тем более в парковой зоне. Мне рассказывал коллега, что при правительстве Азарова здесь планировался элитный жилой микрорайон. 

У нашей студии пять павильонов, один из которых — самый большой в Европе. Есть свыше 100 тыс. единиц костюмов. Это уникальные костюмы, которые стоят больших денег. Также храним более тысячи единиц оружия — сабли казацкой поры, оружие времен Первой и Второй мировых войн. Это все понадобится, если будут фильмы на военную и историческую тематику. 

Одним словом, есть много ценного реквизита. 

И земли студии хватает. В свое время мы предлагали построить здесь современный киногородок: мультиплекс, несколько кинозалов, развлекательный центр. Такое вливание денег сразу поднимет и престижность этого района. Можно будет устраивать премьеры, кинофестивали. Само место оживет, кровь будет циркулировать по организму студии. Причем это не голословные планы. Есть реальные инженерные разработки, чтобы реализовать эту идею. 

Неоднократно возникало и предложение перенести кинофакультет университета им. И.Карпенко-Карого на территорию студии. Это же намного интереснее для студентов — учиться в конкретных производственных условиях, чем просто воспринимать все на пальцах. 

Но так случилось, что Национальную студию им. Довженко поставили в один ряд с независимыми продакшнами, у которых, безусловно, есть свои интересные проекты. 

Но ведь они свободные птицы. Все арендуют для съемок на время создания картины, а потом вновь с пустыми руками. А здесь — огромное государственное хозяйство. Поэтому и необходимо, чтобы государство содействовало возрождению студии. Мы разработали детальный план модернизации и восстановления. 

— Если представить: студию все же выставили на приватизацию — могут ли в таком случае претендовать на какие-то акции сами студийцы? 

— Об этом надо спросить у тех, кто может инициировать приватизацию. Мы же все здесь наемные работники. Если даже будут акции, и их раздадут сотрудникам студии, то завтра придет денежный "дяденька" и скупит их у бедных кинематографистов по 20 долларов. 

— Известна ли вам позиция президента, премьера, министра культуры относительно возможности или невозможности приватизации студии?

— Я с ними об этом не говорил. Единственное, о чем спросил у министра культуры Евгения Нищука, — почему это вдруг студию выставляют на приватизацию. Он ответил, что это инициатива уже упомянутого г-на Нефедова. 

Они вытянули из реестра 893 предприятия — все скопом! И началось... 

321
Винниченко - Евгений Нищук, его жена Розалия - Анжелика Гирич

— Сколько на сегодняшний день работников в штате студии?

— Цифра колеблется в зависимости от проектов. Но в среднем — 200 чел. Представьте, когда я только пришел сюда после окончания кинофакультета в 1984-м, здесь работало 2900 чел. Чувствуете разницу? 

— Есть ли задолженность по заработной плате? 

— Нет. Благодаря тому, что предоставляем профильные услуги. Прежде всего благодаря нашим павильонам. Телеканалы снимают там разные шоу, программы, рекламу. Так и выживаем. Но фактической прибыли нет. Выходим в ноль. 

Когда в 2014-м я стал директором студии, были долги. Оборотных средств совершенно не было. А если у предприятия нет оборотных средств, то это плохо для нормальной экономической деятельности, для развития. 

Сейчас мы на полном хозрасчете. 

— Почему так редко выделяются государственные средства по результатам последних питчингов Госкино на кинопроекты именно студии Довженко? 

— Интересный вопрос... На предпоследний питчинг год назад мы подали
12 проектов. И ни один из них так и не прошел. 

Как проходят питчинги? Первый этап проходит при тайном голосовании. Но ведь речь идет о распределении средств налогоплательщиков! Здесь и вспоминается знаменитая фраза, которую когда-то сказала Маргарет Тэтчер: "Нет никаких бюджетных средств, есть только средства налогоплательщиков". 

Почему тогда средства налогоплательщиков распределяются тайным голосованием? 

Затем начинается второй этап, на котором публично рассматривают проекты, прошедшие на этапе тайного голосования. Традиционно побеждают почти одни и те же частные компании-производители. 

Мой фильм о Петлюре победил на зимнем питчинге 2016-го. А на последнем питчинге киностудия Довженко получила возможность снять только один короткометражный фильм-дебют, смета которого — около 1 млн грн. И все! 

В качестве причины нефинансирования наших фильмов Госкино называет якобы слабые сценарии. Но сценарии у нас отбирают опытные именитые режиссеры, такие как Роман Балаян, Виктор Гресь... 

Априори мы не можем быть в равных условиях с независимыми частными продюсерами. Мы — Национальная киностудия. Это то же самое, что сравнивать частные охранные фирмы с Национальной гвардией или Президентским полком. 

321
Олесь Янчук на алее звезд в Голивуде

Из досье

Олесь Янчук — с апреля 2014-го директор Национальной киностудии им. А.Довженко. С августа 2017-го — председатель Союза кинематографистов Украины. В 1989-м дебютировал в качестве постановщика с короткометражным фильмом "В далекий путь". Дальнейшие его фильмы раскрывали ранее запрещенные для украинского кино темы. "Голод-33" — о трагедии Голодомора. "Атентат. Осеннее убийство в Мюнхене" — о Степане Бандере. "Непокоренный" — о Романе Шухевиче. "Железная сотня" — о бойцах УПА. "Владыка Андрей" — о Митрополите Андрее Шептицком. Еще в прошлом году начал работу над фильмом "Тайный дневник Симона Петлюры". 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно