НЕМНОГО ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ТЕПЛА В СМУТНОЕ ВРЕМЯ

21 февраля, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 8, 21 февраля-28 февраля 1997г.
Отправить
Отправить

Споры о том, что есть современная драматургия, не сегодня начались, и нет надежды, что наши потомки услышат их заключительную победную коду...

Споры о том, что есть современная драматургия, не сегодня начались, и нет надежды, что наши потомки услышат их заключительную победную коду. Шекспир и Пушкин, Бомарше и Грибоедов, Софокл и Чехов - это вечное, вернее, вечно современное. Но во все времена существовала и будет существовать «текущая» драматургия, сиюминутный поток, в котором только Его Величество Время отслеживает кристаллы вечного. И не вина, и не беда авторов, создающих среду для этих кристаллов. Вспомним хотя бы глубокоуважаемого не только мною корифея современной драматургии Виктора Розова - ведь именно он и его архисовременные пьесы стояли у истоков дерзкого, рожденного в шестидесятых «Современника». Тогда молодые и полные надежд создатели театра-студии называли Виктора Розова «своим Чеховым». Кто, кроме специалистов, вспомнит сегодня названия розовских пьес? Кто из молодых постановщиков с энтузиазмом пустится сегодня «в поиски радости», вознося на пьедестал мальчика с дедовской саблей, рушащего «мещанский быт»?

Желание говорить со зрителем о насущных проблемах сегодняшнего дня заставляет театры пускаться в «поиски жанров» драматургов-современников. Театр имени Леси Украинки - не исключение, но, остановив свое внимание на комедии Николая Коляды, дал возможность поэкспериментировать в самовыражении молодым: от режиссера-постановщика (Василий Олийчук) до исполнителей. Опыт однозначно любопытный, хотя и не безоговорочно удачный.

Автор, в прошлом профессиональный артист, знает театр и чувствует потребности публики, заполняющей залы, умеет сыграть на потребу дня, вызвать смех и сочувствие. Язык его пьес упрощен до предела сленгом и расхожими клише, понятными каждому, но не претендует на долговечность. Театр изменил название пьесы - у Коляды - «Мы едем, едем, едем…», заявка на философское «куда мы идем?»; у театра - кричаще-зазывное «Дайте мужа Нине и Зине…», читай - спасите от одиночества. Это уже из области видения театра и его взаимоотношений с автором.

Экспозиция неоправданно затянута и в этом адекватно виноваты и сам автор, и режиссер-постановщик. Липкая вязкость начала невероятно сковывает исполнителей (Нина - Ольга Когут, Миша - Виктор Семиразуменко). К их чести, они выбираются из тумана пауз, повторов, проходных реалик и наращивают темпоритм спектакля, заставляя зал включиться в действие, смеяться и сопереживать. К моменту появления второй ипостаси героя (Евгений Лунченко) и суперэмоциональной Зины (Антонина Макарчук) зал уже давно перестал скучать и составляет с исполнителями единое целое.

Человек по природе своей одинок и по природе же находится в вечном поиске родственной души, взаимопонимания, точки опоры. Особенно остро ощущение ненужности в моменты коренных перемен, происходящих в обществе, единичные потери - не в счет, итоги подводит история, ужасаясь величине полученной суммы. А сейчас - спасайся кто и как может: ври, торгуй, приспосабливайся, повелевай, строй хоромы, откручивай счетчик, плати приживалке…

Малообразованная, претенциозная простушка Нина - домработница, временно исполняющая роль хозяйки; задубевшая в боях малого бизнеса, приобретшая внешний турецко-китайский лоск, торгашка Зина, закомплексованный коротышка Миша, которого не любят и преследуют даже домашние животные, неустанно отстаивающий свое человеческое достоинство за счет невысокого служебного положения - проверяющий, встречаются на островке среднестатистической роскошной Зинкиной квартиры. Их объединяет желание выжить. Символичная змея, опустевшая клетка которой тяжело нависает над сценой, толкает героев к сосуществованию в пространстве спальни с зеркалами. Непременно надо отметить удачное цветовое решение спектакля художником-постановщиком Марианной Каминской - кричащие черно-белые краски на нейтральном сером фоне. Так вот, сосуществование - это поначалу, инстинктивно, но постепенно, ссорясь, спихивая друг друга с безопасного пространства, ведя каждый свой монолог, осторожно пробуя дуэты, преломляют, наконец, хлеб, объединяясь в человеческое содружество.

Василий Олийчук сделал актерский спектакль, намеренно уведя свою работу постановщика в тень. На это решается не каждый маститый режиссер. Молодые исполнители, почувствовав атмосферу доверия, благодарно воплощают свои индивидуальности в индивидуальности героев. Работают с удовольствием, красиво, темпераментно, с полной самоотдачей. Есть, правда, моменты перехлеста эмоций, когда забывают о партнере, но, думаю, этот премьерный накал страстей уйдет.

Не берусь пророчествовать, насколько долгая жизнь суждена спектаклю «Дайте мужа Нине и Зине…» - это дело неблагодарное, пусть зрители продлят его век. Но сам по себе опыт молодежного спектакля делает честь коллективу и руководству театра, с легкостью преодолевшего академический снобизм.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК