Мирослав Кульчицкий и одесский концептуализм

13 июля, 16:45 Распечатать Выпуск №27, 14 июля-20 июля

Семен Кантор поделился воспоминаниями о Мирославе — о совместных проектах, новой арт-эпохе, которую эти проекты формировали. 

Семь лет назад началось сотрудничество Музея современного искусства Одессы с Мирославом Кульчицким (1970-2015), куратором, знаковой фигурой украинского современного искусства. 

Директор МСИО Семен Кантор поделился воспоминаниями о Мирославе — о совместных проектах, новой арт-эпохе, которую эти проекты формировали. 

мирослав кульчицкий
Мирослав Кульчицкий

Мирослава не стало на 45-м году жизни — 20 февраля 2015 года. Всего месяц он не дожил до громкой международной выставки со своим участием в Институте современного искусства Филадерльфии (США). Без него же летом 2015-го состоялась и IV Одесская биеналле современного искусства, сокуратором которой был Мирослав. 

Он окончил Одесский экономический университет. Работал в различных медиа современного искусства — фото, видео, инсталляция. С 2000-го по 2003-й был директором Центра современного искусства, соучредителем Института современного искусства (Одесса), был участником многочисленных выставок и проектов — Прага, Стокгольм, Турин, Торонто. Естественно, Одесса, Украина. 

— Свой художественный метод Мирослав характеризовал как "публичный эксперимент по реконтекстуализации социокультурных феноменов", как "своеобразную совместную со зрителем практику", "лечение от замыленности взгляда, художественные очки и глазные линзы", и даже "новое эффективное оружие, предлагаемое к применению в войне с машинами зрения, медиальными фильтрами, узурпирующими наше видение реальности", — рассказывает директор Музея современного искусства Одессы Семен Кантор. — В середине 2011 года состоялась выставка "Справа и слева от текста" Мирослава Кульчицкого. Мы показали там все, кроме видео в большом количестве, потому что у нас тогда еще не было нужного количества телевизоров. 

мирослав кульчицкий_1
"Бедная Лиза"

С этого времени началось сотрудничество нашего музея с Мирославом. Мы приобрели много его работ. А еще в его лице приобрели классного куратора. 

Еще в 2010 он посоветовал мне купить (это была первая покупка видеоарта в Украине музейной институцией) видеоработу Юрия Лейдермана "Хасидский Дюшан". Тогда же появился первый в Украине зал одесского концептуального искусства в помещении на Французском бульваре.

Самое главное, конечно, 2013 год, когда Мирослав Кульчицкий и Михаил Рашковецкий стали сокураторами Одесской биеннале. А я был их вечным оппонентом-скептиком. 

Мы задумали и провели третью, но по-настоящему, с соответствующим названием первую Одесскую биеннале современного искусства. Она уже была международной, и в этом дуэте Миша и Мирослав совершенно четко прослеживалась ситуация: Миша — достаточно взрывной товарищ, как и я, Мирослав тонко, с легкой иронией успокаивал нас обоих. 

Если на Пятой биеннале уже был open call, и мы принимали заявки со всего мира, было 500 заявок из 45 стран, а осталось 107 заявок из 32 стран. Тогда не было, мы выбирали. 

И вот Мирослав делал эти экспонаты чистыми. Они быстро становились последовательными, менее эмоциональными и очень логичными. Избавлялся от излишней сентиментальности, каких-то родимых пятен предыдущих подходов, какого-то постмодернизма, трансавангардных штук, которые уже смотрелись достаточно инородно и анахронично. 

В этом роль Мирослава была очень большой. Кроме того, он тогда был известен в Украине гораздо меньше, чем за рубежом. И мы очень активно использовали его связи. Он вел переписку с художниками в Интернете, кроме того, у него английский язык был качественно лучше, чем у меня. 

После 2013 года было два этапных кураторских проекта Мирослава — "Сценарии будущего-1" и "Сценарии будущего-2". 

В общем и целом я считаю, что все, что произошло и происходит в Одессе сейчас, вот эти события, Третья биеннале и два "Сценария будущего" и еще плюс галерея "Норма" Игоря Гусева — четыре точки, которые изменили качественно арт-пространство Одессы и, в какой-то мере, мы получили влияние и за ее пределами. 

Вместе с Мирославом в 2013-14 году мы создали Музей уже в новом здании на Белинского. Там мы сделали экспозицию — первый этаж был в основном отведен постмодернизму. Мирослав предложил, казалось бы, совершенно банальную идею: все искусство Одессы можно расположить в одном пространстве, между "холодным" (концептуализмом и контекстуализмом) и, с другой стороны, модернизмом, его последователями (тогда еще слова "метамодернизм" не было). 

Это был его нарратив. 

Вот он внес этот нарратив в построение экспозиции. В принципе, все, что мы туда отобрали, мы отбирали вдвоем. Не зря его выставка называлась "Справа и слева от текста" — текст был главным. 

У нас появлялись новые работы, новые пространства. 

Когда нас пригласил Национальный Художественный музей с проектом ENFANT TERRIBLE, это была первая выставка "провинциального" Музея в таких масштабах в Киеве. Мы постарались показать, что одесский концептуализм — главное, чем мы должны гордиться и считать его вкладом не только в современное местное искусство, но и вообще в искусство Украины. Когда нас пригласили, идеей был не ENFANT TERRIBLE, а длинное и скучное название "Одесская концептуальная традиция". 

И там, когда говорилось о 80-х, это был концептуализм, в девяностых — контекстуализм и неоконцептуализм нулевых, мы же хотели показать все это вместе, комплексно. Это была идея Мирослава. 

К моменту осуществления этого проекта он, к сожалению, уже ушел из жизни. На мою долю выпало это дело продолжать… 

Для меня очень важна ирония Мирослава девяностых, двухтысячных. На этой иронии были выстроены все его кураторские проекты. Если экспонаты отбирал только он — они почти всегда были ироничными. 

Его авторские работы — "Дай!" (конвертики, раскрытые наподобие клювиков, куда денежку надо кидать). "Взвешенный патриотизм" — когда национальными орнаментами стали раскрашивать машины, и это было почти так же иронично, как красный пиджак в девяностых. Он это очень быстро почувствовал. 

У него была великолепная серия "Мелкая правка". Он замечал классные названия рекламы, связанные с совершенно другим контекстом. 

Последнее видео Мирослава, которое он сделал перед Венецианской биеннале — "Война в заливе была". К Персидскому заливу это не имеет отношения. Идет ролик, совершенно великолепный, профессиональнейший ролик для туристов — виды одесского залива… 

У Мирослава было три увлечения: поэзия, музыка, "Манчестер Юнайтед". В последних двух я его не поддерживал, потому что не разбираюсь ни в том, ни в другом. А в оценке поэзии мы были с ним единодушны. 

Очень хорошая музыка сопровождает этот ролик, я не знаю чья, и вдруг на полуторной минуте этот расслабляющий ролик взрывается на 15 секунд кадрами фотохроники, снятой 2 мая 2014 года. Страшных кадров. Раз — и опять продолжается залив. Финальные титры: "Война в заливе была".

мирослав кульчицкий_2
"Война в заливе была"

В одном из своих проектов Мирослав предлагал обитателям Одесского зоопарка роль зрителей выставки, в других — спровоцировал коллег на создание сказочных историй и прогнозов на будущее для любимого города. 

И все время ему казалось, что лучший проект впереди, что счастливейшие годы только-только наступили, а Венецианская биеннале в свой черед примет его работу…

В 2012 году наш музей находился в достаточно заброшенном трехэтажном здании, мы занимали второй этаж, который привели в порядок. А лестницу предложили использовать для выставки "В предчувствии музея" задорным художникам вроде Димы Дульфана, Саши Венецкого, Романа Громова. 

Маша Гончар вывесила объявление: "Оказываю помощь в понимании современного искусства" со своим номером телефона. Было объявление "Лечу Масью от всего", и на отрывных талончиках надпись: "Мась". 

А Мирослав сделал совсем другое: две таблички. Первая — "Это еще не музей". А вторая — "Можно трогать руками". 

На той "лестничной" выставке были и забавные граффити, переосмысленные плакаты, объект "Авось" (птичья клетка с уныло свисающими двумя авоськами — это вправду был еще не музей, но только предчувствие музея, ныне отмечающего свое десятилетие в совершенно ином качестве, а за качеством Кульчицкий следил очень придирчиво, ведь он из музыкальной семьи, любую фальшь ощущал остро, болезненно. До сих пор для музея важно и ценно сделанное им при жизни. 

мирослав кульчицкий
"ОфисныеИгры"

И хотя наша жизнь проносится быстро, словно кадры на знаковой работе Кульчицкого и Чекорского Highway Nyman, ставшей своеобразным эпиграфом ко всей выставке, недавно состоявшейся в "Арсенале", некоторые успевают сделать очень многое — даже вопреки угасающим силам и неготовности целого мира (иногда так казалось) признать ценность твоих авторских идеалов. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно