Лучше с хором. Анатолий Авдиевский: «Последний раз мы были на зарубежных гастролях пять лет назад… К хору Веревки сегодня многие попросту безразличны»

17 февраля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 6, 17 февраля-24 февраля 2006г.
Отправить
Отправить

У «штурвала» прославленного народного хора Анатолий Тимофеевич Авдиевский оказался ровно 40 лет назад...

У «штурвала» прославленного народного хора Анатолий Тимофеевич Авдиевский оказался ровно 40 лет назад. Тогда ему «передал дела» сам легендарный Григорий Веревка. Сегодня хор его имени переживает не лучшие времена, собственно, как и многие аналогичные коллективы. Практически нет теле- и радиоэфиров, хор стал в какой-то степени даже «невыездным»: по разным причинам коллектив не может себе позволить отправиться на большие гастроли… Хотя весомых информационных поводов для таких поездок немало.

Если говорить именно об информповодах, то стоило бы напомнить, что совсем недавно исполнилось 110 лет со дня рождения основателя коллектива — Григория Гурьевича Веревки, который в военные годы, а именно в 1943-м, сделал казалось бы невозможное… Он собрал талантливых людей и организовал в Харькове уникальный коллектив. В 1966 году хором стал руководить Анатолий Авдиевский. И по сей день он продолжает кропотливую работу по сохранению бесценного фольклорного наследия страны (в репертуаре хора также произведения Владимира Верменича, Платона Майбороды, Игоря Шамо, Николая Луценко; а недавно Владимир Зубицкий специально для хора Веревки написал музыку к «Сорочинской ярмарке»). Хор по-прежнему базируется в отремонтированном когда-то благодаря Георгию Кирпе здании, по бульвару Шевченко, 50/52. Хотя, по словам Авдиевского, именно это помещение в центре столицы «очень привлекает бизнесменов и наверняка они хотели бы или ликвидировать, или переселить наш коллектив». С них, с бизнесменов, станется… Сегодня и не такие «операции» возможны. Монологи Анатолия Авдиевского об истории и нынешних проблемах хора имени Веревки некоторым читателям, может быть, напомнят «книгу жалоб» — нынче действительно все очень непросто, и выжить в условиях конкуренции с тотальным поп-прессингом не всем дано. Тем не менее они не выживают, а живут. Сегодня в коллективе 140 человек творческого состава, есть три группы — хоровая, оркестровая и танцевальная. По словам Авдиевского, «хор даже перевыполняет план, потому что в год планируется 70 концертов, а в 2005-м мы выступали 80 раз в самых разных регионах страны».

— Сейчас, к сожалению, мы не можем говорить о своей активной концертной деятельности, — признается «ЗН» Анатолий Авдиевский. — По причине того, что на протяжении многих лет не только для меня, но и для моих коллег, руководителей других национальных коллективов, наладить гастрольно-концертные мероприятия — большая проблема. К нам все безразличны. Я не хочу выглядеть пессимистом, так как по природе оптимист, да и хор жив, его помнят. Но… наши попытки что-нибудь сделать, к сожалению, часто сопровождаются безразличием и со стороны Минкульта, и секретариат президента на наши просьбы не реагирует. Это полное игнорирование работников культуры, увы, уже не удивляет. Обращались к премьеру Еханурову… Но увы, в программных заявлениях многих партий даже не существует такого раздела, как «культура»… И часто в выступлениях президента и вице-премьера по гуманитарным вопросам вообще ничего не услышишь о культуре. Мы лишь наблюдаем за тотальной государственной поддержкой «творчества» безголосого ректора Поплавского, а не, например, капеллы «Думка», бандуристов или хора Веревки. Плановых мероприятий у нас нет, но получаем приглашения из разных регионов Украины. Еще тридцать лет назад мы рискнули поднять фольк-оперу, имею в виду «Цвіт папороті»Евгения Станковича, он написал ее специально для хора Веревки. В свое время это произведение называли националистическим… Но ведь каждый человек, если он патриот, должен быть в хорошем смысле националистом. А уже интернационализм возникает на основе любви к своему родному, к матери, и только потом начинаешь понимать и ценить культуры других народов. Песня ведь имеет не только эстетическую направленность, но и является носителем исторических фактов.

Хор Григория Веревки всегда славился прекрасными национальными костюмами — уникальными вышиванками ручной работы, причем во всех песнях (а это свадебные, веснянки, купальские, казацкие, колядки, щедривки…) был выдержан «дресс-код»…

— К большому сожалению, и с костюмами нам сейчас никто не помогает. В свое время сотрудничали с мастерскими по изготовлению костюмов, и как правило нам их делали на заказ (деньги выделялись Минкультом). Эти наряды имели художественную ценность. Они вышивались настоящими мастерами своего дела в Решетиловке, на Ивано-Франковщине, в Львовской области, Закарпатье… Эти мастерские Всеукраинского музыкального союза изготавливали также и инструменты. Сейчас все распалось, ничего не действует. Конечно, по отдельности мастера продолжают работать, изготавливая костюмы ручной работы. И сделаны они по лучшим образцам женских и мужских нарядов всех регионов Украины. Они их продают — это выгодный бизнес. Спрос большой. Но часто для казацкого танца нужен не только костюм, но и аксессуары в виде сабли и пороховницы… Конечно, если исходить лишь из финансовых соображений, то хор выгодно одевать в «униформу» народного костюма. Но психология женщины так устроена, что ей хочется отличаться от других... В селе каждая девушка вышивала себе «эксклюзивный» наряд, который потом дарила своей дочке, и это несло в себе большую ценность для искусства, потому как эта орнаментика корнями уходила в глубину веков.

Коллектив сейчас «выездной» только в пределах нашей страны. А ведь раньше хор Веревки везде встречали и принимали на высшем уровне наравне с оперой, балетом. Наш хор выполнял своеобразную функцию миссионера, представляя украинскую народную песню. Но последняя по времени загранпоездка хора была в 2000 году (в США), да и то их пригласили «по инерции», так как в 1996 году хор три с половиной месяца гастролировал по Америке, выступая в престижных залах. Коллектив тогда пользовался таким успехом, что его пригласили вторично…

— Культурная политика страны проявляется еще и в том, что у нас абсолютно нет эфиров, — говорит Анатолий Тимофеевич. — Недавно в Киев приезжал наш коллега — руководитель Белорусского народного хора имени Цитовича Мыхась Риневский. От него узнали, что в Белоруссии хор получает и дотации от государства, и костюмы… Существует ошибочное мнение, что творчеством народного хора интересуется лишь старшее поколение. Но вот мы недавно были приглашены в Сумы, где проводили мастер-класс для лучших коллективов области. И, представьте, было очень много молодежи. Ведь кощунство — изолировать ее от традиционной культуры предков. В свое время Григорий Гурьевич со своей супругой Элеонорой Павловной преподавали в нашей консерватории.

Наполненность зала и ценовая политика на билеты зависят от организаторов, от их мотивации побольше заработать. Например, во дворце «Украина» билет стоит около 150 грн., потому что аренда зала обходится в 5000 гривен. К сожалению, для нас нет никаких скидок, хотя раньше существовали дотации. Концерт в филармонии дешевле, так как они получают компенсацию за пропаганду народной и классической музыки. В регионах мы получаем по 3000 гривен за концерт. Все зависит от рекламы. Я был удивлен, что в Америке нигде не видно никаких афиш. Там люди все узнают через Интернет. И зал на 5000 мест был полон, и не было ни одного микрофона — только естественная акустика: фирма-организатор выполняет желание людей слышать звук без единого усилителя.

Нелишним будет напомнить, что в свое время прославленный хор был одним из рекордсменов продаж аудионосителей — пластинок фирмы «Мелодия». Им даже вручили «Золотой диск» (плюс весомую денежную премию) за большие виниловые тиражи — около восьми миллионов экземпляров. В контексте Советского Союза хор Веревки тогда оказался единственной творческой единицей из Украины, удостоившейся подобных победных показателей (тиражные рекорды тогда била Алла Пугачева).

— Помню, когда мы были в Латинской Америке, в Испании, люди нам через окно показывали эти пластинки — давали понять, что они нас слушают, —вспоминает Анатолий Тимофеевич. — А что сейчас с наследием Григория Веревки? К сожалению, фонда его имени нет. Но нас обнадежили, что не оставят без внимания все начинания, касающиеся популяризации произведений Веревки. Да и поток желающих петь в хоре не иссякает, поэтому и вакантных мест почти не бывает. Например, у нас в студии на 25 мест 600 желающих. По шесть дней комиссия прослушивает всех от и до. В свое время и Нина Матвиенко принимала участие в подобном конкурсе. А в 1967 году, когда была первая поездка хора Веревки на «Экспо-67» в Мексику, где мы принимали участие в культурной программе, Нина, еще даже не закончив студию, после первого года обучения поехала с нами, хотя такое случается очень редко. К сожалению, сейчас СМИ нацелены больше на популяризацию поп-музыки, и это дает свои результаты. В программах радио или ТВ не выделяется специальное время на звучание наших национальных коллективов —Веревки или «Думки»… В эфире либо эстрада, либо сессия Верховной Рады…

Был и драматичный период в карьере Авдиевского, когда он в 1966-м только начал продолжать дело своего предшественника. Тогда ему поручили «омолодить коллектив».

— Я же не знал, что Григорий Гурьевич серьезно болен, а он мне говорил: «Я уже не могу им уделять столько внимания — здоровье подводит». А я ему: «У вас такой вид казацкий, поруководите еще!..» — «Нет, нет…» А я тогда руководил хором «Льонок». В то время много было хоровых коллективов — Закарпатский, Буковинский, Волынский, Прикарпатский… Сейчас к этим коллективам полное безразличие — и ликвидировать их рука не подымается, и поддержки они лишены. Ну а как иначе можно отнестись к тому, что их артист получает зарплату в 250 гривен? А в моем «Льонку» тогда одна молодежь была — 17—20-летние парни и девушки. Так вот почти на всех заседаниях функционеры говорили Веревке: «Григорий Гурьевич, видите, какие молодые коллективы — любо глянуть, они и поют, и танцуют, а у вас все преклонного возраста, прямо пансионат какой-то, нужно думать об омоложении!». Он мне: «У меня рука не подымается кого-то уволить, они все пришли ко мне молодыми…» И вот мне поручили провести эту акцию по «омоложению». Тогда мы сократили хор где-то на треть. Я ощущал боль. Ведь для артистов это была трагедия. Другой специальности они не имели… Помню, устраивал их даже в газетные киоски, в общем, принимал достаточно активное участие в их жизни. До сих пор сердце ноет от того, что именно мне пришлось проводить это «мероприятие». Но и сегодня надо держать планку, чтобы соответствовать уровню тех талантов, которые находил и огранивал Григорий Гурьевич, — а это Тамара Савченко, Галина Бережная, Иван Гурьев, Надежда Бугайцева, Наталка Лепетун, Лидия Заболотная, бандуристы Владимир Перепелюк и Сергей Баштан, сопилкарь Евгений Бобровников, Одарка Фоменко, Александра Горова, Валентина Назаренко, Валентина Черкун — всех не перечесть…

Жизнь продолжается… Несмотря на то что хор Веревки для многих проходит только под рубрикой «ретро», а на ТВ его записи хранятся лишь в архивах, коллектив по-прежнему гастролирует. Впереди — концерты в столице, есть приглашения во многие областные центры. А то, что лучшие образцы нашего песенного наследия не видят «там — за горизонтом», так это уже действительно не частная проблема, а государственная… Авось и до этой когда-нибудь руки дойдут.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК