ЛИТЕРАТУРА И КЛЕПТОМАНИЯ

09 августа, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 30, 9 августа-16 августа 2002г.
Отправить
Отправить

Все выдающееся в этом мире начинается с воровства. Кто сейчас будет обвинять великого Шекспира в том, что он украл сюжет «Гамлета» из древней хроники?..

Все выдающееся в этом мире начинается с воровства. Кто сейчас будет обвинять великого Шекспира в том, что он украл сюжет «Гамлета» из древней хроники? Кто откажет в гениальности Жану Жене, начинавшему свой литературный путь как вор? А сюжет был такой. Путешествуя по книжному магазину, Жене взял в руки книгу Марселя Пруста. Прочитав несколько абзацев и придя в восторг от прустовского стиля, будущий писатель ощутил непреодолимое желание ее украсть, попался на горячем и сел в тюрьму. Именно мир криминальной Франции с ее жестокостью, извращениями и воровским колоритом со временем стал главной темой творчества этого неистового эстета.

Итак, сначала была кража, а потом родился писатель. Но, пожалуй, не стоит преувеличивать ее роль, ведь литература в первоначальном значении и является глобальной кражей — человека, культуры, мира. Кто из нас не воровал? Уверен, что все воровали. А тот из нас, кто не воровал книг — то ли в библиотеке, то ли в книжном магазине или просто из собрания книг близкого друга — просто не может считаться человеком культуры или тем более культурным человеком. Помню свою первую книжную кражу. Это был миниатюрный «Атлас мира», спрятанный в коробке из-под «Сладкой соломки». Наивная продавщица так до сих пор об этом и не догадывается. Но понемногу начала уходить и ушла культура советских книжных магазинов, а с нею исчезла возможность (а со временем и потребность) воровать книги.

Выскажу предположение, что в нашем обществе существует целая категория людей, о которых говорят, мол, они не могут себе позволить купить дорогую украинскую книгу, а поэтому перебиваются дешевой российской. Именно эти люди и являются желаемой публикой, ради нее пишутся интеллектуальные романы и сборники поэзии. Думаю, если бы воскресла система прежних советских книжных магазинов, мы бы наконец узнали, кто действительно популярен в нашей литературе. Социальной альтернативой англоязычного понятия «бестселлер» непременно стал бы «бестстилер» (от англ. «steal» — воровать). Но это нам сейчас не грозит.

Зато на Западе книжные магазины уже давно подсчитывают убытки и составляют чарты таких «бестстилеров» — книг, которые чаще всего воруют в магазинах. При этом не спасает ни система видеослежки, ни чипы в книгах, ни подозрительные охранники. В США даже призывают «лояльных читателей» препятствовать книжному терроризму: «Пожалуйста, помогите нам справиться с проблемой воровства книг, сообщая администрации о подозрительном поведении». Именно эти списки «бестстилеров» и определяют, что нужно читателю в определенной части страны или района города, поскольку «репертуар» украденных книг на самом деле отличается. Например, в книжных магазинах Манхэттена чаще исчезают битники — Керуак, Буковски, Берроуз, Гинзберг, а также произведения Франца Кафки, Эбби Гофмана, Тома Вулфа. В Верхнем Ист-Сайде чаще всего «работают» с дорогими фотоальбомами и альбомами с репродукциями.

Если рассматривать проблему в общенациональном контексте, популярность битников несколько уменьшается, при этом возрастает желание искупить грехи —до сих пор не у всех дома есть Библия. Некоторые превращают это в спорт, а кто-то стремится на этом заработать, перепродавая книги (так называемые бустеры). Логен Фокс — совладелец книжного магазина «Micawber» — считает, что людей на такие преступления толкает простой механизм: чем больше ты имеешь, тем успешнее ты. А еще дорогие книги воруют, чтобы не покупать подарки, потому что уж очень солидно выглядит гость, например, с альбомом от Taschen за полтысячи долларов. А Фрэд Бесс, собственник книжного магазина «Strand» на Манхэттене, жалуется на «яйцеголовых», не гнушающихся воровством книг по высшей математике, философии и религии, поэтому все чаще такие издания приходится припрятывать возле кассы. Также «по требованию» выдают битников: книги Джека Керуака до сих пор являются валютой при расчетах с наркодилерами. Но книжными ворами нередко оказываются хорошо одетые люди, которые спокойно могли бы за них заплатить.

Нам остается только догадываться, кого бы воровали наши интеллектуальные клептоманы. Но при отсутствии системы книжных магазинов мы долго будем обречены на неопределенность в отношении списков «бестстилеров» — этой альтернативной системы читательских ценностей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК