Квадратные метры и бедные мэтры

17 ноября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 44, 17 ноября-24 ноября 2006г.
Отправить
Отправить

Одно из значений слова «союз» – объединение, соглашение для каких-либо совместных целей, действий...

Одно из значений слова «союз» – объединение, соглашение для каких-либо совместных целей, действий.

Для чего создаются творческие союзы? Чтобы объединить по профессиональным интересам тех, кто зарабатывает на жизнь своим творчеством. Членам такого союза создаются условия для творческой работы, предоставляется правовая и социальная защита... Все это красиво расписано в разных законах и уставах. В советские времена членство в союзе было для художника единственным способом выжить в качестве творца-профессионала. Творческий союз советского образца был мощной машиной контроля и по необходимости репрессий против всяческого инакомыслия, этого извечного «греха» интеллигенции. Впрочем, сделки с творческой совестью неплохо компенсировались. На поддержку союзов выделялись немалые бюджетные средства. Даже теперь, когда идеологический заказ почил в Бозе, закон о творческих союзах предполагает бюджетную поддержку. Но остаточный принцип, помноженный на постоянное недофинансирование и отсутствие госзаказа, заставляет пересмотреть способ выживания художника.

Мать или мачеха?

Сегодня часто утверждают, что творческие союзы — это атавизм советских времен, и их нужно упразднить, — говорит Петр Зыкунов, заслуженный художник Украины, заместитель председателя Национального союза художников Украины по организационным вопросам. — Бывший министр финансов Виктор Пинзеник заявлял, что союзы следует лишить имущества, выделить каждому по комнате в Украинском доме, и пусть там себе формально существуют. С таким отношением трудно согласиться.

Союз, словно заботливая мать, собирает под крыло художников, скульпторов, искусствоведов, сплачивает, помогает профессионально заниматься творчеством. А кто еще о них позаботится? В государстве судьба художника не интересует никого. Спросите любого районного, областного руководителя, какие художники проживают на его территории — ни за что не вспомнит! Мы же организовываем выставки, пленэры, заезды в дома отдыха. Кроме того, предоставляем художникам мастерские, производственные помещения на фабриках и комбинатах, где они могут заниматься творчеством.

Дело обстоит не совсем так, — возражает художник Юлий Шейнис, член НСХУ с 1967 года. — Творческим людям сейчас и вправду нелегко. Но было бы значительно легче, если бы палки в колеса не ставили свои же братья во искусстве. А именно — наше руководство.

С тех пор, как приказал долго жить госзаказ, НСХУ не обеспечивает художников работой. Что касается помощи — творческой, социальной, правовой, как это записано в уставе, то кроме венка на могилу и минуты молчания, пожалуй, нечего и вспомнить. Конечно, братство коллег по кисти было, есть и будет, его никто не отменял. А вот руководители Союза бесконечно далеки от проблем рядовых художников и зачастую принимают странные, я бы даже сказал вредные, для нас решения.

Роковые мастерские

Краеугольным камнем последнего конфликта стали мастерские. По словам художников Юлия Шейниса, Александра Павлова и скульптора Алексея Владимирова, они — то немногое, что еще держит художника в Союзе и привлекает молодежь.

Согласно статье 6 Закона Украины «О профессиональных творческих работниках и творческих союзах», «профессиональным творческим работникам — членам творческого союза с целью обеспечения условий для творческой деятельности предоставляется отдельная комната (кабинет, мастерская) или дополнительная жилая площадь в размере не менее 20 кв. м, оплачиваемая в одинарном размере».

Сейчас в Киевской организации Союза художников около 1500 членов. Есть еще молодежное объединение (около 300 человек), которое дышит в затылок старшему поколению. Многие выпускники Академии художеств не возвращаются к себе в регионы, а оседают в Киеве. Каждому нужна работа и, соответственно, мастерская. Может ли город всех обеспечить? Мастерских, принадлежащих НСХУ, в столице всего 570 (35 тыс. кв. м в престижных районах). Новые не строятся, так что доступ к мастерской, как правило, открывается только после смерти кого-то из пожилых художников. Очередь выстраивается длинная…

Есть и еще около 300 мастерских. Их нашли сами художники, арендовали в нежилом фонде Киева, предъявив справку из Союза, отремонтировали за собственный счет и все имущественные отношения регулируют сами. Проблем хватает: в таких удобных для скульпторов подвальчиках кое-кто с удовольствием открыл бы кафе и магазины, которые принесут намного больше прибыли. Да и мансарды живописцев — лакомый кусочек. Вот и повышаются цены за аренду, пока они не становятся непосильными для творческих людей. А найти взаимопонимание с местными властями у руководства союза пока не получается.

Был один умник в администрации Шевченковского района, который утверждал, что художников вообще надо выселить за пределы города, посадить в селах, и пусть там к ним вдохновение приходит. Сейчас он уже пошел на повышение, к Черновецкому… — вспоминает Петр Зыкунов.

В советские времена художник пользовался мастерской практически бесплатно. Союз мог себе это позволить, поскольку тогда был довольно прибыльной организацией. Выполняя госзаказ (преимущественно идеологического содержания), художники получали неплохие гонорары, а солидная наценка на них отчислялась в фонд Союза художников СССР.

Мы видели, как эти деньги «работают», на что тратятся, — рассказывает Юлий Шейнис. — Строились жилые дома, мастерские, производственные комбинаты, автопарк, базы отдыха. Художнику не приходилось искать материалы, помещение для работы — всем обеспечивал фонд. И командировки оплачивал, и лечение, и отдых в санаториях. В общем, большая часть вложенных в Союз денег в каком-то виде возвращалась нам.

Режим рухнул, госзаказа больше нет. Теперь художник должен платить за пользование мастерской. В течение последних лет плата постоянно повышалась. На Андреевском спуске, 34, 36, и в Лавре, корпус 30 она увеличилась приблизительно в пять раз, в остальных корпусах — в два раза. В результате сейчас за пользование лаврской мастерской площадью 30 кв.м художник должен заплатить около 250 грн. в месяц (если же тарифы по городу повысят, как обещали, сумма увеличится втрое). Правда, снимать такую же по площади квартиру, скажем, на Виноградаре или Троещине стоило бы от 250, но уже долларов (без учета коммунальных услуг). Поэтому, те кто нанимает мастерскую у города, находятся в менее выгодном положении…

Хозяйственной деятельностью НСХУ занимается его дочернее предприятие — Управление жилищным фондом (УЖФ). Оно заправляет недвижимостью, оно же выступает в роли ЖЭКа, являясь посредником между художниками и коммунальными службами. Художники его работой недовольны. Говорят, в мастерских давно не видели ни ремонтников, ни уборщицы, ни других полезных коммунальных работников. Тем не менее оплата их труда включена в стоимость работ по содержанию мастерской.

Как объясняет сложившуюся ситуацию руководство НСХУ?

15 марта 1993 года, при премьерстве Кучмы, было принято постановление Кабмина №194 «О государственной поддержке творческих союзов, прессы и книгоиздания», которым устанавливалась льготная оплата за мастерские, — рассказывает Петр Зыкунов. — Во исполнение этого постановления Киевская горгосадминистрация в 2003 году распорядилась установить оплату за индивидуальные мастерские и студии (за пользование электроэнергией, телефоном и коммунальными услугами) в соответствии с нормами и тарифами, установленными для жилых помещений. То же самое — и для домов творчества и домов творческих союзов, если они не занимаются коммерческой деятельностью. А постановление Кабинета министров от 2 октября 2003 года №1539, с одной стороны, предписывало «способствовать выделению членам творческих союзов… помещений для индивидуальных творческих мастерских», а с другой — сообщало, что вышеуказанное постановление №194 утратило законную силу …

Маленький нюанс. Согласно постановлению Кабмина от 17 ноября 2004 года № 1557, плата за пользование коммунальными услугами для творческих союзов устанавливается «по тарифам, определенным для населения». Это постановление пока никто не отменял.

— Что касается корпуса в Лавре, — продолжает Петр Александрович, — то это не наши мастерские. Мы арендуем их у историко-культурного заповедника. И цены на коммунальные услуги повышает именно Лавра. Мы не имеем на это права, мы даже не смогли бы провести такое повышение через бухгалтерию — нет оснований. Все помещения на территории Лавры оплачиваются по таким же тарифам, так как заповедник надо на что-то содержать... То же самое на Андреевском спуске, 34 и 36 — эти здания мы арендуем у Подольской райгосадминистрации, и тарифы устанавливает она…

Наше руководство лукавит, утверждая, что у Союза нет денег, — говорят художники. — В наследство от СХУ СССР НСХУ досталась недвижимость на территории Украины. Это и квартиры в жилых домах, и мастерские, и дома творчества, и другие помещения. Если сдавать эту недвижимость в аренду, можно получить хорошую прибыль. И ее получают! Только кто? И на что она идет? На наших базах отдыха хозяйничает кто угодно, только не художники. Многие помещения сдаются под офисы. Например, на живописно-скульптурном комбинате (ул. Б.Васильковская). Или в том же Доме художника. Он, кстати, не облагается налогом как объект культуры. Восемь этажей, на них — десятки офисов и ресторан...

Начнем с того, что налог на землю Дом художника платит по полной программе, — возражает Петр Зыкунов. — Кроме того, Дом художника — это целое хозяйство. Здесь три устаревших лифта, заменить хотя бы один из них — уже целое состояние. А водоснабжение, электричество, отопление, вентиляция, уборка, ремонт! Необходимо поддерживать в надлежащем виде выставочные залы, которые, между прочим, занимают треть помещения. Кроме того, здесь располагаются детская изостудия, редакция ежеквартальника «Образотворче мистецтво», кабинеты администрации, бухгалтерии… Арендаторы платят нам, как в среднем по городу. Никаких сверхприбылей не получаем, деньги от аренды идут на содержание помещений. Что же касается баз отдыха, то они находятся на самообеспечении. Мы организовываем творческие заезды, но содержать базы круглый год не в состоянии.

На какие еще средства мы живем? Немного денег подбрасывает государство. Организовывать поездки творческих групп помогают меценаты. Иногда Министерство культуры выделяет средства на проведение разных мероприятий, организацию выставок, издание каталогов, но этих денег, как правило, не хватает…

Как бы то ни было, мы имеем полное право пользоваться мастерскими на самых выгодных условиях, поскольку нашими трудами, на наши деньги все это создавалось, — стоят на своем художники. — Имущество принадлежит всем членам Союза, мы — его совладельцы, а молодые, которые придут нам на смену, будут нашими правонаследниками. Однако руководство, похоже, делает все, чтобы выжить художников из мастерских и распоряжаться недвижимостью по своему усмотрению.

Помочь или не мешать?

Жизнь подсказывает несколько вариантов взаимоотношений государства с людьми искусства.

Первый — когда «доброе государство» полностью берет на себя заботу о людях творческих профессий. А в обмен на блага дает «отеческие советы» — что рисовать, как и зачем... Объединяет своих «подопечных» в некую организацию, чтобы были на виду...

Знакомая ситуация, не правда ли? Советская власть нанимала художника на работу. Платила достойно, создавала выгодные условия. Но за что все это? За искусство как таковое или за отображение «прогрессивной советской действительности»? «Настоящие мастера свой талант не разменивали», — говорит скульптор Алексей Владимиров. Трудно спорить. Но стоит вспомнить Хрущева с абстракционистами… Сколько прекрасных работ было забраковано за «формализм» и «идеологическое несоответствие»? Сколько лежало «в загашнике» в ожидании лучшего будущего? Те времена прошли, оставив творческой интеллигенции целый букет болезней: тяжелую зависимость от «руки дающего», уверенность, что ты в этой жизни ничего не решаешь, неспособность разбираться в ситуации, брать на себя ответственность и бороться…

Второй вариант — когда государство самоустраняется из творческой сферы. Никакой идеологии, никакого давления, чистый хаос и естественный отбор. На создание общественно значимых произведений искусства объявляется конкурс, государство приобретает работу у победителя. В остальном же художники, писатели, музыканты творят, что хотят и как хотят. Но если работы не нравятся — их не покупают. Хочешь жить, зарабатывая творчеством, умей вертеться.

Стихийное становление арт-рынка мы наблюдаем сегодня в нашей стране: хотя государство и декларирует заботу о культуре и духовности, ему пока явно не до этого. Поэтому одни творцы пробивают себе дорогу сплавом таланта и предприимчивости, другие — скандальным характером, третьи — наличием хорошей «проталкивающей силы»… Четвертые опускаются на дно.

Плюс этого варианта в том, что он исключает любой диктат со стороны власть имущих. И, кроме того, отучает людей искусства от роли послушных бессловесных созданий у государственной кормушки, чьи интересы ограничиваются мастерской. Минус заключается в том, что моду, вкус, стандарты качества диктуют не объективные законы истины и красоты, а сиюминутные интересы продавцов духовного. Кроме того, талантливые люди, не умеющие себя продать, могут просто затеряться или сломаться в этом хаосе.

Первоначальный хаос рано или поздно попытаются упорядочить: урегулировать законами, установить правила. И тогда государство создает режим максимального благоприятствования меценатам и спонсорам. Сколько раз уже предлагалось создать для них налоговые льготы, принять соответствующие законы! Спонсорские деньги могут найти множество применений. Это гранты и ценные призы на различных конкурсах (обеспечение прозрачности этих конкурсов — тема для отдельной статьи) самым талантливым деятелям искусства. Это поддержка школ искусства и творческих студий, организация семинаров, мастер-классов и поездок за границу для одаренной молодежи. Это постройка новых мастерских и галерей, литературных кафе и музыкальных салонов. В центре столицы и других крупных городов Украины можно создать целые кварталы искусств, где будет позволено строить только такие здания. Последняя идея заслуживает внимания не только потому, что это может привлечь иностранных туристов. У каждого из нас должно быть место поклонения Красоте. Если, гуляя по родному городу, человек видит одни только банки, «маркеты» и «шопы», но ничего для души, он постепенно тупеет и черствеет…

Надеюсь, что когда-нибудь мы придем к осознанию этого. Пока же ситуация достаточно мрачная, но заставляет шевелиться.

Возможен ли в наше время госзаказ? И некий эстетический госстандарт для общественно значимых произведений искусства? Чтобы лик наших городов не омрачали больше ни коротконогие апостолы, ни гермафродиты со щитом и мечом, ни фрески с изображением энного правительства. Созданные, кстати, на деньги налогоплательщиков…

Если некое государственное учреждение желает оформить свои интерьеры художественными произведениями, это, пожалуй, дело администрации данного учреждения, а не целого государства. Пусть объявляют конкурс, выбирают то, что больше понравится, и сами же оплачивают. А решение обо всех изменениях в облике города должна принимать местная громада, в первую очередь жители района, в котором планируется строительство. Проекты должны быть доступны широкой общественности, их художественные качества обсуждаются в СМИ, «за» и «против» выступают профессиональные художники, архитекторы, строители, историки. Происходит голосование или сбор подписей, а деньги на проект жертвуют спонсоры. Захочу — тоже пожертвую…

«…прекрасен ваш союз…»

Идеологическое влияние на искусство в СССР было велико, — говорит Петр Зыкунов. — Но в этот же период были созданы прекрасные произведения, которые сейчас выставляются в известнейших музеях мира. 2% госбюджета выделялось на искусство. За эти средства было построено множество музеев, галерей, домов творчества. А сколько существовало изостудий, кружков для детей и юношества! Где все это теперь? До художников никому нет дела, ни верхам, ни низам. Народ приходит на выставки, если обещают нечто скандальное. Когда в городе затевают новое строительство или возведение нового памятника, с Союзом художников практически не консультируются. Для отмывания денег строится множество храмов, расписанных «кумом Васей» без малейшей искры таланта и вдохновения, а ведь над ними могли бы работать профессионалы… На фоне всего этого хаоса Союз художников — настоящий оплот искусства. За ним — многолетний авторитет, его «корочки» — негласное свидетельство о профессионализме. Со справкой от Союза художников тебе и мастерскую найдут, и в галерее, где хочешь выставиться, по-другому на тебя посмотрят, и, может быть, даже что-то к пенсии добавят…

Но так ли это на самом деле? Если художников и их интересы постоянно игнорируют, не советуются с ними, не создают им условия для творчества, отбирают помещения — о каком авторитете может идти речь?

У Бел Кауфман в романе «Вверх по лестнице, ведущей вниз» мальчик пишет записку учительнице: «Вы можете угадать по почерку, белый я или нет?» В применении к нашей теме это звучало бы так: «Угадайте, глядя на мои картины, я член Союза художников или нет?» Если художник или скульптор не является членом НСХУ (например, сам не захотел туда вступать), значит ли это, что его произведения недостойны внимания?

Художники, как и журналисты, писатели, музыканты, связаны между собой незримыми корпоративными узами. Во-первых, род занятий сам по себе подразумевает вращение в некой общей среде, постоянные профессиональные контакты с коллегами, обмен мнениями. Во-вторых, проблемы у всех общие, и это сближает. Играет ли решающую роль в такой консолидации соответствующий творческий союз? Вряд ли.

…Пусть говорят, что все художники — индивидуалисты, живущие в своем мире. Однако всегда найдутся энергичные, предприимчивые люди, способные создать некий центр притяжения для других. Неформальные творческие союзы существовали до, после и во время Союза художников. И именно они обеспечивали глотком свежего воздуха творцов, загнанных в идеологические рамки.

Основные функции такого «центра притяжения» — координация усилий по решению творческих вопросов и информационное обеспечение. Но уж никак не распределение материальных благ. Тогда молодой художник будет стремиться присоединиться к такой организации не для того, чтобы дождаться чьей-то смерти и отхватить себе мастерскую… И никакой зависимости от государства. Разве что привлечение Минкульта в качестве спонсора творческих акций. Не согласятся — Бог с ними, потом сами будут проситься…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК