КУЛЬТУРА В ПРОВИНЦИИ

01 мая, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 18, 1 мая-8 мая 1998г.
Отправить
Отправить

Провинциализм в культуре Есть в Украине город, еще каких-то 300 лет назад основательно претендовавший на столичный статус в противовес Киеву...

Провинциализм в культуре

Есть в Украине город, еще каких-то 300 лет назад основательно претендовавший на столичный статус в противовес Киеву. «Очень зело лихоманы хохлы затейливы к хорошему строению, в малороссийских городах другова вряд ли такова сыскать лутше строением и житием», - въедливо восторгался русский путешественник Леонтий Лукьянов, посетивший сей край в 1702 году. В отличие от клерикального и культурно-многогранного Киева, этот город представлял светскую и аристократическую тенденцию национального самосознания. Именно здесь была предпринята попытка создания нового украинского языка Опанасом Лобисевичем, переводчиком последнего гетмана Кирилла Разумовского. 22-летний блистательный вельможа имел не только европейский вкус, но и европейское образование и меж государственным нытьем Екатерине Второй позаботился создать первый в Украине театр, оперу, симфонический оркестр, при которых состояло 250 служителей муз, а музыкальная библиотека графа насчитывала 2300 томов. И если спектакли по Шекспиру остались в памяти высокородных гостей, то архитектуру «мазепинского барокко» можем лицезреть и сейчас. Всего-то семь часов электричкой в сторону хутора Михайловского и полтора часа в переполненном автобусе по «ретродороге», вымощенной булыжниками. Вы - в Глухове.

Автостанция. В 1962 году на этом месте с превеликими усилиями был взорван объект под №6 в государственном реестре, а именно - Троицкий собор, строившийся почти весь восемнадцатый век. Будем надеяться, наблюдая реставрацию церквей и других исторических объектов (и субъектов), что времена национального беспробудства миновали и духовные ценности осознаны общественным мнением и ограждены государственными гарантиями почти так же, как депутатская неприкосновенность, например.

В 1730 году стараниями гетмана Данилы Апостола по царскому указу в Глухове была основана Первая певческая школа. У выпускников была перспектива - человек 10 отправлялись в придворную капеллу. Царь Петр восхищался украинскими песнярами. Не все же время воевать шведов. До ноября 1708 года в Глухове была ставка Петра. После отъезда царя город стал резиденцией гетманов, столицей Левобережной Украины. «Ежегодно 20 отобранных по всем полкам малолетних и взрослых учеников на протяжении 1-2 лет посещали школу, где обучались «киевскому» и «партесному» пению, нотной грамоте, игре на скрипке, бандуре, цимбалах, пению в четырехголосном хоре». Кстати, как указывает исследователь В.Балашов, чьи слова цитирую, семьи хористов освобождались от налогов и прочих повинностей.

Эта школа воистину стала первой. Дмитрий Бортнянский, создавший новый тип русского хорового пения, прославил славянскую фамилию в Италии. До недавних пор единственный памятник ему находился в соборе святого Иоана в Нью-Йорке, среди 12 композиторов, основателей духовной музыки.

Некоторые исследователи утверждают, что в певческой школе учился и Григорий Сковорода, чья философия и жизненная позиция не расходились с делом жизни. Свет ловил его, но так и не поймал в сети словоблудия и чинопроизводства.

Был и еще один знаменитый ученик, чье имя возвратилось в культурный обиход нации лет 20 тому. И, как заведено у нас, вспомнили о нем за границей.

Впрочем, нет бесспорных подтверждений тому, что Максим Березовский учился в певческой школе. Но как ее обминуть, если родился в Глухове в 1745 году, имел абсолютный слух, сызмальства стал играть на скрипке и пел в церковных хорах. Очевидно, продолжил обучение в Киевской академии, а в 13 лет за уникальные музыкальные способности был переведен в Петербург. Потом - образование в Италии, точнее, в Болонье. В число академиков был принят вместе с гордостью чехов Й.Мисливечеком. После триумфа оперы «Демофонт» перед Березовским распахнулись двери музыкальных академий Европы. Его имя золотом - на мраморной доске Болонской академии рядом с именем гениального современника Моцарта.

Дома ожидали царская немилость и ранняя смерть.

Из окна главного архитектора тысячелетнего Глухова видна скульптура Березовского, установленная в честь 250-летия. Бронзовая скрипка в его руке стынет в сквере возле кинотеатра, закрытого на зиму. Не согреет гигантский подсвечник в центре композиции с бронзовыми свечами. Не утешит уникальный пример баловня судьбы Дмитрия Бортнянского, чей талант был признан и обласкан на родине, вернее, в Петербурге. Не согреет сигарета, которую мой хамовитый современник воткнул в скрюченные пальцы скульптуры. Все же не прошли безразлично мимо. Отметили.

«Не отвержи меня в старости». Так называлось программное произведение композитора.

Его отвергли раньше. В 32 года Березовский в горячечном состоянии покончил с собой. Так гласит одна из легенд. Легендарен и его вероятный портрет, созданный великим современником Федором Шубиным, с которым свела жизнь в Болонье и Петербурге.

Немного воображения, и памятник зазвучит - так искусно организован в пространстве скульптором Инной Коломиец и архитектором Анатолием Игнащенко - и отзовется в душе гармонией веков.

Главный архитектор Глухова Виктор Грибан вспоминает, как непросто убедить провинцию в необходимости новых форм. «Когда я говорю слово «перспектива» - мне отвечают: ты дай на сегодня планы гаражей. Помогает, если можно так сказать, ощущение ответственности. Что подумает обо мне мой преемник?» Всем ли чиновникам от культуры сегодня знакомо это вопрошение?

Поэтому так требователен был архитектор к строительству школы искусств имени Максима Березовского, которую спешили закончить к 250-летию. Школа резко выделяется среди стандартных панельных пятиэтажек. «И все равно это здание …переходное. От типовых строений к новой индивидуальной архитектуре провинции. И не все выстроилось, как задумывалось. С требованиями к строителям было немало хлопот». Еще не скоро мы осознаем в провинции необходимость эстетической организации пространства. Здесь не до жиру - быть бы живу.

Именно в этой школе искусств репетирует хор духовной музыки. Озвучена вековая дистанция к Березовскому, Бортнянскому, Чайковскому - вечным музыкальным поводырям человечества. Четырехголосье хора одухотворяло церкви и соборы Глухова, звучало в Глинской пустыни - монастыре, что восстанавливается в 18 км от города. Слушали его и киевляне, когда хор пригласили на фестиваль казацкого искусства.

И еще одна легенда. Максим Березовский пострадал за написание оперы о запорожцах, на что резко отреагировала Екатерина Вторая, уничтожившая гетманство. И композитор уже не выбрался из опалы. Горькая участь таланта, реформатора, соединившего народную традицию с мировой музыкальной тенденцией, но не приноровившегося к сильным мира сего.

Руководит духовным хором Екатерина Кобзарь. Таких называют сподвижниками. В 1990 году местный священник Козьма, более 30 лет прослуживший в Анастасиевской церкви, принес древние песнопения. И душа увлеклась их озвучить. К ней потянулись энтузиасты. Спустя восемь лет в ней чувствуется издерганность и усталость. Накопилось от чиновничьего невнимания и непонимания. Безголосые и бесталанные начинают сегодня и выигрывают сейчас, демонстрируя победительность дурновкусия миллионной телеаудитории, овеществляя успех гонорарами и другими немаловажными статусными знаками. Становится горько и тревожно за свой труд. Жизнь проходит. Не в этом ли причина слез на дотошный интерес заезжего журналиста? Страшна невостребованность таланта. В лучшем случае останется легенда, может, омертвелость в непосещаемых музеях. В тысячелетнем Глухове здания для него не нашлось.

Но в школе искусств - звуки музыки и детский гомон.

Екатерина Кобзарь делится беспокойством: Сумское управление культуры упразднило хоровое отделение школы. Царь Петр Первый поддерживал таланты среди войн и государственных реформ, замечая их из Петербурга, а Сумы, что в нескольких часах езды, не придают значения специфике школы искусств, не замечают за стандартом уникальных возможностей. И личностей.

Энергичная и совсем не провинциально мыслящая директор школы Елена Сакун не сложила руки, узнав, что финансирование школы в этом году составляет 30% от предыдущего года. Утверждается под ее руководством единственная в области школьная филармония, где сама исполняет прелюдии любимого Шопена. За несколько дней поступило более 50 заявлений от родителей в подготовительную группу, включающую хореографию, рисование, игру на инструментах. Так легче детишкам определиться в художественных предпочтениях, когда станут постарше. Как сказал один папа, который сам берет время от времени баян и озвучивает свое настроение: «Не все же время жить в злыднях, придут и другие времена». И он готовит к этим задержавшимся временам свое чадо.

- А как быть, если ребенок талантлив, а денег нет? - говорит Елена Александровна.

- Я обошла более 15 местных фирм и магазинчиков. Убедила взять на попечение хотя бы одного ученика из неимущих семей… Численность учащихся после повышения оплаты резко сократилась. Из 470 осталось порядка 280. Теперь стоим перед вопросом сокращения преподавателей. Куда им в нашей 35-тысячной периферии? Предприятия простаивают. Базар давят налогами, да и не все умеют там выстоять.

Есть почва, есть талант, есть рядом организатор. Чего не хватает? Вот если бы прерванная традиция меценатства тоже обрела силу. Для этого нужен сформировавшийся средний класс с культурными запросами европейского уровня. И такие имена представлены в истории Глухова. Именно здесь в соседнем селе Береза родина Терещенко. Это они, скопив первоначальный капитал на конопляных веревках, стали знаменитыми сахарозаводчиками. Возможно, для конкурентов их веревка была петлей, а для культуры стала спасительным канатом. Они выстроили первый педагогический институт в Украине. Они построили гимназии, училища, приюты, больницы. Собор Трех Анастасий, где сохранились хоры Березовского и через священника Козьму попали к Екатерине Кобзарь, тоже был выстроен на деньги Николая Артемовича и его брата Федора. Они возрождали былое величие города, о котором Т.Шевченко в 1844 году в повести «Капитанша» отозвался весьма нелицеприятно: «Улицы были почти сухи, и я пошел шляться по городу… Сто лет каких-нибудь мелькнуло, и Глухов… сделался самым пошлым уездным городом».

35-тысячный Глухов и во времена выживания с подсобным хозяйством на «фазендах» все же ухитряется сохранять атмосферу города, а не большого села, как многие районные центры Украины в стартовый период будущего капиталистического процветания.

Есть и у директора школы искусств хобби - кинология. «Качество жизни народа - в нашем отношении к братьям меньшим» - бездомные собаки трутся о двери на площадках двух этажей. «Вот в Польше, даже в таких небольших городках, - делится впечатлениями Елена Александровна, - есть специальные фермы, где ухаживают за бездомными животными и находят им хозяев, отдавая предпочтение тем домам, где есть дети».

Конечно, собаки и кошки - все же более сложные игрушки, чем очередная выдумка японцев «тамагочи», в которой электроника невозродимо замирает, если дети забрасывают забавку. Но это же в Японии! Где во многих школах ученики перед уроками обязательно поют хором, настраиваясь физиологически и психологически на рабочий день и сотрудничество с соседом… Ну, так это же в Польше, где лет 20 назад на одном из хоровых фестивалей нарушили забвение песнопений Березовского и удивили украинских туристов и специалистов сложным благозвучием. Кто, когда, откуда?

«Подумаешь, в Глуховском районе сотня таких, как Екатерина Кобзарь» - остудил мою горячность один из местных краеведов». Позвольте возразить. Таланты - не воины. Их не меряли сотнями даже гетманы. Сейчас общество испытывает талант на такие качества, которые для него вторичны. И любому, вникшему в ситуацию, понятно, что в провинции, с ее ограниченностью коммуникаций, обосноваться таланту - означает почти обречь себя на вторичность. А те, кому удалось заявить о себе, благодаря характеру, «руке» с «перстом указующим», стремятся почтить своим присутствием столицу. И надолго. в Киев перебираются из таких самостоятельных до недавнего времени центров, как Львов, Харьков, Одесса. Уже не редкость, когда талант оценен за рубежом, и оттуда тоскует за востребованностью, которую не познал на родине. Вспомните слова, что «талант - национальное достояние». Во времена этой фразы их изгоняли и запирали в психушках. Теперь - испытываем небрежением, ограниченностью культурных запросов.

Елена Сакун осознала своеобразие школы в своей стране в этом времени и готовится явить любому искушенному слушателю - толерантному, благодаря воспитанному с детства уважению к другой культуре, способному оценить традицию и новаторство. Вот таким нам будут рады в европейском культурном пространстве. Тем более, что центр Европы, как учат на уроках географии, расположен в Украине. Впрочем, это не наша заслуга.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК