Кент Нагано и Рихард Штраус в опере Гамбурга

18 января, 17:30 Распечатать Выпуск №2, 19 января-25 января

Опера Рихарда Штрауса "Женщина без тени" — шедевр немецкого композитора.

© Brinkhoff / Mögenburg

Постановка оперы осуществлена в государственной опере Гамбурга. 

В Государственной опере Гамбурга — пять шедевров Вагнера, "Фиделио" Бетховена, "Сosi fan tutte" Моцарта, "Орфей и Эвридика" К.В. Глюка, оратория "Сцены из "Фауста" Гете" Р.Шумана, оперетты "Москва — Черемушки" Дм. Шостаковича, "Прекрасная Елена" Жака Оффенбаха и много других оперных произведений, от одного названия которых глаза разбегаются.

 Та же картина в балете. Здесь не увидите постановок Мариуса Петипа. И многих других традиционных спектаклей, столетиями пылящихся, несмотря на балетную суету, в анналах постсоветских трупп. 

В Гамбургском балете царит Джон Ноймайер, звезда первой величины мирового хореографического небосклона, человек неисчерпаемой творческой энергии, фантазии и современного подхода к своему делу. 

Историческая премьера "Женщины без тени" состоялась в 1919-м — сто лет назад и, благодаря большому, роскошному оркестру и своеобразному авторскому интонационному языку, представляет большой интерес, несмотря на весьма запутанный сюжет и некоторый пафос, экспрессию и декларативность либретто Гуго фон Гофмансталя.

Штраус продолжает лучшие оркестровые традиции своего тезки — Рихарда Вагнера. Вместе с великим симфонистом Густавом Малером Штраус дал миру возможность наслаждаться размахом, красотой и богатством симфонического оркестра ХХ века. 

Содержание "Женщины без тени" развивается по двум линиям и рассказывает о судьбах двух пар: сказочного Императора и его супруги, дочери Подземного короля, "женщины без тени" и без возможности иметь детей. И семьи простого красильщика Барака и его жены. Жена Императора, который охотился на лань, превратившуюся в прекрасную женщину, не может иметь детей, и у нее нет тени. Если она не восполнит любым путем эти два пробела, то вернется под землю, а ее муж окаменеет. Не имея прочных моральных устоев, Императрица с помощью своей кормилицы пытается завладеть тенью и детородными возможностями жены простого красильщика. Чтобы передать их, красильщица должна изменить мужу, взамен она получит богатство и покинет нищенский мир… В конце концов, после многочисленных метаморфоз, страданий и нравственных поисков, конфликт разрешается наилучшим образом, и все счастливы. 

Гофмансталь вместе со Штраусом создают гигантскую оперу, в которой "все — просто картина и сказка" между царством грез и земным миром… Поиски собственных "теневых сил" приводят к нечеловеческим испытаниям для обеих женщин, в конце приносящим сострадание к чужой человеческой судьбе и спасение любовью. 

В этот вечер прошел 8-й спектакль со дня премьеры, состоявшейся в Гамбурге 16 апреля 2016 года. Опера насыщена симфонической музыкой, и оркестр и дирижер стали главными персонажами волшебного по впечатлениям вечера. Нагано — сдержанный, интеллигентный в жесте — очень точен в интерпретации партитуры. И среди буйства оркестра оставляет достаточно места для вокальной компоненты. Музыка предстала праздником разножанровых аналогий, моментов большого симфонического развития, ярких кульминаций и нежных затуханий, пиршества тембров и контрастов, многочисленных инструментальных соло. Особенно хороши были соло скрипки, арфы, звучание деревянных духовых. Мастерство гамбургских музыкантов расцвело под баттутой одного из самых уважаемых, прославленных мастеров мирового дирижерского олимпа. 

Как известно, Кент Нагано, выдающийся американский маэстро японского происхождения, входит в элиту лучших дирижеров как оперного, так и концертного репертуара. С 2015 года он является главным музыкальным директором Гамбурга и главным дирижером Гамбургской государственной оперы и Гамбургского государственного филармонического оркестра (в Австрии и Германии зачастую городскую оперу и филармонию "обслуживает" один оркестр). Он поставил в разных театрах оперы Р.Штрауса "Саломея", "Электра", "Ариадна на Наксосе". И вот — четвертая в его репертуаре, осуществленная в хронологическом порядке по мере создания композитором опера Штрауса — "Женщина без тени". Как утверждает сайт Staatsoper Hamburg, "Нагано стремится создать отличительный и узнаваемый музыкальный профиль Гамбурга и умело балансирует между тщательной заботой о широком репертуаре и особой страстью к новому". Ему это удается. 

Как всегда в Гамбургской опере, постановка интриговала. Удивляло оформление спектакля: сценический дизайн Харальда Б.Тора основан на трансформациях, когда из-под сцены выдвигались винтовые лестницы, платформы, сверху опускались подвешенные конструкции, артисты многократно меняли дислокации, то "уходя под землю", то "подымаясь к чистому царству сказочного императорского дворца", то опускаясь в темную повседневность хижины красильщика. 

Сценическая площадка точно разделяла мир на два социальных лагеря: иерархическую верхушку и "дно". Император и его Императрица живут в выбеленном, современном, прохладном, шикарном дизайнерском, стерильном и стильном мире. А внизу, в тесноте крошечного темного жилого пространства красильщик и его жена обитают в тяжелых условиях мрачного, мало приспособленного для жизни помещения, также являющегося мастерской герра Барака. Винтовая лестница соединяет темный человеческий мир и светлое пространство сказочных персонажей, так что психологические и сюжетные изменения по ходу действия то устремляются вверх, то отражают падения духа главных героев… 

В Гамбургской постановке центром оперы является мятущаяся жена красильщика. Ее поет Лиз Линдстрем (американская оперная певица родилась в Соноре, штат Калифорния, дебютировала в Метрополитен-опера в 2009 году в "Турандот" Пуччини). Это яркая, красивая, обладающая прекрасным подвижным голосом, очень артистичная, выразительная вокалистка (драматическое сопрано). В опере много других партий, написанных для высокого женского голоса. Штраус был 55 лет счастливо женат на волевой и энергичной певице-сопрано Паулине Марии де Ана. Ее голос стал для него образцом, принес прекрасные творческие плоды. 

В роли Барака выступил венский премьер Вольфганг Кох (бас-баритон), известный исполнитель вагнеровских партий. В сезоне 2014/2015 Кох пел премьеру в "Женщине без тени" в Баварской и Венской государственной опере. Артист был уверен, убедителен, замечательно играл и пел. 

В заглавной роли Императрицы сопрано Эмили Маги, тоже американка, была величественна, монументальна и сумрачно-напряжена почти до конца оперы. Она очень титулована, известна в Мэт, Зальцбурге, Ла Скала, Ковент Гардене, Берлине, Вене и т.д. Пела с достойной вибрацией, однако без колоратурной легкости. 

Американский тенор Эрик Катлер в роли молодого Императора прозвучал выразительно, легко. Хранитель порога храма и Голос Сокола — сопрано Габриель Россманит (слышала в партии Юноны в "Возвращении Улисса на родину" К.Монтеверди). В спектакле также участвовал отличный российский баритон Алексей Богданчиков, с которым три года назад познакомилась в гамбургской постановке "Дона Карлоса" в партии Родриго, маркиза Ди Поза. В этот вечер он исполнил две небольшие партии. За несколько лет работы в Гамбурге певец завоевал сердца слушателей и в сезоне 2017/2018 получил премию Staatsoper Hamburg вместе с двумя коллегами — по 8 тыс. евро, как лучший молодой вокалист сезона. 

Безусловно, Нагано имеет надежную поддержку в лице постановщика Андреаса Кригенбурга. Режиссер нашел выразительные мизансцены, изысканные интерьеры, постарался донести, оживить неповоротливую и запутанную драматургию Гофмансталя. Весьма способствуют проникновению в сложные коллизии оперы костюмы художницы Андреа Шраад, постоянной партнерши Кригенбурга. 

Постановщик придумал немало сцен с участием миманса и хора, в зависимости от контекста облаченных либо в белые одежды (сказочное царство Императора), либо в мрачные полулохмотья людей из окружения семьи красильщика. Даже чистенько поющий детский хор несколько раз меняет костюмы. Он то изображает одетых в старье детей простолюдинов, то некую официозную, облаченную в темную униформу (вместе со старшими коллегами) безликую, спрятанную за белыми масками толпу. Несколько раз возникает многозначительный поворот, когда представители высшего общества, "персонажи в белом", оказываются на больничных койках и в инвалидном кресле. 

В заключительном эпизоде во время весьма наивного, неожиданно-сусального финала — торжества любви, добра и справедливости — дети сбрасывают прямо на сцене белые маски, котелки, снимают черные форменные пиджаки, распускают закрученные в жгуты волосы. Они играют на сцене в мяч, догонялки и расслабленно рассаживаются на украшенной парковыми фонариками авансцене. Детский хор окружает две белые скамейки с воркующими на них любовными парами счастливых главных героев, умиленно наслаждающихся букетом роз и корзинкой клубники. Все это выдержано в духе обескураживающего соцреализма, одновременно пахнет американским хеппи-эндом, немецким мещанством и воспринимается с недоумением и даже смешками публики. 

Но главную, последнюю точку апофеоза ставит нежнейший оркестровый финал, в котором Штраус уверяет нас в прекрасном будущем людей... 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно