ЧУЖОЙ СРЕДИ СВОИХ

17 января, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 2, 17 января-24 января 1997г.
Отправить
Отправить

Мы - счастливый народ, потому что в то время, когда весь остальной христианский мир с большой помпо...

Мы - счастливый народ, потому что в то время, когда весь остальной христианский мир с большой помпой встречает лишь Рождество Христово, практически не оставляя сил и эмоций на Новый год - тихий, семейный праздник, - мы не забываем съесть гуся на «польське Різдво», хлопнуть шампанским на Новый год и насладиться кутьей на Рождество православное - и все это весело, энергично, шумно... Правда, после такого количества выпитого, съеденного и пережитого иногда случаются эксцессы: временами просто перебранки, а временами и до драки доходит - такой уж мы народ темпераментный.

Объединяя все три главных зимних праздника в одно карнавальное действо, прошла в Центре развития моды акция «От Рождества до Рождества» при поддержке «Стиль и Дом» Ltd. Этот праздник моды, карнавал искусств, получивший, как подчеркнул генеральный директор Центра развития моды Григорий Корсуненко, благодаря участию гостей из Москвы, Тбилиси и Лондона, статус международного и охвативший модельеров всей Украины от Харькова до Львова, длился 13 дней, через день, а то и каждый день одаривая благодарных зрителей новыми, не всегда понятными сюрпризами. Рекламный плакат обещал «стильных гостей и обильное общение в домашней атмосфере», а программа «новогоднего представления» предполагала ознакомление с творчеством художников разных направлений, с новыми коллекциями, охватывавшими спектр от украинского национального костюма в современном ракурсе до эротической экзотики на вечеринке «Сексопил».

Данная программа с акцентом на общении, знакомствах, «домашней» атмосфере доброжелательности, тепла и душевного уюта была разработана известным московским модельером Рафом Сардаровым (при поддержке Центра развития моды).

Вот тут-то и нашла коса на камень, и, как и водится во время столь грандиозных празднований, не обошлось без скандалов. Любимая поговорка Рафа «Каждый сверчок знай свой шесток» явно пришлась не по вкусу местному бомонду модельного бизнеса (возможно, потому, что она русская народная). Ведь на подиум вышли не «звезды» и «королевы», а те, кто откликнулся, те, кто пришел и согласился «вкалывать» с Рафом до седьмого пота - такое объяснение дал не только сам господин Сардаров, но и господин Корсуненко. Живые, естественные, веселые «непрофессионалы» заслуженно царили на подиуме в течение этих 13 дней. Звон разбивающихся корон прозвучал, как выстрел стартового пистолета, дающего старт скандалу. «Богема» окатила «зачинщика» волной ледяного презрения: известные киевские модельеры отказались работать с «непрофессионалами». Пресса радостно зашевелилась: наконец-то!

Хочется внести разнообразие в лавину «горячей» информации, которую читатель вскоре получит об этой акции и, отталкиваясь от противного, осветить сцену с противоположной стороны, прислушавшись к автору и руководителю проекта. Он, как ни странно, тоже имеет право на слово, которого, по его мнению, ему так никто и не предоставил.

Итак, Раф Сардаров - человек, который сделал себя сам. «Я родился в маленьком провинциальном городке на берегу Каспийского моря, а вовсе не в столице. С детства я рисовал иллюстрации к детским книжкам, потом к взрослым. С друзьями мы устраивали театральные постановки, в которых я был режиссером. После армии, где мне очень повезло, потому что я попал в часть, находившуюся в центре Риги, которую возглавлял полковник - писатель-сатирик, заслуженный деятель культуры Латвии, и где была вся художественная элита Прибалтики, я приехал с чемоданчиком в Москву, где никого не знал. Приехал на Рижский вокзал и решил, что в центр - это налево, и попал на ВДНХ. Там случайно познакомился с девочкой, которая заинтересовалась мной потому, что я очень мерз. Она была сиротой и жила сама. Мы поехали к ней, стали вместе жить и шить штаны, зарабатывая себе на жизнь. А сейчас я уже вырос в режиссера-постановщика. В 1979 году мною был основан первый театр моды (еще до театра Зайцева, который появился в

1982-м). Выяснив несостоятельность журналистских оценок жизни моды, начал писать сам, потом получил приглашение на телевидение и стал вести рубрику «Стиль» в программе «Телеутро» на ОРТ. Я - лауреат первой премии в области дизайна и моды 1994 года, хотя никогда об этом не говорю. Считаю, что могу сказать: если человек хочет чего-нибудь, он может этого добиться».

Такова краткая биография - для ликвидации собственной и зрительской безграмотности, - которую довольно неохотно рассказал Раф Сардаров в эксклюзивном интервью для «ЗН». В Киев, который называет «настоящим открытием», он впервые попал в прошлом году, благодаря приглашению в жюри «Дней национальной моды». На второй день конкурса после предложения подвести итоги, так как «итак все уже ясно», попросив не учитывать его судейство и не упоминать о нем, покинул зал и на третий день уже не пришел. Этой зимой все же приехал еще раз. Обещает приехать и в третий раз, правда, уже инкогнито.

«Меня удивила пресса, которую не интересовали ни задача, ни концепция, ни итог этой акции, а только эти дрязги с манекенщицами. А ведь могли бы помочь точной информацией, пусть даже разной.

Мы ведь не ставили себе задачи поразить кого-то. Мы сказали, что это просто будут вечеринки, куда каждый сможет прийти и принести что-то свое. Хотелось дать возможность многим людям поучаствовать в некоем процессе. Наша идея давала шанс людям проявить себя. Мы очень хотели доброжелательности. Я лично ожидал новых друзей, ведь любое общение приносит удовольствие, удовлетворение. Не могу сказать, что мои ожидания не оправдались. Какой они получили оттенок - другой вопрос. Зал был, кстати, переполнен, большая масса народу уходила с неохотой. После новогодней вечеринки мы просто выгоняли людей уже в 9 часов утра. Большая масса, люди, которые пришли просто развлекаться, получили то, что мы старались дать, хотя, конечно, это было не столь богато, не столь изощренно, как хотелось...»

Вообще путешествия - это в какой-то мере и хобби, но больше все же профессия. «Лично мне всегда интересно было работать на местах, видеть, что рождается в конкретной среде, на конкретных корнях». Он объездил пол-Европы, большую часть России, а вот в Киеве лишь второй раз. Чужак, иноземец, на правах автора он диктовал свои условия работы, предъявлял свои требования к участникам... за что и был «отторгнут», как инородное тело, которое является угрозой стабильности организма.

«Обидно, что профессионалы, люди, которые должны были выступить первыми, с инициативой, к сожалению, не выступили. На всех собраниях я говорил им, что в этой стране мы никому не нужны, кроме себя. Давайте будем стараться быть нужными хотя бы друг другу, давайте принесем, что у кого есть, и организуем мероприятие на уровне капустника. Все показы - никакого официоза. Какое, в принципе, имеет значение - если вещь хорошая, - на какой девочке она одета - на профессиональной или непрофессиональной манекенщице. Мы хотели устроить домашний, семейный праздник, на котором не было бы места напыщенности, предвзятости этих раздутых, непонятно откуда взявшихся цариц подиума. Мне хотелось сказать: девочки, у меня такое впечатление, что вы все воспитывались в дворцах, хотя я знаю, что половина из вас живет в коммунальных квартирах. Зачем же тогда обманывать друг друга?»

Проверить искренность неприятия лжи, игры в королев и общения согласно заранее распределенным ролям мы не можем. Можем лишь поверить на слово, доверившись чисто человеческому чувству симпатии, возникшему при общении, и развести руками, увидев стену непонимания, окружавшую человека, который мог бы сказать: «А король-то голый!» - но не сказал….

«Меня не волнует то, как меня воспринимают. Выступать с трибуны и говорить о том, как тут все костно, провинциально и как все нужно менять, - это не моя позиция. Я делаю то, что может понравиться людям, а уж тот, кто хочет подключиться, пусть подключается. Ведь при проведении таких акций все само собой обнажается: становится понятно, что хромает администрация, публика временами не готова к показанным вещам. То есть сама акция демонстрирует состояние общества: если человек это понимает, то он начинает что-то менять. Просто я понимаю, в какой стране я живу, я понимаю возможности этих людей, их амбиции, ущербность большинства. Я не рыцарь в сияющих латах, который пришел, одарил и уехал...

У нас же одинаковые проблемы, и с этим надо что-то делать: у нас нет швейных машинок, мастерских, нормальных тканей, поэтому давайте сделаем так, чтобы на нас хотя бы обратили внимание. Те инвесторы, которые должны были бы заниматься модельным бизнесом, не верят в нас, потому что они видят чванных людей.

Я не устроил здесь свой показ, а попытался, чтобы местные модельеры, художники, дизайнеры собрались вместе, чтобы показать - это у нас есть. Показать не только инвесторам, а вообще людям, чтобы они вспомнили, что у нас тоже есть чему подивиться. Конечно же, мы сделали маленький шажочек, но мы показали и национальную моду, на этом показе был полный зал, мы показали ретро-моду - и люди с большим умилением смотрели, показали авангард, прет-а-порте, повеселились на Новый год.

Я не ставил перед собой глобальных задач, мне не хотелось кого-то поучать, у меня было желание узнать, что здесь есть. Не можем же мы, как американцы, всю жизнь одеваться в чужую одежду. У нас есть свои традиции, прекрасные модельеры. Как художники уходят в декоративность, так модельеры теперь сознательно уходят в развлекательность, делают коллекции, которые уместны в ночном варьете, но это не одежда. Я считаю, что наша одежда, наш облик, наш имидж - это серьезный сплав многих моментов. Одежда - это не только визитная карточка человека, это еще и отражение всей нашей действительности, всех наших комплексов. Наш человек - это улитка, которая тащит на себе все свои надежды, чаяния».

Нам давно пора взрослеть, чтобы нас уже не могли сравнить с девочкой, только что окончившей школу, вырвавшейся на волю, растерявшейся в гонке за модой. Не вечно же обижаться на друзей, получать шок от вида обнаженного мужского тела с одеянием лишь на одной его части и вскипать священной злобой на всех, кто лучше относится к своему же полу, чем к противоположному.

Праздник закончился, публика разошлась, Раф Сардаров уехал, показав мизерную часть той коллекции, которую привез с собой. В последний день празднеств были подведены итоги конкурса «Волшебная игла», и короны вновь засверкали на обиженных головах «достойных». Все улеглось, хотя нет гарантии, что вдруг не появится еще какой-нибудь «рыцарь» (не обязательно из ближнего зарубежья) и опять не послышится звон бьющегося стекла.

Зрители остались удивленными и довольными, а ведь это, судя из услышанного от автора, и есть ожидаемый главный результат.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК