Билозир, Симоненко и другие импровизации

21 июля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 28, 21 июля-28 июля 2006г.
Отправить
Отправить

В течение последних нескольких месяцев автору этих строк довелось побывать на пяти джазовых фест...

В течение последних нескольких месяцев автору этих строк довелось побывать на пяти джазовых фестивалях: донецком ДоДже, киевских «Єдності» и памяти джазового историка Владимира Симоненко, в Литве на XVI Kaunas-Jazz’е и в подмосковном имении Архангельское. Разные форумы, разные концептуальные акценты — и всегда заметный предлог для размышлений «на тему» о современных джазовых тенденциях.

Начну с того, что все они заявляются как международные. Кроме крайне малобюджетного памяти Симоненко, который проходит в рамках «Киевских летних музыкальных вечеров», традиционно проводимых девять лет на эстраде Мариинского парка управлением культуры, Фондом Горовица и училищем Глиэра. Но этот проект — филантроп и просветитель, его устраивают крепкие профи, а концерты всегда бесплатны. Хотя и он, будь у него деньги, с радостью зажег бы парочку заезжих звезд и объявил вечера памяти Симоненко международными. Учитывая разительные отличия в бюджетах фестивалей, их «международные» претензии бывают обоснованы только формально. Сравним: открытый бюджет Каунаса составляет 200 тыс. евро плюс столько же бартер (реклама, TВ). Здесь бытие определяет сознание (извините, за банальность). При этом, по нашим меркам, шикарном финансовом раскладе артдиректор Йонас Йучас не скрывает своего недовольства, поскольку нынче его фестиваль потерял одного из главных спонсоров — пиво. Все, как известно, познается в сравнении — киевские беднее на пару порядков. В Украине при отсутствии денег тоже что-то вытанцовывается, хотя и не по канонам политэкономии: наши джазовые организаторы усилиями своего сознания борются за бытие своих детищ. Вопреки финансам, которые, извините за пошлость, поют романсы. В результате — отсутствие на украинских джазовых фестивалях по-настоящему крупных мастеров. Наши фестивали бедны, как церковные мыши, поскольку организованы госконторами. Традиция брать по максимуму, вложив по минимуму, — наша натура, возникшая отнюдь не в области муз, и исправления, увы, пока не предполагает. Это я об отмене по вине организаторов заявленного на 8 июля концерта на киевском Олимпийском стадионе «розового поросенка» Роджера Уотерса. Или об отсутствии долгожданного закона о меценатстве, примеров несть числа.

Не слишком далеки от киевских расценок Джаз-Карнавал в Одессе, днепропетровский «Джаз на Днепре», винницкий, черкасский фесты, в общем — все! Правда, ДоДж и Коктебель немного пооборотистее, поскольку имеют спонсоров, но нынче и Донецк не поразил уровнем приглашенных иностранных звезд: американец Хайрам Баллок и немецкий «ТокТокТок» выглядели «малоджазово», уступив качеством украинским артистам. Посмотрим, что в сентябре скажет Коктебель. Однако «не хлебом единым…», посему фестиваль ДоДж-2006 был силен не иностранцами, а нашими. В угольной столице отлично выглядела киевская группа «Night Groоve». Ее лидер — пианистка и композитор Наталья Лебедева, музыкант незаурядных способностей и мастерства. Остальные участники «небольшого, всего из шести человек, секстета» (шутка ведущего Алексея Когана) весьма сыгранны как ансамбь и ярки как импровизаторы-солисты. Это гитарист Александр Павлов, басист Игорь Закус (вышел его еще тепленький сольный альбом), прекрасный сверхвостребованный многими киевскими коллективами барабанщик Алексей Фантаев, саксофонист Артем Менделенко (отличный звук, умно и ярко играет, очень техничен) и вокалистка Юлия Рома — тонкая штучка в прямом и переносном смысле. Именно ее новый англоязычный альбом «Heartbeats» показали киевляне в Донецке. И хотя музыка прозвучала далеко не простенькая, публика ее отлично поняла и оценила. Кроме того, в Донецке, как восхищенно выразился сидевший рядом студент, «всех порвал» ManSound: киевские вокальные мастера были в особом ударе. Зал ревел. (Поклонники хорошо приняли и майский мини-фестиваль, устроенный группой в Октябрьском дворце при полном зале. Концерт был большой, программа тщательно продумана, и хочется о нем сказать подробнее. Для усиления драматургии были приглашены три, как оказалось, инородных тела. Оксана Билозир, с которой ManSound записал год назад совместный бойкивско-лемковский альбом, довольно пристойно спела народную песню. Но потом по старой привычке произнесла несколько неуместный патриотический спич. Оперная певица Валентина Степова пела откровенно фальшиво, и ее очень чистенько и без напряга перепел партнер — баритон секстета Владимир Сухин. На мой взгляд, лучшим пассажем примадонны было роскошное концертное платье. Третьим отбил чечетку шустрый степист Владимир Шпудейко. Но энергетики, куража концерту не хватило. Уровень, как всегда, ManSound держал достойный, отдельные всплески были, однако катарсиса, чуда не произошло. То ли ребята не смогли энергетически пробить большой по размерам зал, то ли перезанимались, то ли устали от поездок. Эмоционально лучшими номерами стали обработка «Щедрика» и смелый заключительный отлично джазированный наш гимн.)

Впрочем, вернемся на ДоДж — один из крупных и стабильных украинских проектов. Его прекрасной традицией является проходящий ежегодно конкурс молодых исполнителей. В жюри состязания входят отечественные и российские мастера, среди которых легендарный донецкий трубач Валерий Колесников и москвич-пианист Анатолий Кролл. Основные призы, как правило, покидают Донецк в карманах россиян: председатель жюри профессор-москвич Игорь Бриль привозит своих отлично подготовленных студентов-гнесинцев, которые в основном выглядят сильнее наших претендентов. Рада за них, люблю, но ужасно ревную и сожалею всегда: хотя наши конкурсанты не менее талантливы, они нередко хуже обучены. А ребята, выращенные в двух лучших российских джазовых очагах — Московской академии им. Гнесиных и Ростове, — всегда блестяще выглядят. Например, хорошо известный у нас, игравший во всех концертах цикла «Международный джазовый абонемент» ученик Бриля Владимир Нестеренко. Впрочем, уровень нашей молодежи тоже медленно, но неуклонно растет. И хотя мы пока находимся на этапе российской джазовой педагогики примерно 15—20-летней давности, разрыв сокращается все интенсивнее. Талантливый джазовый педагог-пианист из Харьковской консерватории Сергей Давыдов, сам прекрасно выступивший на фестивале памяти Симоненко, объявил, почему, наконец, лед тронулся. Во-первых, открылся более широкий информационный простор, появились контакты, доступ к прослушиванию наиболее свежих примеров западного джаза — и живого, и в записях, и в Интернете (джазовое исполнительство в начале обучения основывается на подражании, впрочем, как и в любом другом виде искусства — литературе, изобразительном). Во-вторых, важность и приоритет общей академической подготовки для учеников джазовых отделений в возрасте от 7 до 18 лет — насущная необходимость, основа сокращения отставания. Он, пианист с консерваторским образованием, это понимает, считает, что на начальном этапе вообще не обязательно учить детей джазу. Им надо дать крепкую общую подготовку. Чем скорее ее значение поймут все преподаватели, а джазу будут учить академически подкованные специалисты, тем лучше. Огорчает, что наши педагоги не рвутся к массовому повышению квалификации в Россию или Польшу, где образование поставлено очень круто, предпочитая вариться в собственном соку. А пока занятия в наших начальных джазовых учебных заведениях малоэффективны. Чего греха таить, и хороших преподов, особенно в столице, можно пересчитать на пальцах одной руки — играющие часто оставляют преподавание, которое нищенски оплачивается. Впрочем, дело не только в материальной, но и в моральной стороне: в провинции стараются, работают, как говорится, тщательнее (с ударением на предпоследнюю «е»)… И все же, хотя чистый джаз мало кого может прокормить не только у нас, но и за морями, отмечу повышение престижа профессии. Дело в том, что если природа требует, музыкант никуда от нее не денется, и независимо от заработков будет играть или петь свой джаз, пока не состарится…

На сцену вечеров памяти Симоненко вышел только один иностранный артист: атташе по культуре немецкого посольства Жан-Пьер Фрели, как оказалось, отличный гитарист, человек с музыкальным вкусом. Участвовали в основном дети и молодежь. Ежегодно наблюдая эти своеобразные джазовые отчеты киевлян, повторюсь: исполнительский уровень медленно, но неуклонно растет. В первый день хороши были молодежные бэнды Виктора Басюка, Владимира Пашинского, Николая Гудымы, Александра Шаповала. Одни были сыграннее, ярче, чище, изобретательнее, другие — проще, непричесанней, но «криминала», как бывало прежде, не было. Второй вечер был интереснее, многие молодые выглядели очень перспективно. Порадовали отдельные исполнители: опытные пианисты Петр Пашков и Сергей Давыдов, начинающий Алексей Боголюбов, секстет трубачей-глиэровцев, саксофонисты — перспективный Богдан Гуменюк (отмечен на последнем конкурсе в Донецке) и маститый Александр Рукомойников. Почему-то было мало вокала, представленного неопытными ученицами ДМШ и училища. Хотя среди публики находились известные певицы Ольга Войченко, Юлия Рома, Сусанна Джамаладинова. Сверхоткрытий фестиваль не принес. Всех его взрослых персонажей киевляне слышали много раз. Программа составлялась по максимуму, который, увы, не поразил. Впрочем, публика, посещающая бесплатные концерты на пленере, съедает все, что подают…

Так же скромен был состав участников «Єдності-2006»: в основном, иностранные гости ресторанного разлива: очень заманчиво приглашать зарубежных исполнителей, на ненаши имена которых легче завлечь публику. Из украинцев тоже особо никто в зале Оперетты, где по традиции проходил фестиваль, не преуспел. Разве что очень свежее и креативное львовское трио саксофониста Юрия Яремчука.

То ли дело Kaunas-Jazz, где все поставлено масштабно, с размахом и вкусом. В трехмиллионной Литве — 6—7 ежегодных джазовых фестивалей, хотя Йонас Йучас с завистью говорил о 45 джазфестах пятимиллионной Финляндии (молчу о концертах). Но и литовских планов громадье неслабо: нынче в 16-й раз девять площадок недельного джазового «забега в ширину» принимали 27 коллективов. А имена Артуро Сандоваля, Дайаны Ривз, Русселя Малоне, Джоя ди Франческо, Ришара Гальяно, Дейва Веккла, Петраса Вишняускаса говорят не только о мировом уровне суперучастников, но и предполагают соответствующие гонорары. Очень отрадно, что среди таких светил на главной сцене фестиваля весьма достойно прозвучал играющий в стиле world music киевский Er. J. Orchestra. Он пользуется весьма высоким авторитетом в «узких кругах ограниченных людей», как именуют себя украинские любители джаза. Литву покоряли бэндлидер Алексей Александров, Маша Хмелева (флейта), Виктор Крысько (скрипка), Григорий Немировский (труба), Валерий Кошман (гитара), Игорь Лисов (бузука), Владимир Сороченко (бас-гитара), Алексей Фантаев (ударные), Александр Береговский (перкуссия). В дискографии группы несколько прелестных, наполненных светлой, доброй музыкой альбомов — «Габриэлис», «Единорог». Лучшие пьесы, автором которых является лидер команды, — это развернутые сложные по форме композиции с интересной ладогармонической основой, многотембральные, дающие простор импровизации. Их Er. J. Orchestra показал в Каунасе. И мне как землячке было приятно принимать поздравления литовских и белорусских коллег. И вообще, фестиваль был по-прибалтийски интеллигентным.

В подмосковном Архангельском был третий джазовый фестиваль, дважды именовавшийся «Русский стиль. Усадьба. Джаз». Теперь в названии остались только два последних слова, поскольку отпал прежний спонсор — сигаретная компания. Но и в этом году на пяти сценах два дня буквально бушевали российские, постсоветские и российско-западные монстры: Миша Альперин (фортепиано, Норвегия), Аркадий Шилклопер (валторна, Германия), Алекс Сипягин (труба, США), Нино Катамадзе (вокал, Грузия), примкнувший Сергей Мазаев из «Морального кодекса» (добавлю — «строителя капитализма») и множество молодых способных джазовых звездочек. Масштабы российского проекта впечатляют: ежегодно огромное по территории и очень красивое имение-музей в дни фестиваля посещает около десяти тысяч человек. Да и VIP-гости гуляют, как в купеческом клубе, — с размахом!

Что в итоге? Финансовая беспомощность в украинской культуре… порождена низким культурным уровнем тех, у кого в руках власть и деньги, — «элиты». Но несмотря на финансовые «ножницы» и культурные отличия описанных проектов, точки соприкосновения все же имеются. Продюсеры стремятся удовлетворить самые разные джазовые вкусы, сочетать самые различные стили и жанры. Состав исполнителей формируется не только в зависимости от бюджета, но и от вкусов организаторов, которые подчас руководствуются необъективными или необъяснимыми мотивами, не всегда понимают свою ответственность и роль в воспитании вкусов. Мы, слушатели, зависим от их профессионализма.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК