ТАДЖИКИСТАН: ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ

4 июня, 1999, 00:00 Распечатать

Приглашение посетить Республику Таджикистан, поступившее от руководства Федеральной пограничной службы России, было встречено на «ура»...

Приглашение посетить Республику Таджикистан, поступившее от руководства Федеральной пограничной службы России, было встречено на «ура». Когда еще предоставится такая возможность? Тем более что совсем недавно для пишущей и снимающей братии обстановка в Таджикистане не была темой № 1. И вот немногочисленный журналистский десант, состоящий в основном из представителей масс-медиа ведущих российских изданий и телепрограмм, ступил на «бетонку» Душанбинского аэропорта.

Райский уголок

Журналистское турне по стране началось с Ленинабадской области, расположенной на севере Таджикистана. Город Ходжент встретил нас довольно приветливо. В неспокойной стране это место по праву считается островком мира - здесь практически не встретить человека с ружьем. Но сегодня и Ходжент совсем не тот, что был раньше.

Лет 10-15 назад и в Ходженте, и в городе-спутнике - Чкаловске, жить действительно было хорошо. Располагающиеся в здешних местах суперсекретные оборонные предприятия, какие в бывшем Союзе можно было пересчитать по пальцам, подразумевали и высокие оклады, и московское снабжение... Однако распад СССР, а затем и гражданская война в Таджикистане разрушили идиллию.

К счастью, даже во фронтовые годы Ленинабадская область выполняла лишь роль «крепкого тыла». Отсюда поставлялось продовольствие, отсюда уходили на фронт. Причем воевали как по ту, так и по другую сторону. Справедливости ради нужно сказать, что в самом начале событий, когда вооруженное противостояние только намечалось, именно жители области, а не многочисленные работники правоохранительных органов, остановили радикально настроенных молодчиков.

Мусульманское государство по типу Ирана?

Рассматривая эту проблему, совершим небольшой экскурс в недалекое прошлое. Следует признать, что политизация ислама началась еще в советский период. О возможности создания исламского государства в Средней Азии первыми заговорили неожиданно появившиеся в Таджикистане в 80-е годы «ваххабиты». Руководствуясь идеями Кутба и других мусульманских идеологов, они выступили за отделение районов традиционного распространения ислама от СССР и создание в них «идеального» исламского государства; модели были разработаны ассоциацией «Братьев-мусульман».

Впрочем, и сегодня большинство лидеров оппозиции открыто заявляют, что построение исламского государства является их главнейшей задачей. Хотя они прекрасно понимают, что в настоящее время это невозможно. Но, по их же утверждениям, лет через 35-45 данная идея станет реальностью.

Кстати, по мнению многих политиков и экспертов, создание мусульманского государства в Таджикистане вполне возможно, тем более что на этот процесс уже сейчас «работают» многие факторы. Распад Советского Союза породил немало форм и методов великолепного оболванивания целых народов. То же самое происходит и с исламом. Насаждается это учение по-разному. В том числе - и через средства массовой информации. А также воздействуя на религиозных лидеров. Да и просто силой, как это делалось уже неоднократно.

Конечно, можно заставить народ смириться с тем или иным режимом. Однако надо задумываться и над тем, во что это для него выльется. К счастью, в республике имеются силы, критически относящиеся к догмам ислама, в особенности к крайним его формам.

В северной части Таджикистана исламистов сейчас очень немного. Но они все же есть. Некоторые готовятся занять рабочие кабинеты в Хукуматах - ведь согласно мирным протоколам, 30 процентов мест в органах исполнительной власти должны принадлежать именно им.

«Ай, Аллах, ниспошли прогресс в делах!»

Что касается прочих проблем ленинабадцев, следует сказать, что в целом они такие же, что и во всем Таджикистане: безработица, мизерная зарплата, отвратительные бытовые условия.

В гостинице, где мы жили, холодная вода подавалась утром на час и вечером с семи до двенадцати. При этом нас уверяли, что это лучший отель в округе.

Средняя заработная плата по области составляет от 4 до 8 тысяч таджикских рублов (100 деноминованных российских рублей - около 14 тысяч таджикских рублов). Впрочем, есть исключения. На отдельных предприятиях сотрудникам выплачивают высокие оклады. К примеру, на Кайракумском ковровом комбинате (в переводе на российские рубли 300-400 тысяч). Работники совместного таджикско-корейского предприятия раскрыть коммерческую тайну вежливо отказались.

В Ленинабадской области работают несколько совместных предприятий. В том числе российско-таджикских. Выпускают все - от минералки до автомобилей. На совместных заводах производится полная сборка автобусов «ЗИЛ» и машин «Волга». Уже несколько лет в городе Кайракум плодотворно работает таджикско-американский институт менеджеров. Обучение, конечно же, платное - 4 миллиона российских рублей за первый год обучения и миллион затем за каждый курс. Студенты стажируются и проходят практику в Великобритании и США. За обучение одних платят предприятия, например Кайракумский ковровый завод. За других - родители. Однако таких единицы.

В приватных беседах многие местные жители признавались, что испытывают ностальгию по «старым» временам. Раньше, дескать, жили одной общей дружной семьей, а сейчас - каждый сам по себе. Многие не видят будущего своей области (да и страны) без России. С русскими в Таджикистане у них связано много хорошего.

Пограничные войска - гарант стабильности

в регионе

К стражам границы в Ходженте относятся с большим уважением. Многие призывники из числа местных жителей сами просят, чтобы их отправили служить на границу. И это не случайно. В соответствии с межгосударственным соглашением, в составе группы Федеральной пограничной службы России в Республике Таджикистан проходят службу призывники из Таджикистана. На сегодняшний день граждане Таджикистана составляют около 80 процентов российской пограничной группы. Из них около 65 процентов призваны из Ленинабадской области. Служат они, как правило, на Памире.

Кстати, служа в российских погранвойсках, граждане Таджикистана не только выполняют свой долг, но и имеют возможность получать хорошие деньги. Оклад солдата срочной службы составляет в здешних местах около 280 рублей. Для Таджикистана это хорошие деньги. Солдаты оказывают семьям материальную помощь. Многие даже откладывают, чтобы получить перед дембелем приличную сумму.

Отрадно сознавать, что пограничники не оказались втянутыми в политические интриги и занимаются исключительно охраной границы. О результатах их деятельности сегодня и пишут, и говорят очень много. Кстати, как оппозиция, так и правительство Республики Таджикистан, а также российское руководство очень высоко оценивают их работу. Правда, иногда можно услышать мнение, что в случае прихода к власти оппозиции последняя потребует вывода всех российских военных из республики. Однако это не так. Скорее всего, российские военнослужащие еще длительное время будут охранять границы Таджикистана совместно с таджикскими коллегами. Хотя после установления в республике твердой власти Россия наверняка будет сокращать свое военное присутствие в данном регионе. Тем более что это ложится на нее тяжелым материальным бременем.

«Ваше благородие, госпожа чужбина...»

Как ни парадоксально это звучит, но следует признать, что в разрешении многочисленных проблем, возникающих у российских пограничников, наиболее активное участие принимают все же местные власти. Свои обязательства по финансированию Таджикистан выполняет с завидной стабильностью. Ежемесячно его объемы составляют примерно 85 процентов. Исключением стал период, когда от наводнения пострадали Гиссарский и Кулябский районы. Президент Таджикистана обратился ко всем бюджетниками с просьбой потерпеть. Поэтому пару месяцев финансирование шло в объеме 40%. Но постепенно все было восстановлено. Серьезных претензий к таджикской стороне у пограничников нет. А вот к российской - есть. Кроме зарплаты Россия служивым ничего не дает. Таджикистан финансирует Группу в пределах договорной квоты по всем статьям расхода. Российская же сторона выделяет деньги только на зарплату, причем примерно в том же объеме, что и таджикское руководство. Конечно же, Группе этого не хватает, поскольку нужно закупать горючее, одежду, обувь, продовольствие.

Из-за отсутствия стабильного финансирования на тех участках, которые не являются напряженными (в частности, на китайском), пограничникам пришлось законсервировать несколько застав. Поскольку для нормального жизнеобеспечения, к примеру, одной заставы на Мургабском направлении необходимо только на зиму до ста тонн дизтоплива. А в Мургабском погранотряде застав больше десятка. Плюс сам отряд - если не будет печного и дизельного топлива, люди замерзнут. Поэтому было принято решение оставить часть дизелей и отапливать один жилой дом, штаб и казарму. Все остальное обесточить, людей оттуда вывезти. Ситуация вынуждает пограничное руководство идти на столь непопулярные меры.

Надежный заслон на пути героина

Во время посещения застав Московского погранотряда журналисты просили командование рассказать об особенностях охраны таджикско-афганской границы на современном этапе. На сегодняшний день активные боевые действия тут не ведутся. Ситуация, с одной стороны, стабильная. А с другой - она неспокойна: значительная часть местного населения приграничной зоны занимается контрабандным промыслом. В первую очередь пограничники активно борются с контрабандой наркотиков.

Следует заметить, что это проблема национальной безопасности, уходящая в перспективу. Дело в том, что корни многих преступлений, совершенных в России и других странах СНГ, берут свое начало за таджикско-афганской границей. Создана и действует целая преступная сеть по производству и поставке наркотиков на территорию бывшего СССР. Причем относящихся к разряду тяжелых: героина, гашиша, опия. Организм человека привыкает к ним очень быстро. Контрабандисты направляют свой зловещий груз в большие города. В силки торговцев попадает в первую очередь молодежь. Торговля идет в многолюдных местах: у школ, вблизи учебных заведений, на дискотеках постоянно крутятся известной категории личности. Это «шестерки» наркобаронов. Раз они засуетились, значит, товар уже пришел. И продавать его будут в первую очередь нашим детям.

Памятуя о том, что гораздо легче поставить заслон наркотикам в горах, задержать и обезвредить караваны с зельем, чем отыскать их потом в многомиллионном городе, воины Московского погранотряда, как говорится, бдят в оба. И если раньше на данном участке задерживались «легкие» нарковещества, в основном растительного происхождения - опиум-сырец, чарс (гашиш), то что наблюдается теперь? В позапрошлом году было изъято 6,5 кг героина, в прошлом - уже около 150 кг. Ситуация, складывающаяся на таджикско-афганской границе в текущем году, свидетельствует о том, что прошлогодний «рекорд», по всей видимости, будет побит. И речь, заметьте, идет о героине - сильнодействующем наркотике синтетического происхождения. За последние годы в боестолкновениях с контрабандистами пограничниками было изъято более тонны нарковеществ. И каждый килограмм зелья пришлось брать с боем, поскольку теперешние наркокурьеры невооруженными через границу не ходят. Иногда нарушители занимаются переправкой оружия. Бывает, что пограничников обстреливают как со стороны Афганистана, так и со стороны тыла.

? Справка «ЗН»

49 попыток прорыва нарушителей на таджикско-афганской границе предотвратили российские пограничники с начала года. В 37 случаях боевики шли со стороны Афганистана. Оттуда же за это время погранотряды и подразделения семь раз подвергались обстрелам. У 87 задержанных нарушителей границы изъято 5 единиц огнестрельного оружия, 3 тысячи штук разного рода боеприпасов и свыше 48 килограммов наркотических веществ. Пограничники пять раз вступали в боестолкновения, уничтожив без потерь для себя пять нарушителей границы.

Наркоконтрабандисты имеют добротную радиосвязь как с таджикским, так и с афганским берегом реки Пяндж. Пограничники уступают им по многим параметрам, ибо в материально-техническом плане оснащены сегодня гораздо хуже, чем, допустим, три-четыре года назад. Не хватает ГСМ, запчастей для машин, авиации, приборов ночного видения, аккумуляторов к ним и другим приборам, часто выходит из строя сигнализационная система, ее ремонтный фонд практически исчерпан, нет света, подзарядки аккумуляторов. Проблем очень много.

Куда теперь идти Ивану?..

Одной из главных и болезненных проблем, решаемых Таджикистаном на данном этапе, является возвращение беженцев. К сожалению, нет точных данных о том, насколько сократилось русскоязычное население республики во время военного конфликта. Дело в том, что перепись населения не проводилась здесь с 1989 года. Кроме того, выезд из республики безвизовый. Уехать можно, ни с кем это не согласовывая и никого не предупреждая. Всего же, по оценкам экспертов, в Таджикистане на сегодняшний день осталось не более 80-100 тысяч представителей русскоязычного населения. Большая их часть проживает на севере страны, в Ленинабадской области. Что касается других регионов, русскоязычное население продолжает там сокращаться. Люди стремятся выехать отсюда. Их пугает и нестабильная военно-политическая обстановка, и отсутствие перспективы в получении соответствующего уровня знаний, квалификации, возможности найти работу. Таким образом, большая часть трудоспособного русскоязычного населения покинула Таджикистан. Остались в основном те, кому просто некуда ехать.

Хотя на улицах того же Ходжента людей славянской наружности мы встречали довольно часто. Многие живут здесь и уезжать не собираются. Не потому, что некуда - привыкли. Наш водитель Николай в Таджикистане с 1952 года. Приехал сюда ребенком. Он сказал, что породнился с этой землей, хотя согласен - Ходжент переживает не лучшие времена.

В Ходженте цвела акация

Сегодня многие забыли, что Ленинабадская область - это и туристический край. Раньше в здешних местах отдыхала только партийная номенклатура. Еще совсем недавно достать путевку на турбазы Кайракумского моря для простого смертного было невозможно. Сейчас же многие корпуса пустуют или отданы на откуп коммерсантам из России.

Кстати, директор турбазы посетовал на журналистов. В позапрошлом году, когда отдельные СМИ «увлеклись» освещением бандитских разборок недалеко от Душанбе, многие отдыхающие собрали вещи и уехали домой. Не пожалели денег, заплаченных за две недели вперед.

Таджикистан имеет свою валюту. Но в Ходженте с большей охотой примут российские рубли. Область находится на стыке трех государств - Таджикистана, Киргизии и Узбекистана. Многие коммерсанты, как челноки, снуют туда и обратно. Привозят товар, продают и предпочитают брать «твердую» валюту: российские рубли, доллары, узбекские сумы или киргизские сомы.

В Ленинабадской области нет разгула преступности. Вечерами мы, журналисты, спокойно гуляли в парке. Играла музыка, по аллейкам прогуливались молодые люди. В парке на маленькой сцене выступали сначала школьники, а затем ансамбль погранвойск, после была дискотека.

Одна из местных журналисток, сопровождающая нашу делегацию, попросила начать материал о Ленинабадской области фразой: «В Ходженте цвела акация...» Уж и не знаю, с чем связана ее прихоть, но фраза понравилась. А когда мы уезжали, в Ходженте действительно зацвела акация. Легкий ветерок доносил пьянящий аромат цветов. И многим из нас захотелось вернуться в эти края уже не в составе официальной делегации, а в качестве простых туристов...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно