СУЕТА СУЕТ

22 января, 1999, 00:00 Распечатать

Лучшая сессия - завершившаяся сессия. Уверен, под сим нехитрым афоризмом подпишется большинство парламентских страдальцев за народное счастье...

Лучшая сессия - завершившаяся сессия. Уверен, под сим нехитрым афоризмом подпишется большинство парламентских страдальцев за народное счастье. Законодатели до такой степени жаждали «отослать в историю» очередной пленарный отрезок времени, что под конец сессии сподобились за полдня благословить два весьма специфических закона - о выборах президента и о столице. Этим они несколько улучшили впечатление о своей производительности. Впечатление, несколько подпорченное телевидением, смаковавшим банальные стычки, ритуальные покидания зала то одной, то другой фракцией, а также перманентные выяснения отношений.

Скорость, с которой Верховная Рада «проглотила» два законодательных «кирпича», свидетельствовала не только о договоренностях, наконец-то достигнутых политическими группировками, но и о суете, царившей в стане парламентариев.

Тенденции

На фоне заметной возбужденности, характерной в последнее время для законодателей-«функционеров», законодатели-«предприниматели» выглядели неприлично апатичными. Впрочем, апатия эта была несколько обманчивой.

С достаточной долей уверенности можно сказать, что после очередной сессии большинство депутатов от бизнеса окончательно разочаровалось в законотворческой деятельности. Понять их несложно. Многие, изрядно поиздержавшись в ходе избирательной кампании, надеялись вскорости «отбить» затраты. Некоторые наивно рассматривали мандат как пропуск в лоббистский клуб. Очень многие не рассчитали свои силы, свято уверовав, что у них хватит времени, здоровья и на парламент, и на бизнес.

Однако выяснилось, что бизнесу не нравится, когда его бросают даже на непродолжительный срок. Некстати подвернувшийся финансовый кризис лишь увеличивал потери. Для многих оказалось откровением, что после окончания выборов все равно приходится тратиться «на политику». Регулярно доводилось выплачивать «взносы» избирателям (школу починить, мазут в котельные завезти и т.д. и т.п.), политическим структурам, за которые пришлось цепляться («Мужики, придется скинуться еще, как-никак общее дело делаем!»). У кого-то в перечне расходных статей личного бюджета значатся еще и средства массовой информации. А что делать: назвался народным избранником - полезай в объектив телекамеры.

Со всем этим можно было смириться, если бы каждая вложенная полновесная гривня гарантировала хотя бы пятидесятикопеечную отдачу. Отечественные коммерсанты в начале 1998-го выразили готовность выступать политическими спонсорами. В конце года большинство из них начало выражать недовольство тем, что им приходится платить за право называться политическими альтруистами.

Если еще и депутатская неприкосновенность отомрет как класс, столь массовый наплыв предпринимателей в высший законодательный останется в истории как первый и последний. В ходе минувшей сессии предприниматели с мандатами не столько ходили по ковровым дорожкам здания на Грушевского, сколько занимались подковерными интригами.

Вероятнее всего, выборы в будущий парламент командиры отечественной теневой экономики своим присутствием не украсят, прислав вместо себе надежных «делегатов». Для дела так, безусловно, будет выгоднее. К тому же это отвечает законам «цивилизованного мира», на который носильщики «денежных мешков» так любят ссылаться.

Правда, есть одно «но». Вполне возможно, «люди дела» пересмотрят свое пренебрежительное отношение к прелестям законотворчества. Это может случиться в том случае, если окажется успешным эксперимент группы депутатов, преимущественно представляющих интересы энергетического рынка. Они отважились создать фракцию, главной целью которой, судя по всему, с самого начала является лоббизм.

Отслоение «нефтегазовиков» от НДП - пожалуй, самый громкий парламентский развод. Но не единственный. Всевозможные политические разрывы (коим несть числа) - еще одна достопримечательность отошедшей в историю парламентской сессии.

Эксперименты

Разлуку «кадровых» народных демократов и примкнувших к ним знатоков отечественной энергетики прогнозировали с достаточно высокой степенью уверенности.

С самого начала были в целом ясны цели тех и других. «Функционерам» нужна была дополнительная финансовая поддержка, «бизнесмены» рассчитывали «порешать вопросы». Причем как глобальные (путем лоббирования соответствующих законодательных актов), так и локальные (при помощи методики «ручного» управления). Кроме того, конкретная близость к власти вроде как подразумевала дружбу с некоторыми органами, в частности налоговыми.

Чьи-то надежды оправдались больше, чьи-то меньше. Но в долговечность подобного альянса не верили, кажется, даже его участники. Оснований для этого было вдоволь. Характер Президента. Организаторские «способности» премьера. Особо трепетное отношение первого вице-премьера к некоторым секторам национальной экономики. Личные амбиции лидера НДП. Добавьте к этому неразбериху (ее отчего-то часто характеризуют как «многовекторность») в руководстве исполнительной власти и неповоротливость аппарата последней. Будущие «обломы» прочитывались слишком явственно.

Куда менее очевидным виделось то, что парламентские «газовики», «нефтяники» и прочие «энергетики» не разойдутся каждый по своим делам, а сподобятся создать собственное депутатское объединение. Новая фракция еще официально не зарегистрирована, но уже утверждают, что работа в автономном режиме якобы пошла «раскольникам» на пользу.

Как бы там ни было, но именно после расставания Абдуллина, Кучеренко, Носалика и компании с парламентской ячейкой НДП произошел ряд событий. В частности, случился исход из правительства Анатолия Голубченко. Появилась информация о том, что сданные «в аренду» облэнерго будут возвращены «арендодателю»-государству, чтобы потом обрести новых «арендаторов».

Если это действительно результат лоббистской работы членов будущей «энерготрейдерной» фракции, то можно ожидать, что в обозримом будущем Верховная Рада благополучно структурируется не по партийному, а по отраслевому признаку. Тем более что, по слухам, некоторый счет к власти есть и у Антоньевой, и у Шарова, и у Фиалковского. Да у кого его нет? Разве что у Суркиса с Медведчуком. И то, похоже, пока.

Хотя лоббистские успехи передовиков украинского энергобизнеса - пока лишь версия, причем версия весьма натянутая. А их символический отход от власти - пока еще даже не телодвижение, а намек на него.

Версии

В разделе «версия» до сих пор находится информация о том, что спикер собирается пробовать свои силы в президентской кампании. Хотя версия эта в ходе минувшей парламентской сессии обрела существенные подтверждения.

За последнюю сессию Ткаченко не только не сдал прежних позиций, но и успел отвоевать новые. Невзирая на давние противоречия с коммунистами и на возникшие трения с Президентом. Несмотря на натянутые отношения с Морозом и порою откровенно враждебные - с правыми.

В ходе обсуждения и принятия бюджета, закона о выборах президента и закона о столице председатель ВР продемонстрировал, что способен управлять залом и в состоянии контролировать голосование. Можно предположить, что смещение спикеру не грозит и перманентный сбор подписей за его отставку в самом пиковом случае только слегка подпортит ему нервную систему.

С нервной системой у Александра Николаевича все удивительно хорошо. С уверенностью в собственных силах - еще лучше. Ничего удивительного, что он позволил себе столь смелые заявления в российской столице. Ничего удивительного нет и в том, что в украинской прессе уже появились публикации, в которых ратификация рамочного договора с Россией считается едва ли не исключительной заслугой Ткаченко.

Небольшая цитата: «Если говорить о дипломатической победе (Александра Ткаченко. - Прим. авт.) не с позиции личности, а с позиции метода, то совершенно очевидно, что дипломатия открытого диалога и старых контактов победила дипломатию «кулуарных консультаций».

До этого автор статьи, из которой взят приведенный выше отрывок, намекал на несостоятельность «кулуарной дипломатии» команды Кучмы и команды Мороза.

Данный пассаж весьма симптоматичен. Причем с двух точек зрения. Во-первых, подобные приемы вполне можно квалифицировать как претензию на «предвыборную раскрутку». Во-вторых, анализ статьи доказывает, что у Ткаченко в команде таки есть проверенный член Союза журналистов, готовый его «раскрутить». С чего бы это Александр Николаевич позволял себе дорогое удовольствие содержать таких людей?

Единственный просчет имиджмейкерской статьи об «украинском Талейране» - некоторое опоздание во времени. Проехали уже...

Запаздывание - еще одна отличительная черта описываемого исторического периода по парламентскому летоисчислению. Власть откровенно запоздала с судьбоносным созданием блока с безумно оригинальным названием «Злагода», от которого явственно отдает поражением. Столь же запоздалыми выглядят попытки освежить правительство и создать видимость апофеоза борьбы с преступностью. НДП вообще и Анатолий Матвиенко в частности, похоже, несколько припозднились с выдвижением требований к Кучме. Сам Президент, похоже, живет в позавчерашнем дне: ему все еще грезится, что референдум - самый эффективный способ политического выяснения отношений.

Создавалось впечатление, что политики и политические структуры за последние недели и дни судорожно спешили успеть сделать все то, что откладывали с месяца на месяц, с года на год. В мире «искусства возможного» царила суета.

В обстановке судорожной суеты был принят и закон о выборах президента. Это предположение подтверждает тот факт, что сторонники более-менее цивилизованной версии этого документа (усилиями которых была ликвидирована норма о самовыдвижении) просто проморгали другую норму - о выдвижении избирателями. Для любого человека, мало-мальски разбирающегося в политических полутонах, не является секретом, что последнее - всего лишь скрытая форма самовыдвижения, выхолащивающая, по сути, идею выдвижения политическими партиями.

«Суетный закон» спикер не спешил переадресовывать в президентскую администрацию. Почему? Возможно, дело в том, что сессией обсуждалась поправка, согласно которой кандидатом в президенты не могло регистрироваться лицо, достигшее 60-летнего возраста. Ряд депутатов, имеющих непосредственное отношение к созданию закона, утверждал, что эта норма была снята как антиконституционная. Правда, нашлись и те, кто божился, что ограничение по «пенсионному» признаку осталось, так как за его «ликвидацию» сессия не голосовала. Думаю, что правы все-таки первые.

Впрочем, для нас интересен не столько сам факт наличия (отсутствия) возрастного «потолка» - он все равно «обвалился» бы - либо при помощи вето, либо при содействии Конституционного суда. Для нас любопытна замеченная очень многими болезненная реакция Александра Ткаченко на это предложение.

Технологическая специфика законотворчества такова, что депутатский «загал» итогового (то есть прошедшего процедуру нескольких чтений, пережившего многочисленные замечания, предложения и правки) варианта закона, следующего по маршруту «парламент - президент», как правило, не видит. «Выведенный набело» документ всегда видит только спикер, который обязан поставить на документе свою подпись. У нынешнего спикера, похоже, все же имеется дополнительный стимул внимательно перечитать один из последних парламентских трудов. Возрастной ценз ставит шлагбаум не только перед Президентом, но и перед ним. В марте сего года Александр Ткаченко «разменяет» седьмой десяток. Может, поэтому он так нервничал?

Люди искушенные прогнозируют президентское табу на принятую 15 января версию избирательного закона. Согласно некоторым сведениям, главу государства не удовлетворяли две детали - отсутствие «барьера» явки избирателей и один миллион подписей, которые необходимо собрать кандидату. Положение, названное первым, лишает Кучму и его окружение возможности объявить выборы недействительными. Вероятность того, что срыв избирательного процесса - единственный шанс для гаранта - растет с каждым днем. И винить в этом он должен исключительно себя самого.

Если же глава государства все же попытает счастья в забеге, ему придется позаботиться о как можно большем количестве конкурентов, ибо каждый выдвиженец увеличивает шансы Леонида Даниловича. Не так давно Президент даже поделился сокровенной мечтой, объявив, что ожидает соперничества чуть ли не с сотней участников кампании. Если всем гипотетическим противникам Кучмы доведется собирать по миллиону сторонников, не то что о ста, а даже о десятке оппонентов только и останется что мечтать.

Словом, вето неизбежно. Преодоление вето - сомнительно. Наиболее реальный сценарий развития событий таков: парламент, свято следуя воле государственного лидера, примет новую редакцию закона. В которой будет существенно снижено требуемое количество автографов сторонников (как минимум вдвое), а также будет учтен ряд мелких замечаний Президента (которые юристы для него обязательно отыщут). Вводить пятидесятипроцентную электоральную явку законодатели, думаю, поостерегутся. Кучма ответит новым вето, но на этот раз, скорее всего, появится шанс на преодоление. Союзников у Президента по-прежнему много. Но союзников, готовых идти на срыв выборов, к счастью, куда меньше.

Лучшие выборы - состоявшиеся выборы. Под сим нехитрым афоризмом готово подписаться все большее количество парламентских радетелей за народное счастье. Фантазеров в депутатском корпусе становится все меньше. Постоянные предвыборные переговоры всех со всеми - лишнее тому подтверждение. И это еще одна примета отстрадавшей свое сессии.

Вот только не знаю, к чему эта примета - к засухе или к наводнению?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно