КЛАССИЧЕСКИЙ БЮДЖЕТ ДЛЯ ГОДА ВЫБОРОВ В ТОТАЛИТАРНОЙ СТРАНЕ КАБМИН ПРЕДЛАГАЕТ СНИЗИТЬ МИНИМАЛЬНУЮ ЗАРПЛАТУ С 237 ДО 205 ГРИВЕН

14 ноября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №44, 14 ноября-21 ноября

...День седьмого ноября — хмурый день календаря, особенно если это7 ноября 2003 года. По некоторым д...

 

...День седьмого ноября — хмурый день календаря, особенно если это
7 ноября 2003 года. По некоторым данным, Президент еще до обеда подписал так и не увидевший свет указ о назначении новым министром финансов Игоря Митюкова. Первый замминистра финансов Федор Ярошенко, восседающий, как известно, в кабинете министра, приболел, а его шеф (он же — первый вице-премьер) Николай Азаров со скорбно-отстраненным выражением лица принимал участие в общественных слушаниях по вопросам госбюджета на 2004 год.

По такому случаю в Украинском доме собрались представители десятков общественных организаций (только на выступления записались 19 человек), одних лишь журналистов пришло аж 95 человек. Если обобщить услышанное… Представитель парламента Степан Гавриш говорил о бюджете как об искусстве невозможного, то цитируя Иммануила Канта, то ссылаясь на высокий IQ украинцев. Николай Янович прочитал не очень выразительный доклад, где говорилось, в частности, о практически погашенных к 1 октября с.г. долгах местных бюджетов по социальным выплатам, предстоящем пересмотре отдельных льгот для предприятий судо-, авиа-, автомобилестроения и предприятий по производству боеприпасов и бронетанковой отрасли. Отдельно следует подчеркнуть, что первый вице-премьер заявил о поддержке правительством предложений бюджетного комитета относительно упрощенных схем налогообложения. Скажем, верхнюю ставку единого налога, по словам г-на Азарова, в 2004 году планируется повысить на 100 грн.

Выступающие от общественных организаций были в общем-то не очень оригинальны. Одни говорили в основном о проблемах своих отраслей и скудности господдержки, другие клеймили позором правительство за его планы в два-три раза повысить уровень налогового бремени для предпринимателей.

На пресс-конференции министр финансов сказал, что у него уже сложилось общее представление о том, какими должны быть параметры бюджета на 2004 год, и перед подачей документа в парламент на второе чтение остается отработать отдельные детали.

Но прошло 10 ноября (срок, к которому документ должен был поступить в парламент), за ним — 11-е, 12-е, 13-е... Бюджетный закон в Верховной Раде зарегистрирован только за несколько часов до наступления 14-го. Вместо замминистра финансов А.Мярковского, который еще в конце прошлой недели должен был комментировать журналистам бюджетную ситуацию-04 в социальной сфере, в этот вторник с прессой встретился другой зам — С.Макацария. И тема пресс-конференции оказалась ну суперактуальной для ноября и неоконченного бюджетного процесса: «Украина — Кимберлийский процесс. Участие Минфина Украины в международном процессе легализации алмазного бизнеса»...

Что все это значит? Своей версией происходящего с «ЗН» поделился председатель комитета Верховной Рады по вопросам бюджета Петр ПОРОШЕНКО.

— При принятии бюджета в первом чтении был совершенно четко определен срок, к которому документ должен был попасть в Верховную Раду, — 10 ноября. Но мы с вами беседуем 13 ноября, и на 17.55 бюджет не подан.

Глубоко убежден, что накануне президентских выборов следует особенно тщательно учитывать те политические риски, которые сопровождают принятие бюджета. А срывать сроки подачи документа — в первую очередь не в интересах правительства.

— Какие официальные объяснения звучат по этому поводу?

— На самом деле — просто физически не успевают согласовать бюджет во втором чтении.

— Простите, а кто с кем согласовывает?

— Правительство с фракциями большинства в Верховной Раде. Вот такая сложная, не предусмотренная Бюджетным кодексом процедура. Фактически идет продажа бюджета, принимаются ультимативные условия фракций большинства. Каждая из них обладает золотой акцией при голосовании, следовательно, может потребовать, что заблагорассудится. А правительство не в силах отказать, ведь любая фракция в состоянии заблокировать принятие документа во втором чтении.

Наверняка нас ждет много инноваций в том варианте бюджета, который мы в конце концов получим.

На этом фоне достаточно удивительно выглядит обращение Президента к Конституционному суду, где возможный роспуск парламента аргументируется обеспокоенностью за срыв сроков бюджетного процесса. На сегодняшний день бюджет находится в правительстве; по просьбе правительства рассмотрение документа в сессионном зале намечено аж на 27 ноября. У нас есть еще довольно много времени, и только блокировка со стороны администрации Президента выступления силовиков в парламенте мешает возобновлению полноценной работы. Мы убеждены, что в конечном итоге здравый смысл возобладает, события в Донецке и Сумах получат должную оценку парламента, власть сделает надлежащие выводы и бюджет не окажется под угрозой.

Сейчас существование и дееспособность парламента является фактором политической стабильности. Роспуск Верховной Рады позволит говорить о дестабилизации политической ситуации в стране как об очевидном факте; он может стать поводом для отмены президентских выборов. Поэтому нужно делать все для сохранения парламента.

В правительстве сегодня звучит мнение, что в прошлом году бюджет был принят 29 декабря и никто из этого трагедии не делал. Вместе с тем, информация о параметрах бюджета, готовящегося ко второму чтению, весьма и весьма тревожна. Ключевой момент — решимость правительства снизить минимальную зарплату до 205 грн.

— То есть это уже не слухи, а реальность?

— Более того — реальность, де-факто согласованная с парламентским большинством. И это в условиях, когда уже к концу нынешнего года инфляция наверняка превысит запланированный уровень. Нынешняя курсовая политика— убедительное тому подтверждение. На мой взгляд, несколько безответственно наращивался золотовалютный запас, эмитировалась денежная масса под покупку валютной выручки, и сегодня мы пожинаем плоды этих действий. Кроме того, к новому году следует ожидать сокращения остатков на счетах Госказначейства, так что несколько миллиардов гривен пойдут в экономику при отсутствии у Национального банка адекватных возможностей для их связывания.

Конечно, с бюджетной точки зрения рост инфляции — фактор позитивный. Это еще одна предпосылка к безусловному выполнению бюджета нынешнего года. Вместе с тем, упадут реальные доходы населения. Казалось бы, логично компенсировать этот инфляционный налог хотя бы низкооплачиваемым. Но ничего подобного не планируется.

Если декабрьский минимум зарплаты согласно закону должен составить 237 гривен, то с 1 января его собираются понизить до 205 гривен при, я прогнозирую, 9-процентной инфляции, минимум 30-процентном росте цен на хлебобулочные изделия. Причем 30 процентов — это минимум, в этом меня убеждает повышение цен на муку и неэффективные действия правительства, его попытки ограничить уровень рентабельности хлебобулочного производства... С точки зрения рыночной экономики, подобные действия вызывают уже даже не смех — обеспокоенность профессиональным уровнем нашего коалиционного Кабмина.

В качестве ремарки. Деятельность нынешнего коалиционного правительства — лучшее доказательство того, что если основным смыслом политической реформы становится создание коалиционного правительства, то для Украины в такой форме это просто опасно. Во-первых, подчиненность членов коалиционного Кабинета своим политическим группам делает их неуправляемыми для премьера. Это делает практически невозможной реализацию единой правительственной политики. Во-вторых, ни одна партия большинства не обладает сколь-либо содержательной программой экономических преобразований. В результате правительство работает как лебедь, рак и щука в известной басне. Члены правительства руководствуются своими собственными рассуждениями, не имея четкой и содержательной партийной линии и, зачастую, адекватного образования.

Но вернемся к минимальной заработной плате. 205 грн. предусматриваются с 1 января будущего года. С 1 марта планируют восстановить междолжностные соотношения, а к 1 ноября Кабмин обещает вернуться к цифре 237.

— Хорошо, а декабрь этого года?

— Пока об этом ничего не говорится, но, я думаю, какие-то коррективы будут. Или путем внесения изменений в закон о минимальной заработной плате (минимум в 237 грн. с 1 декабря не введут) — такова политическая ответственность и нынешнего парламентского большинства, и созданного им правительства, таково качество исполнения взятых ими социальных маяков. Или декабрь пройдет под лозунгом «237», что для нынешнего Кабмина еще хуже, потому что люди через суд начнут требовать положенную минимальную зарплату в 237 гривен. Ситуация с невыполнением требований ст.57 закона об образовании покажется еще цветочком по сравнению с обещаниями новой минимальной зарплаты и ее невведением. Честно говоря, я не понимаю, что заставляет Кабмин провоцировать социальную катастрофу.

Второе узкое место бюджетного проекта — его доходная часть. Львиная доля предложений бюджетного комитета относительно дополнительных доходов была учтена: это и изменение ставок платы за пользование недрами, и механизм аукционной продажи лицензий на право добычи полезных ископаемых. До сегодняшнего дня такие лицензии, приносящие десятки миллионов долларов их обладателям, выдавались комиссией под руководством вице-премьера Гайдука. При этом в бюджет поступало от трех до пяти тысяч гривен за каждый такой документ...

Целый ряд предложений бюджетного комитета по непонятным причинам не был принят. Сохраняется — но со ставкой 1,5 процента — сбор с купли-продажи валюты, который, безусловно, приведет к охлаждению экономики. Удивило меня и увеличение дефицита бюджета на 1 млрд. грн. на этапе подготовки документа ко второму чтению. На мой взгляд, подобные действия безнравственны, особенно на фоне снижения до 205 грн. минимальной зарплаты и введения 1,5-процентного сбора на операции купли-продажи валюты.

Всем любопытно будет узнать, а куда же в таком случае пошли дополнительные бюджетные средства. Думаю, ни для кого не станет сюрпризом увеличение ассигнований на угольную отрасль — с 3 млрд. грн. до 4 млрд. Хотя этот рост и пытаются оправдать необходимостью увеличения зарплаты шахтерам, на деле основные расходы пойдут на техническое перевооружение, реконструкцию, дотирование добычи угля — все то, что не имеет отношения к социальным потребностям. Наше предложение заключалось в ином: есть желание строить новые шахты, новые лавы — предусмотрите деньги на эти цели в виде беспроцентного кредита, чтобы была заинтересованность в возврате средств. Однако сегодня очевидно, что деньги никто не желает возвращать. Цели-то абсолютно иные.

Мы имеем классический бюджет года выборов в тоталитарной стране. Когда социальные расходы не являются приоритетом, когда между первым и вторым чтениями поднимают уровень финансирования всех силовых ведомств (Минобороны, МВД, СБУ и т.д.), а социальные статьи обеспечиваются на прежнем уровне. Практически ни одно предложение бюджетного комитета ни по Минкультуры, ни по Минтруда и соцполитики не было учтено.

Отдельного разговора, на мой взгляд, заслуживает позиция Кабмина относительно Министерства аграрной политики. В своих выводах бюджетный комитет предложил дополнительно выделить 600 млн. гривен на компенсацию сельхозпредприятиям — плательщикам фиксированного сельхозналога их взносов в Пенсионный фонд. Мы были убеждены, что это единственная возможность спасти пенсионную реформу. Если же и впредь двигаться по пути предоставления льгот... Я не понимаю, почему льготы следует предоставлять крестьянам, не предоставляя их, скажем, учащимся ПТУ. Или сельским учителям, другим малообеспеченным слоям населения.

— Хорошо, а куда же пойдут те 600 млн., которые предлагалось изыскать для проведения пенсионной реформы? Или от них все дружно отказались?

— Никто, естественно, не отказывался. Деньги пойдут туда, где у нас больше всего злоупотреблений: селекция в растениеводстве, животноводстве, компенсация за приобретение сложной техники... Фактически правительство не сделало выводов из постигшего страну аграрного кризиса. Крестьянину не предложена ни одна реальная альтернатива, нет привязки финансовых ресурсов к реально обработанному гектару, выращенному килограмму…

Другая инновация, которую бюджетный комитет категорически отвергал, — это некомпенсация НДС при вывозе товаров 1—24 групп. Таким образом, по мнению правительства, спасают НДС. Однако, на мой взгляд, таким образом грабят крестьянина: цены внешнего рынка фиксированные, значит, на величину налога упадут внутренние закупочные цены.

Принципиальной позицией Кабмина остается некомпенсация НДС живыми деньгами, т.е. навязывание механизма выпуска облигаций, который был предложен на первом чтении бюджета и категорически не поддержан депутатами. При этом правительство не разработало реальных механизмов, дабы спасать ситуацию. На днях, встречаясь с представителями Государственной налоговой администрации, я получил достаточно серьезные цифры. По оперативной информации, на 1 ноября, невзирая на то, что уровень компенсации дебетового сальдо уже достиг по стране 900 миллионов гривен в месяц, продолжается рост некомпенсированных сумм, прирост просроченной задолженности. Получили то, что и требовалось доказать: внутренний НДС за два последних месяца в балансе дал ноль. Ситуация критическая. Я несколько раз обращался к Президенту по этому поводу...

— После всего вами сказанного — каковы перспективы принятия бюджетного закона?

— Он может быть принят большинством Рады. Если во втором чтении вариант правительства набирает 226 голосов, бюджетный процесс окончен. На мой взгляд, это честь для бюджетного комитета и для меня как его председателя, что мы не будем иметь отношения к документу такого качества.

Хотя, конечно, жаль огромной работы, проделанной комитетом на этапе подготовки к первому чтению. Мы реально привлекли ряд финансовых потоков, которые прежде не попадали в бюджет, введя, например, экспортную пошлину на природный газ. Мы предложили ликвидировать льготы для автомобильной промышленности. Но, несмотря на выводы бюджетного комитета, на президентский указ, требующий в двухмесячный срок внести законопроекты об отмене закона о стимулировании производства автомобилей в Украине, правительство стремится сохранить действующие нормы. Хотя речь идет не о десятках и сотнях миллионов потерь для бюджета — мы перешли, к сожалению, на миллиардные суммы. Объяснение тому простое: объем выпуска льготированных автомобилей существенно вырос, и, по-видимому, процесс уже вышел из-под контроля исполнительной власти. А интересы бюджета не являются приоритетом при подготовке бюджетного закона.

Теоретически в год выборов правительству было бы выгодно повысить минимальную зарплату, провести налоговую реформу, завести в бюджет какие-то теневые потоки. Но вместо этого взят курс на финансирование отдельных политических партий, бюджетные деньги по непрозрачным схемам направляются на отдельные регионы... Да о чем говорить, если перечень субвенций на социальное развитие городов занимает в бюджетном законе несколько страниц! Приходит депутат, просит деньги на свой округ — и деньги выделяются. Но при этом в казне не находится средств на сохранение архитектурного центра Чернигова, который находится в ужасающем состоянии...

— Что с межбюджетными отношениями?

— По сути, большинство вопросов снято наихудшим образом — путем снижения с 1 января минимальной зарплаты.

— Что слышно о налоговом законе, который призван сопровождать принятие бюджета-04? Эти два документа как-то корреспондируются между собой?

— Какая здесь технологическая привязка, мне, честно говоря, непонятно. Ожидается, что в следующий вторник налоговый закон будет вынесен на обсуждение финансового комитета Верховной Рады. Чтобы не нарушить логики бюджетного процесса, надо его провести через сессионный зал в первую очередь. И об этом я говорил г-ну Азарову. Надо дождаться, когда Президент налоговый закон подпишет, сделать необходимые расчеты, убрать налоговые новации из бюджетного документа — и только после этого можно голосовать за бюджет в третьем чтении.

Однако правительство намерено завершить бюджетный процесс уже на этапе второго чтения. Хотя, по логике, нам предстоит еще ряд шагов по приостановке льгот, урегулированию проблемы минимальной заработной платы... Обычно я охотно комментирую бюджетный процесс, но в этот раз комментировать почему-то очень сложно.

И в заключение. Напрасно правительство пошло путем согласования бюджетного закона не в Верховной Раде, открыто и прозрачно, а с отдельными фракциями, кулуарно. Это — порочный путь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно