БОЛИВАР НЕ ВЫНОСИТ ОБОИХ

12 ноября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №45, 12 ноября-19 ноября

В день выхода указа о смещении Владимира Горбулина с поста секретаря СНБОУ и назначения на это место экс-кандидата в президенты Евгения Марчука в приемной Владимира Павловича было пусто...

В день выхода указа о смещении Владимира Горбулина с поста секретаря СНБОУ и назначения на это место экс-кандидата в президенты Евгения Марчука в приемной Владимира Павловича было пусто. Телефон звенел достаточно часто, но людей не было. В этот момент я рассказала Владимиру Павловичу о том, как 27 мая 1996 года в день отставки Евгения Марчука с поста премьера (к которой Владимир Горбулин серьезно приложил руку), рядом с Евгением Кирилловичем были два его помощника, пресс-секретарь, один давний друг и еще два человека. Тоже не густо. Владимир Павлович невесело улыбнулся. Такие ситуации всегда дают повод задуматься над тем, что Бог справедлив, а люди - немилостивы.

...Горбулин и Марчук с момента прихода Леонида Кучмы к власти были обречены на отношения в стиле затяжного боя. Этим двум очень разным политикам приписывался окружающими слишком одинаковый пакет достоинств и недостатков. В феврале 1995 года «Зеркало недели» написало: «Единственный, кто может по потенциалу противостоять Марчуку - это выходящий из адаптационной спячки, секретарь Совета национальной безопасности Владимир Горбулин». По иронии судьбы эта статья называлась «О роли личности в истории другой личности». Ключевая роль в политических судьбах Горбулина и Марчука была сыграна. И она принадлежала Великому разводящему нашего времени - Леониду Кучме...

На корпус позади

37-летние взаимоотношения Леонида Кучмы и Владимира Горбулина кто-то называл дружбой, кто-то - партнерством, кто-то - соперничеством. На самом деле эти отношения никогда не были простыми и включали в себя на разных этапах и в разных ситуациях все три определения. Чистой дружбой их нельзя было назвать хотя бы потому, что в день издания указа Леонид Кучма не посчитал необходимым даже позвонить Владимиру Горбулину и поставить его в известность об окончательно принятом решении. Чисто партнерскими их отношения нельзя назвать по причине немалого количества недружественных шагов, которые на протяжении тридцати семи лет были сделаны каждым в отношении друг друга. А кроме того партнерские отношения предусматривают стабильность эмоций, а их во взаимоотношениях экс-секретаря Совета национальной безопасности и Президента было всегда предостаточно. Прежде всего потому, что психологически эти взаимоотношения были весьма непростыми. Леонид Кучма всегда был счастливчиком. Ему часто везло в жизни и в политике, ему везло с разрешением ситуаций, с оппонентами и конкурентами. К Горбулину судьба не была так благосклонна, но в то же время не секрет, что Владимир Павлович считал себя умнее, ироничнее, тоньше и глубже. И ему было сложно понять, почему он всегда второй. Для человека амбициозного подобные мысли были тяжелы и именно через эту призму секретарь СНБОУ смотрел на все шаги своего патрона. На этой психологической базе было взгромождено целое здание отношений этих людей, в котором были этажи государственных, политических, клановых и других интересов, но основа была такова, и трещина по зданию прошла не сверху вниз, а снизу вверх от фундамента...

Кто сейчас помнит о том, кто был секретарем Совета национальной безопасности при Леониде Кравчуке? Вопрос риторический. А такой человек был. Если бы при Леониде Кучме это место занял не Владимир Горбулин, то и сейчас об этом органе и его руководителе мало кто знал бы. Степень влияния Владимира Горбулина на Президента, на президентское окружение, на ситуацию в стране, на развитие СНБОУ в равной мере определялась как способностями самого Горбулина, так и степенью доверия ему Леонида Кучмы. «Единственный человек, называющий Президента на ты» сначала стал серым, а потом черным кардиналом многих действ и процессов, определявших государственные и президентские интересы. Для кого-то Владимир Горбулин был великим и могучим Гудвином, для кого-то - идеологом всех интриг и для очень малого числа людей он был человеком, сшитым из комплексов.

Владимир Горбулин всегда был одиночкой и не исключено, что к такому понятию как «команда» он относился с той же брезгливостью как к понятию «уравниловка». Но это не помешало секретарю СНБОУ за пять лет до неузнаваемости изменить возглавляемую им службу.

Разросшиеся, напичканные кандидатами, докторами, полковниками и генералами управления выдавали Президенту аналитическую информацию практически о всех отраслях жизнедеятельности государства. Это помогало разбираться и стратегически планировать. На СНБОУ работали два научных института - стратегических исследований и украино-российских отношений. Во времена Удовенко, по сути, Горбулин и его ведомство являлись де-факто министерством иностранных дел. Секретарь взял под контроль работу СБУ, МВД, военную разведку, военную реформу, торговлю оружием. В этих сферах первые три с половиной - четыре года президентства Кучмы Владимир Павлович был если не всесилен, то всемогущ. На самом деле, он был информационным фильтром, через который проходила и преломлялась информация, передаваемая аналитическими службами страны и силовыми ведомствами Президенту. В триумвирате любимцев Запада - Ющенко-Тарасюк-Горбулин - Владимир Павлович, несомненно, удерживал первое место. Несмотря на неловкости, происходившие с ним, в том числе и во время визита в США, Владимир Павлович для Госдепа и Белого дома был именно тем человеком, который олицетворял западный вектор украинской политики; его интерпретациям событий, происходящих в Украине, Вашингтон более всего доверял, и именно его небезосновательно считал самым лучшим проводником своих идей. В 96-97 гг., несмотря на свою прозападную ориентацию, Владимиру Горбулину, пользуясь прежде всего личными контактами, удавалось распутывать ряд проблем и на российском направлении.

Ослабление позиций Владимира Горбулина в окружении Президента началось чуть больше года назад. Владимир Павлович отрицает свою причастность к уговорам Президента назначить на пост премьера Павла Лазаренко, при этом не оспаривая тот факт, что именно он убедил Президента снять с поста премьера Евгения Марчука. В то же время ряд приближенных к Президенту политиков считают, что Президент резервирует за Владимиром Горбулиным часть вины за Павла Лазаренко. Так это или нет, но необратимые процессы во взаимоотношениях секретаря СНБОУ и Президента совпали во времени со скандалом вокруг теневых деяний Павла Лазаренко. Кстати, определенные структуры Лазаренко некоторое время находили защиту у секретаря СНБОУ. В первую очередь речь идет о структурах, работающих на рынках атомной энергетики. Со временем, правда, они нашли себе иного патрона, способного отыскать время как на атомную энергетику, так и на депутатство и клубный футбол.

Ощутимым ударом по позициям Горбулина стало назначение на пост главы СБУ давнего знакомого Леонида Кучмы - Леонида Деркача. Оперативная и аналитическая информация Службы безопасности пошла к Президенту в обход секретаря Совета национальной безопасности. Некоторые файлы этого информационного потока оказались одновременно для Президента новостью, а для Владимира Павловича - неприятностью. Именно этот факт, а не скандал вокруг израильского бизнесмена Вадима Рабиновича стал причиной скрытого, а потом и публичного конфликта Горбулина с Деркачем.

Параллельно с потерей СБУ Владимир Павлович утратил возможность осуществлять посреднические и контролирующие функции на линии МВД-Президент. Юрий Кравченко, в нескольких ситуациях рискнувший всем, прикрывая Президента (например в конфликте с Бродским и с Лазаренко), доказал ему свою преданность и заработал личный канал доступа к главе государства. Чуть позже окрепли позиции министра обороны Александра Кузьмука, который хоть и продолжал по многим вопросам сотрудничать с секретарем Совета нацбезопасности и его замами, тем не менее имел возможность принципиальные вопросы решать лично с Президентом.

Еще одна епархия секретаря СНБОУ - МИД - не оправдала возлагаемых на нее надежд, причем как надежд Горбулина, так и Кучмы. Борис Тарасюк, которого Владимир Павлович вместе со всей прогрессивной прессой за руку заводил в здание на Михайловской, во многом разочаровал своего крестного отца.

Существенно Владимира Горбулина ослабил и институт замов, который появился у него только в 1997 году. Каждый из них с максимальной и меньшей самостоятельностью вели участки работ, вверенные им непосредственно Президентом. В результате уже весной этого года картина сложилась достаточно четкая: Горбулин утратил контроль над силовиками, лишился личного доверия Президента, не вошел ни в один из штабов по подготовке президентских выборов.

Безусловно, определенные функции Владимир Горбулин продолжал исполнять. Например, ему был вверен канал «Интер», он был автором удачной с точки зрения избирательных технологий идеи введения в стране элементов чрезвычайного положения после терактов в Москве. В некоторых ситуациях он даже прикрывал отдельные телевизионные каналы, пытающиеся соблюсти маломальское лицо во время предвыборной кампании, от гнева Президента. Он выполнял поручения и даже генерировал идеи, но ему все сложнее было решать вопросы, а еще сложнее - их ставить. Свидетельством тому - простой факт: последнее заседание СНБОУ состоялось в двадцатых числах мая по теме «Энергетика». По итогам этого заседания не было принято никаких документов. Больше заседаний Совет национальной безопасности и обороны не проводил...

Как сложится судьба друга Президента после отставки, сейчас не может сказать никто. По данным «ЗН», уже после подписания указа глава государства нашел время выслушать предложения окружения о трудоустройстве Владимира Горбулина. Вариантов было несколько. Памятуя о том, что за годы секретарства В.П. стал академиком, было внесено предложение поставить его на место Бориса Патона. Второй вариант заключался в передаче под начало Владимира Горбулина Института стратегических исследований с одновременным занятием поста советника Президента. Не была отброшена и идея замены Антона Бутейко в Вашингтоне на экс-секретаря СНБОУ. Не исключено, что в связи с грядущими кадровыми изменениями в МИДе освободится ряд мест и в других важных для Украины посольствах. Возможно, весь спектр выбора будет предоставлен Владимиру Павловичу, но в сложившейся ситуации нельзя исключать, что его по разным причинам не устроит ни одно из существующих предложений. На 62-м году жизни Владимир Павлович Горбулин - академик, лауреат Государственной и Ленинской премий, экс-секретарь Совета национальной безопасности и обороны - может уйти на пенсию и дать волю всему пережитому в мемуарах. И это будет непростое испытание. Отечественным политикам, в силу разных причин, очень сложно быть честными перед другими, но еще сложнее быть таковыми перед собой.

Чужой

Владимир Горбулин и Евгений Марчук по своему психологическому определению никогда не могли бы находиться по одну сторону баррикад. И не потому, что один служил в КГБ, а другой - в ЦК, не потому, что один был близок Президенту, а другого Президент никогда не любил, не потому, что Марчук умел работать с командой, а Горбулин лишь с отдельными интересными для себя людьми. А потому, что Владимир Павлович является по определению снобом, а Евгений Кириллович не знает, что это такое.

Вместе с тем у Марчука и Горбулина было нечто, что их ставило в один ряд, а именно: в своей массе - благоговейное отношение журналистов. Примерно такое, как у бандерлогов к питону Каа. В плену обаяния Горбулина и Марчука находился практически каждый, кто когда-либо серьезно и несерьезно писал об украинской политике. Оба политика это знали и всегда этим пользовались. Они были таинственны и в то же время максимально открыты и зачастую дружелюбны. Но их обаяние было различным. У Владимира Горбулина это был сплав иезуитского коварства и рудиментов шестидесятника. С Евгением Кирилловичем все сложнее и в то же время - проще. Дело в том, что сотрудника отечественных спецслужб можно очень легко вычислить по неукоснительному уставному соблюдению им при общении рекомендаций Дейла Карнеги. Евгений Кириллович смог творчески переосмыслить и переплавить эти советы, и в его исполнении - улыбках, многозначительных паузах, умеренной доступности и любимом выражении «ноу коментс» - они превратились в капитал обаяния. Именно этим да еще святой верой постсоветских людей во всемогущество спецслужб только и можно объяснить, что сейчас еще остались в Украине люди, которые могут заявлять о том, что Евгений Марчук добьется результатов на новом посту, «если сможет изменить окружение Президента». Евгений Кириллович, вышедший из эмоциональных застенков СБУ, за четыре с лишним года не смог изменить себя, он не смог изменить свое отношение к поступку, определиться с целями и союзниками и сейчас на птичьих правах впускаемый в президентскую клетку он, конечно же, не сможет серьезно повлиять на рассадку «музыкантов». Говорят, что своим приходом в президентское окружение Евгений Кириллович дискредитировал идею оппозиции. Наверное, для многих веривших в него (а ведь их оказалось восемь процентов от пришедших к избирательным урнам) это и так. Вопрос спорный. И с тем, что он спорный, я не могу не согласиться прежде всего потому, что Евгений Марчук не смог возглавить оппозицию на пике своего политического полета. К чему тогда разговоры о том, что он мог бы ее возглавить при посадке?

И Марчук, и Мороз, и Ткаченко, и Кучма если не понимают, то чувствуют, что это был их последний бой. Бой политиков уходящего времени. Победитель получил отсрочку исполнения исторического приговора, не более. Существование остальных в украинской политике уже не ознаменуется серьезными взлетами или падениями.

На пост секретаря Совета национальной безопасности и обороны Евгений Кириллович Марчук был назначен Президентом между первым и вторым туром для того, чтобы гарантировать себе победу во втором туре. Такова официальная версия, и в ней есть доля правды. Но она покрывает лишь часть причин, по которым на этом месте оказался Евгений Кириллович. Человеком, предложившим Президенту сделать этот ход, был Александр Волков, вторым человеком, поддержавшим эту идею, стал Леонид Деркач. У каждого из них на это были свои причины.

Александру Волкову, обеспечившему со своей командой процентов семьдесят победы Леонида Кучмы в первом туре выборов (о втором сегодня говорить неэтично), пришлось столкнуться с целым роем молодых и рьяных, пытающихся разделить победу между собой. У большого Волкова появилось много маленьких конкурентов, и для него было важно, чтобы на месте секретаря СНБОУ появился его человек, не их. Конечно же, Евгения Кирилловича сложно назвать человеком Волкова, поскольку его вообще нельзя назвать чьим-то человеком. По одной простой причине - соблюдение заключенных договоренностей и ответственность за прирученных отнюдь не главные достоинства Евгения Кирилловича. Но его знакомство с Александром Михайловичем Волковым уходит корнями в далекое прошлое. Для того чтобы понять, насколько это прошлое далекое, достаточно сказать, что тогда Борис Бирштейн и фирма «Сиабеко» находились в апогее своего коммерческого успеха не только в России и Молдавии, но и в Украине.

Назначением Марчука на пост секретаря СНБОУ Александр Волков лишний раз продемонстрировал окружению Президента степень своего влияния на нынешнем этапе; создал Президенту информационный повод, который был с технологической точки зрения необходим для постоянного присутствия Президента на экране перед вторым туром. Кроме всего прочего, наконец-то де-юре справившись (не без помощи иных коллег по цеху) с Владимиром Горбулиным, Волков и Деркач заполнили это место безопасным с точки зрения претензий на влияние на главу государства человеком. К тому же после посредничества между Марчуком и Президентом Александр Волков и председатель СБУ некоторое время смогут рассчитывать на союзнические отношения с Евгением Марчуком и на его пусть нерешающее, но совещательное «да» при обсуждении важных для них вопросов.

Конечно же, Евгений Марчук не сможет на этом посту сравнять свой политический вес с весом Владимира Горбулина в лучшие для последнего времена. Но и кравчуковским секретарем он тоже не будет. Несмотря на ряд совершенных ошибок перехода от либералов - к социал-демократам, от социал-демократов - к социал-демократам объединенным, от объединенных - к поддержке националистов, от оппозиции - к приходу во власть, для многих паузы и взгляды Марчука по-прежнему остаются завораживающими и более красноречивыми, чем длинные речи иных политиков. Евгений Кириллович по-прежнему будет производить впечатление, например, на тот же Запад, который, помимо шока от демократичности процесса украинских выборов, в ближайшее время осознает, что практически лишился своих ставленников во властных кругах Украины. Евгению Кирилловичу представится возможность заполнить собой поредевшую «западную» нишу, у него будет возможность бороться с организованной преступностью и коррупцией. Правда, этот процесс будет обусловлен некоторыми нюансами - лицензия на отстрел в сезон охоты будет выдаваться со строгим лимитом, а средства борьбы также будут выдаваться под роспись и запираться на ночь на ключ. Конечно, коррупции в нашей стране хватит на всех и борьба с ней на любом из участков почетна. Например, если это борьба с коррупцией и злоупотреблениями в рядах тех, кто стоял с Евгением Кирилловичем на каневских кручах, или, например, санитария рядов молодой поросли, которая уже сейчас не только съела значительную часть бизнеса в стране, но и точит зубы на власть. Серьезные фигуры могут быть затронуты лишь с высочайшего позволения - это знают все, это знает и Евгений Кириллович Марчук.

Постигнет ли Марчука судьба Лебедя? Какая разница? Хотя, может быть, такая ситуация облегчила бы его состояние, но, похоже, Евгения Кирилловича будут использовать дольше, контролируя его возможности и влияние. Вырваться из опеки уже сложившегося президентского окружения ему будет очень сложно, и не только потому, что оно уже сложилось и уже существует смета моральных и финансовых долгов и активов взаимоотношения Президента и его окружения, но и потому, что Евгений Марчук не сможет вмешаться в уже существующий расклад, ведь основные столпы, на которых зиждилась влиятельность его предшественника, окончательно и бесповоротно подпилены и не держат кресло секретаря СНБОУ независимо от того, кто бы в этом кресле ни находился. Председатель СБУ Деркач, глава МВД Кравченко и министр обороны Кузьмук не станут теми фигурами, которые Президент посчитает необходимым заменить в случае победы на выборах. Все три политика имеют свой самостоятельный и главное - доверительный канал общения с Президентом. Евгению Кирилловичу в опоры достанется МИД, глава которого практически всегда был близок в убеждениях к Евгению Марчуку. Но в этой ситуации есть два вопроса: останется ли Тарасюк министром? И если останется, то сможет ли выстроить партнерские отношения в порядке исключения хотя бы с одним своим начальником? И наконец, самое главное. Евгений Марчук никогда не будет пользоваться доверием Президента, тем более таким, каким несколько лет подряд пользовался Владимир Горбулин. При отсутствии всех этих условий Евгений Марчук не сможет стать ощутимо влиятельной единицей в президентском окружении.

Вот так и закончились две карьеры двух незаурядных людей. Владимир Горбулин пережил свой яд, а Евгений Марчук пережил свое политическое время. Может быть, кто-то знает - что хуже?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно