Третья мировая война уже идет между цивилизациями

22 октября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 43, 22 октября-29 октября 2004г.
Отправить
Отправить

Пришло время, когда классическое определение понятия «война», наверное, требует пересмотра или, скорее, уточнения...

Пришло время, когда классическое определение понятия «война», наверное, требует пересмотра или, скорее, уточнения. Вооруженные силы в общепринятом понимании утрачивают свое положение как главное и решающее средство войны. За последние два столетия романтические герои от Дениса Давыдова и Дубровского до партизан Второй мировой войны, успешно воевавшие с нерегулярными войсками, переросли в ту армию террористов, которая сейчас фактически ведет третью мировую войну. Действия террористов принято объяснять религиозным фанатизмом. Но, рассказывая о шахидках, мы забываем о роли для них примеров советского прошлого и нашего опыта. Отсутствует анализ и широкая информация о причинах терроризма. Одна из причин эффективности терактов находится, вероятнее всего, не в пренебрежении террористов к смерти, а в хрупкости современной цивилизации, чувствительность ее материальной составляющей к незначительным возмущениям.

Недавно основой столкновений был конфликт идеологий — коммунистической и западной, еще ранее фашистской и западной. Марио Конти утверждает, что одной из составляющих глобальных столкновений является конфликт между либеральной и клерикальной культурами.

Науке уже удалось математически смоделировать техногенные катастрофы, что дает возможность искать пути управления их течением и даже прогнозировать их появление. Однако модели социальных явлений до последнего времени отсутствовали. Попытаемся показать, что современная наука подошла к математическому описанию некоторых социальных процессов, в частности кризисных.

Террористический акт с точки зрения науки представляет собой скачкообразную реакцию социальной системы, как правило, громадных масштабов на возмущения, внесенные терактом. Поэтому успех в описании этого явления, на мой взгляд, лежит в использовании решений теории катастроф. Появившаяся 50 лет назад работа американского математика Х.Уитни позволила разработать на основе теории бифуркаций динамических систем А.Пуанкаре и А.Андронова математический инструмент, получивший позднее хлесткое название «теория катастроф».

Структура поведения живого существа двойственна. В конфликтных ситуациях оно может выбирать прямо противоположные линии поведения. Примером может быть хорошо известное поведение животного, внезапно изменяющееся в зависимости от того, в какой последовательности возрастает или убывает его страх и гнев. Оно может убегать, а затем возвратиться и напасть или, наоборот, сначала напасть, а потом неожиданно обратиться в бегство. Индивидуальное или коллективное поведение человека во многих случаях также укладывается в рамки той же теории. Естественно предположить, что теория катастроф способна математически описать такое сложнейшее явление, как терроризм. Р.Том доказал удивительную теорему, что все катастрофы, происходящие в нашем земном четырехмерном пространстве (три координаты и время) математически описываются семью (ни больше и ни меньше!) типами катастроф. Для социальных катастроф скорее всего подходит катастрофа типа «сборки».

Поскольку в литературе сегодня наиболее часто рассматривается вариант столкновения либеральной и клерикальной культур, была составлена модель и уравнение состояния клерикального общества, на которое воздействуют либеральные ценности в виде информации и так далее. Вовлекать читателя еженедельника в математические дебри вряд ли целесообразно, поэтому попробую познакомить его с основными выводами, следующими из научного анализа. Прежде всего, как следует из анализа графиков, построенных на основании математической модели, одним из основных путей примирения культур является увеличение толерантности (уменьшение нетерпимости) клерикального общества. Конечно, это очевидный вывод.

Однако представленная модель, что очень важно, позволяет количественно оценить эффект увеличения толерантности как одной из фазовых переменных. Для примера рассмотрим конкретный случай изменения толерантности в клерикальном обществе от 0.5 до 0.75. Простой расчет показывает, что изменение на четверть толерантности дает уменьшение напряженности в обществе на 50%, т.е. путь изменения нетерпимости (или толерантности) очень эффективный.

Какие тенденции можно отметить благодаря теоретическому анализу полученного уравнения? Движение в сторону меньшего напряжения путем уменьшения нетерпимости (или роста толерантности) клерикального общества не всегда немедленно приводит к лучшему результату. Более того, при движении к меньшему напряжению в обществе сопротивление к изменению состояния растет. Максимум этого сопротивления достигается раньше точки самого плохого состояния, которое нужно пройти по пути к улучшению. Т.е. и после точки максимального сопротивления напряжение в обществе может увеличиваться. Но по мере приближения к наихудшему состоянию с некоторого момента сопротивление начинает уменьшаться до нуля, после чего процесс улучшения ускоряется за счет смены знака сопротивления, которое начинает притягивать систему к лучшему состоянию.

Чем развитее социальная система клерикального общества, тем более резким будет провал на пути движения к лучшему. Конечно, путь скачкообразного перевода системы из высокого противостояния в низкое предпочтительнее, так как после этого система сама начинает эволюционировать в сторону меньшей конфронтации. Социальные системы относятся к классу нелинейных, и законы их функционирования являются ни хорошими, ни плохими (так же, как и теракты с точки зрения формализации) — они такие, какие установила природа. Их нарушение никогда в итоге не приведет к результату, противоречащему этим законам. На наш взгляд, пример этому — Октябрьская революция, которая произошла вследствие не объективных законов (которые мы еще не знаем), а субъективных бифуркаций. В конце концов система вернулась в исходное положение. Победа в холодной войне была не на стороне либерального общества, а на стороне законов общественного развития, орудием которых стали либералы.

То же самое должно быть и с системой, противостоящей терроризму. Как в ХХ веке свойства коммунистической системы вступили в противоречие с законами развития либерального общества, так и в XXI веке общество потребления переродило уже характеристики либеральной системы в противоречащие законам развития человечества. Орудием их изменения стала клерикальная культура. Поэтому, если терроризм есть порождение неизвестных нам законов общества, то бороться, не учитывая тенденции протекания этих законов, бесполезно. Один из путей — уменьшить нетерпимость клерикального общества (увеличить его толерантность). Конечно, либеральному обществу в своих уступках надо будет чем-то пожертвовать. Но это будут уступки не террористам, а объективным тенденциям, это будет победа в третьей мировой войне не террора, а законов общества.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК