ПОЧЕМ НЫНЧЕ «СЕРОЕ ВЕЩЕСТВО»

16 октября, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 42, 16 октября-23 октября 1998г.
Отправить
Отправить

На прошедшей неделе в стенах НАНУ состоялся третий международный семинар, посвященный вопросам лицензирования интеллектуальной собственности...

На прошедшей неделе в стенах НАНУ состоялся третий международный семинар, посвященный вопросам лицензирования интеллектуальной собственности. На семинар собрались ученые и патентоведы Украины, стран СНГ, Франции, Германии, Венгрии, чтобы продолжить обсуждение темы двух предыдущих семинаров по вопросам использования патентной информации, передачи результатов исследований из научных учреждений в промышленность. Международный семинар проходил под эгидой Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), Национальной академии наук и Госпатента Украины. Начало работы семинара ознаменовалось торжественным моментом: президенту НАН Украины Б. Патону была вручена золотая медаль ВОИС - наивысшая награда этой авторитетной международной организации.

Примечательно, что на этот семинар собрались представители академий наук стран СНГ, входящих в Международную ассоциацию академий наук (МААН). Решением МААН в декабре 1997 года был создан постоянно действующий Консультативный совет по вопросам охраны интеллектуальной собственности при передаче технологий. Поэтому задачи киевского семинара (стало традицией проводить их в Киеве) сходны с задачами Консультативного совета - распространение опыта охраны и практического использования интеллектуальной собственности, подготовка предложений по совершенствованию и передаче технологий, оказание методической и экспертной помощи при заключении конкретных договоров. К этому событию Академией правовых наук, Государственным патентным ведомством, Государственным агентством по авторским и смежным правам впервые в Украине подготовлено научно-практическое издание «Интеллектуальная собственность в Украине: правовые основы и практика».

Так как же обстоят дела с лицензированием интеллектуальной собственности в Украине? Почему этот вопрос вот уже третий год подряд обсуждается, но, к сожалению, как не единожды акцентировалось в выступлениях ученых и специалистов, ничего практически не решается? Чтобы ответить на него, нужно обратить внимание на последнее десятилетие, которое характеризуется радикальными изменениями в экономике: конкуренция становится более жесткой, что требует от товаропроизводителя более активно внедрять (с целью снижения себестоимости продукции, повышения качества) новые технологии. Именно поэтому основной формой международного научно-технического обмена является торговля лицензиями. Она получила распространение под влиянием технической революции и усиления конкуренции. В сферу ее действия были вовлечены объекты промышленной собственности и авторского права, результаты научно-исследовательских и конструкторских разработок, техническая документация, ноу-хау. Темпы торговли запатентованными технологиями в среднем превышают темпы развития торговли традиционными товарами в 3 - 4 раза.

Считается, что Украина имеет развитую научно-производственную базу. О ее научно-техническом уровне, потенциальных возможностях создания и продажи лицензий свидетельствует тот факт, что во время существования СССР практически 25% зарегистрированных изобретений имели украинские корни. Однако мы продолжаем жить заслугами прошлых лет. Как отметил в своем вступительном слове на семинаре президент НАНУ академик Б.Патон, в 1997 году учреждениями НАНУ выполнялось 2900 договоров с отечественными предприятиями и организациями, 160 контрактов с зарубежными фирмами, но при этом лицензионных соглашений было заключено только 29. Объемы освоения новшеств, созданных как в Академии наук, так и в Украине в целом, а следовательно, и объемы экспорта этого вида продукции могли быть значительно большими, если бы был решен ряд конкретных вопросов охраны интеллектуальной собственности.

Речь идет об отсутствии в Украине свободного доступа к современной патентной информации. А ведь этот вопрос обсуждался еще на предыдущем семинаре. Однако до настоящего времени патентная библиотека, к сожалению, так и не открыта. Проведение исследований на патентную чистоту крайне затруднено или связано со значительными финансовыми затратами, что не под силу сегодня ученым. Нерешенным остается вопрос закрепления в законодательном плане конкретных сроков рассмотрения заявок на изобретения, а также введения системы квот при оплате сборов за регистрацию и поддержку патентов.

Как будто какая-то злая сила прошлась по украинской науке. Ведь практически погибли экспериментальные производства, инженерные центры и конструкторские бюро академии. Большие потери понесла и вузовская наука. Только за два последних года из вузов Минобразования ушло более 5000 человек профессорско-преподавательского состава, в том числе более 400 докторов наук. Идет утечка высококлассных специалистов из Украины, и этот процесс, к сожалению, не прекращается. Количество научных сотрудников НАНУ за пять последних лет сократилось более чем на 30%.

Между тем наука, производящая интеллектуальную собственность в виде высоких технологий, считает академик НАНУ В. Трефилов, продолжает наращивать свое определяющее влияние в экономике ведущих стран мира. Объем государственного финансирования науки в этих странах находится в пределах 2,8 -5% от валового внутреннего продукта. А Япония, к примеру, планируя осуществить коренную перестройку организации науки и производства, в два раза увеличила бюджетные ассигнования на науку. Выделив на науку в 1996 году 150 млрд. долларов дополнительно на ближайшие пять лет, она тем самым формирует сейчас свою экономическую стратегию на третье тысячелетие.

В Украине же общие затраты на науку из государственного бюджета в 1991 году составляли 2,5% ВВП и снизились до 0,7% в 1996 году, а нынче этот показатель и того меньше - 0,45% . С учетом падения за эти годы в 2,5 раза самого валового продукта, финансирование на науку уменьшилось более чем в 10 раз. Недаром наш бюджет называют тришкиным кафтаном, у которого прорехи из года в год оказываются в одних и тех же местах - где наука, образование и медицина.

Положение в Украине и в странах СНГ в области создания новых высоких технологий, на фоне гигантских финансовых потуг высокоразвитых стран мира, скажем прямо, неважное. Но интерес этих стран к нашей науке тем не менее очень высок. Это связано с тем, что Украина еще располагает высочайшего класса учеными и инженерами, которых можно нанять на работу в своих странах, а также с тем, что от науки и технологии бывшего Союза наша страна унаследовала большой задел в области высоких технологий. Высокоразвитые страны принимают сегодня радикальные меры для охраны и защиты интеллектуальной собственности, как национального достояния вообще, так и от промышленного шпионажа в частности. На эти цели расходы промышленников достигают астрономических цифр. В Украине же система защиты интеллектуальной собственности проработана очень плохо. Для тех, кто уже начал работать с международным рынком, известно, как много страна теряет от деятельности собственных ретивых предпринимателей, без застенчивости и по-пиратски эксплуатирующих научные результаты, принадлежащие государству. Недавно на президиуме Академии наук был заслушан отчет одного института, где с гордостью говорилось, что чуть ли не 70% ассигнований для обеспечения научной деятельности институт получает за счет контрактов из-за границы. А на каких условиях у вас подписаны эти контракты? - был задан вопрос. Оказалось, на условиях, когда 100% собственности на эти результаты принадлежат заказчику, т.е. все то, что нарабатывается, уходит за рубеж. Нужна юридическая система, которая защищала бы интеллектуальную собственность, вознаграждала бы должным образом изобретателей и разработчиков. И нужна судебная система, которая бы защищала лицензиата и государство от воровства. Из-за того, что в Украине этого нет, идет беззастенчивое разворовывание научного потенциала страны. Украина успела создать Миннауки, Госпатент и много других симпатичных бюрократических организаций, а вот пакета рабочих законов для практической защиты своих экономических интересов, и, кстати говоря, по наполнению бюджета, к сожалению, до сих пор нет. Немаловажно отметить также, что в действиях западных партнеров далеко не всегда можно усмотреть какой-то злой умысел, стремление обмануть нас, нагреть руки на наших трудностях. Скорее всего, это связано с юридической неграмотностью с нашей стороны и непродуманностью всех деталей при заключении контрактов.

Поэтому академик В. Трефилов считает:

- необходимо в контрактах и соглашениях в обязательном порядке отражать положения, охватывающие весь спектр проблем, связанных с созданием, передачей, использованием и распространением интеллектуальной собственности, появление которой предвидится в ходе выполнения работ;

- в контрактах и соглашениях должна быть указана вся интеллектуальная собственность, с которой стороны вступают в работу. Не будучи приписанными как «мое» предшествующие наработки станут в лучшем случае общими, в худшем - автоматически перейдут в собственность другой стороны;

- интеллектуальная собственность, переданная партнеру по соглашению, не может быть передана им третьим лицам;

- до подписания соглашения и контрактов должно быть указано все, что подпадает под систему экспортного контроля;

- результаты выполненных работ должны быть сначала запатентованы в патентном ведомстве той страны, на территории которой выполнялись работы.

Как свидетельствует опыт промышленно развитых стран и стран Восточной Европы, одним из главных критериев структурной перестройки в условиях экономического кризиса и спада производства есть создание и правовое регулирование рынка инноваций, на котором права на объекты промышленной собственности являются товаром.

Коммерческая реализация развитыми странами Запада собственных научно-технических разработок в других странах дает им большие прибыли. Например, если в 1987 году общий объем международной торговли лицензиями оценивался в 38,5 млрд. долларов США, то в 1990 году он уже достиг 60,3 млрд. долларов США и продолжает расти до настоящего времени. Факт такого всплеска коммерческой активности ряд специалистов связывает с миграцией умов из распавшегося Советского Союза. Украинское государство в начале своего развития утратило часть рынков сбыта, а свято место, как известно, пусто не бывает. Поэтому у украинских субъектов международных лицензионных отношений доля в общем объеме международной торговли сейчас очень небольшая. В 1991 году организации Украины продали за рубеж лицензий на общую сумму более 1,6 млн. долларов США, в 1992 году - приблизительно на ту же сумму, а в 1993 году - более чем на 6,0 млн. долларов США. И хотя суммы продаж с каждым годом возрастают, они незначительны. Пока незначительны. Ведь потенциальные возможности Украины еще большие. Реализовать их можно, если власть предержащие повернутся к назревшим проблемам лицом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК