Плата за нерешительность, или Какой будет Украина в 2015 году

27 октября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 41, 27 октября-3 ноября 2006г.
Отправить
Отправить

Получить от украинского чиновника высокого ранга внятный ответ на какой-либо вопрос государственной важности — дело почти безнадежное...

Получить от украинского чиновника высокого ранга внятный ответ на какой-либо вопрос государственной важности — дело почти безнадежное. Поэтому когда в отделе науки «ЗН» появился аналитический материал Владимира Рыжова, экс-руководителя Украинской государственной инновационной компании, в котором он обрисовал драматическое положение промышленности в ближайшие годы, сомнений не было — с ним должен ознакомиться читатель. Актуальность выводов тем более очевидна, что ныне Владимир Леонидович — не «оранжевый безработный», как он сам себя недавно называл, а член правительства — первый заместитель министра промышленной политики. Теперь ему, как говорится, и карты в руки. Остается надеяться, что острое видение весьма сложной ситуации в украинской экономике, промышленности и науке позволит высокопоставленному бюрократу принять активное участие в исправлении тяжелого положения. А отдел науки еженедельника проинформирует читателей о результатах этой работы. Если они будут…

Будем откровенны — украинская индустрия примитивна
и патриархальна

В конце 90-х годов ведущие учёные-экономисты Украины забили тревогу — восстановительный ресурс в металлургии, химии, добыче полезных ископаемых и в первичной переработке сырья мог дать рост ВВП лишь до 2008—2009 года. К этому времени высокотехнологичные отрасли, а вместе с ними и отраслевая наука, полностью прекратят своё существование из-за возрастного разрыва и ликвидации научных и производственных школ. В Украине сейчас нет ростков индустрии, способной заменить выработанную советскую, к тому же морально устаревшую промышленность и развить высокотехнологические производства, способные подхватить дальнейший рост ВВП в стране.

Отдельные фрагменты высокотехнологического уровня ещё присутствуют в ВПК, но изготовить несколько образцов современного оружия, запустить спутник или даже возобновить производство «Русланов» — это еще не экономика страны!

Необходимо воспользоваться тенденцией перехода Западной Европы к постиндустриальной модели экономики с естественным выводом производств за пределы своих стран, предложив им такую возможность в Украине. В идеале наша страна сможет стать своеобразным евразийским технопарком, быстро пройдя путь от восстановления индустриальной экономики до первых элементов экономики постиндустриального уклада. Для этого должны быть освобождены в своём перемещении не только финансовые потоки, но и интеллектуальная собственность.

Самая болезненная проблема у нас — деградация электроники. Причём не науки, а производства. Разработки наших учёных, особенно в оборонной отрасли, просто впечатляющи. А вот элементной базы уже нет.

Наблюдается упадок машиностроительного и приборостроительного комплекса. Это крайне опасные симптомы, ибо в данных отраслях отмечается самая жёсткая конкуренция в мире, и рассчитывать на то, что мы самостоятельно сможем выйти на мировые или даже на локальные рынки, невозможно. Мы должны привлечь на свою территорию транснациональные или просто ведущие компании мира и обеспечить через них своё присутствие на мировых рынках товаров. У нас нет громких собственных брэндов, поэтому «Сименс-Украина» или «Дженерал дайнемикс-Украина» будет понятно во всём мире. А вот наша «Селми», хотя и выпускает уникальную продукцию, зачастую более качественную, чем немецкие, японские или американские аналоги, на рынке не известна. Но не следует обижаться — мы сами виноваты.

Лучше поделиться частью, чем потерять все

Председатель правительства РФ М. Фрадков недавно заявил, что Россия проиграла в конкурентной борьбе «Боингу» и «Аэробусу». Горькое признание, но это плата за индивидуализм и неумение объединяться. Теперь Россия скупает акции «Аэробуса». Это урок и нам — даже ведущие страны, традиционно авиастроительные, считают за благо объединить свой научный, финансовый и производственный потенциал для выпуска самолётов.

Наше авиастроение неизбежно будет деградировать, если мы не войдём составной частью в одну из ведущих авиастроительных компаний, оговорив свою нишу рынка и уровень кооперации. Причём лучше всего это сделать вместе с россиянами, ибо у нас совместный украинско-российский самолётостроительный комплекс. Его украинская часть составляет примерно 55 процентов. Ветер пока дует в наши паруса. Европейцы, «обломившись» с А-380 и А-400Т, сегодня могут согласиться на кооперацию. А вот через три—четыре года они уже успеют выпутаться сами и могут на кооперацию не пойти. Надо спешить.

Но не везде мы с Россией партнёры. Наш Ан-148, аналог российско-европейско-американского RRJ, имеет временное преимущество в два с половиной—три года. Если удастся выпустить 25—30 машин Ан-148, рынок будет наш. Провороним — это будут зря потраченные деньги.

В судостроении семь наших верфей буквально влачат существование. Ориентированные на военное кораблестроение, без модернизации они проигрывают конкурентам по трудоёмкости и производственным циклам, а случайные внешние заказы не обеспечат стабильной работой наших корабелов. Если отбросить амбиции и обратиться к реальности, необходимо как можно быстрее заинтересовать иностранные судостроительные фирмы кооперацией с нашими верфями.

В ракетостроении мы ещё имеем конкурентную способность, но через шесть—семь лет, по оценкам специалистов, по качеству, цене, надёжности и мощности европейские, американские и российские ракетоносители отодвинут наши. В этой отрасли, в силу значительных технических и принципиальных отличий ракетоносителей разных стран, для Украины самым прагматичной может быть кооперация с Россией. «Южмаш» имеет место и имя на мировом рынке и его надо сохранить ради будущего страны всеми силами.

Танки — нет,
ЗРК — да!

Танки всё больше утрачивают своё значение в условиях постоянного совершенствования ведения бесконтактных технологических войн. Ведущие страны мира — США, Россия, Германия, Франция, Англия имеют машины собственного производства. На внешних рынках они жестко конкурируют друг с другом, так что рассчитывать на заказы из стран НАТО невозможно даже при вступлении Украины в эту организацию. Видимо, наиболее прагматичное решение — модернизация старых моделей танков в странах третьего мира.

Зарождающееся в Украине производство колёсной бронетехники имеет серьёзную экспортную перспективу, т.к. отечественные БТРы и БКМ по надёжности, бронезащите, вооружению и, самое главное, по цене имеют преимущества в странах третьего мира перед лучшими образцами БТРов и БКМ стран НАТО. Спрос же на броневую колёсную технику в мире растёт, и эта тенденция, по прогнозам специалистов, сохранится надолго. Важно, что производство БТРов и БКМ в Украине имеет замкнутый цикл. Мы производим все, кроме дизельных двигателей.

Зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) в Украине ранее не производились в замкнутом цикле, однако освоенные их элементы составляют самую значимую часть ЗРК. Поэтому наладить производство современных ракет, систем обнаружения и наведения вполне возможно. Это актуально и потому, что именно ЗРК на ближайшие десятилетия будут составлять основу обороноспособности большинства стран мира. Сегодня все стремятся создать многослойную систему противовоздушной и противоракетной обороны и защитить себя от высокоточного оружия. Надо ловить момент, ибо спрос удовлетворят другие.

Производство современных отечественных ЗРК не требует внешней кооперации, правда, надо отметить, что отечественная элементная база для систем обнаружения и наведения не может обеспечить научно-конструкторские требования и потому придётся закупать ряд комплектующих за рубежом. Но ожидаемое качество новых отечественных ЗРК и их тактико-технические параметры могут на порядок опережать все известные ЗРК в мире. Если Украина вступит в НАТО, то при правильном оформлении прав интеллектуальной собственности последние смогут быть поставлены на вооружение многих стран альянса (при условии, что политическое давление США не помешает честной конкуренции).

Вряд ли Вооружённые силы Украины будут финансово способны приобрести новые отечественные ЗРК. Поэтому развитие направления должно быть изначально экспорто-ориентированным. Но на экспорте можно заработать большие деньги и дать возможность нашей армии оснаститься современной военной техникой.

«Кольчуга» — слава ученых и позор политиков!

Радиолокация, системы обнаружения противника и системы наведения — с точки зрения научных разработок и конструкторских решений эту отрасль в Украине можно отнести к одной из самых передовых в мире. Перед правительством будет стоять сложная внешнеполитическая и внешнеэкономическая задача развития отечественной радиолокации, т.к. это направление на ближайшие полвека будет перспективным во всём мире, и Украине нельзя лишаться достигнутого потенциала. Вообще «Кольчуга» — индикатор технического потенциала Украины, слава учёных и позор политиков. Достижения на этом направлении необходимо шире использовать в гражданских проектах, в том числе и в европейских.

Ситуация с развитием ракет класса «воздух-воздух» и «воздух-поверхность» несколько иная. Требования к ним во многом определяются их носителем — самолётом и вертолётом. В силу отсутствия в Украине производства истребителей, штурмовиков и боевых вертолётов вряд ли можно рассчитывать на долгосрочное автономное существование этого типа ракет. С появлением через 7—10 лет новых типов самолётов и вертолётов производство отечественных ракет может обеспечиваться только заказами стран третьего мира, «донашивающих» старую военную авиацию.

Однако научный и конструкторский потенциал этой отрасли может быть полностью использован для создания зенитных ракет средней дальности и высокоточных ракет. При таком развитии событий вступление Украины в НАТО не скажется на судьбе производства ракет этого класса. В случае, если проект производства ЗРК в Украине реализован не будет, данная отрасль прекратит своё существование к 2015 году.

Особо опасно положение гиганта «Мотор-Січ»

Авиамоторостроение почти полностью зависит от участия в иностранных и совместных проектах. Без включения в международные структуры украинские предприятия и КБ обречены на медленное умирание.

Отечественное авиационное агрегато- и приборостроение может быть использовано и в европейских проектах, ибо по целому ряду приборов и агрегатов не уступает ни ценой, ни качеством лучшим мировым образцам.

Следует отметить, что военно-промышленный комплекс любой страны является наукоразвивающим, и результаты достижений в науке, конструкциях, технологиях и материалах, внедренные в гражданские отрасли, приближают страну к высокоиндустриальному укладу экономики и содействуют ее экономическому развитию. Неудача конверсии в Украине — это ошибка, а не приговор.

Прорывные отрасли отечественной индустрии

Энергетика — наиболее парадоксальная отрасль нашей экономики. Украина имеет достаточно современное энергетическое машиностроение — успешное на внешних рынках настолько, что за контроль над этими предприятиями ведётся жёсткая конкурентная борьба. В перспективе энергетическое машиностроение должно стать одной из прорывных отраслей отечественной индустрии.

После двух десятилетий прохладного отношения к атомной тематике в Европе грядущая исчерпаемость углеводородных энергоносителей вынудила ряд стран ЕС повернуться к атомной энергетике лицом и начать срочно разрабатывать программу строительства АЭС. Нам надо определиться организационно и финансово — будем ли мы заменять наши выводимые из эксплуатации ядерные блоки с помощью Европы или продолжим сотрудничество с Россией?

Совершенно очевидно, что достаточного объёма средств для замены ядерных блоков у нас не будет. Придётся делиться долей в государственной собственности АЭС со строителями новых ядерных блоков. А это значит, что нужно приступать к преобразованию АЭС в государственные акционерные компании. При этом надо иметь в виду, что окупаемость ядерных блоков растягивается на 20 лет, а значит, кредитование их строительства маловероятно.

Важным является и то, что российские, американские и европейские мощности по строительству атомных электростанций через год—два будут загружены полностью, ибо многие страны приняли решение развивать атомную энергетику. Поэтому мы можем оказаться в тупике.

Наличие углеводородных энергоносителей в Украине немалое, но всё равно к сороковым годам нашего века углеводородной энергетике придёт конец. Исходя из этого, промышленное использование угля в качестве основного энергоносителя в Украине становится самым актуальным на ближайшие десятилетия. Это вовсе не исключает какое-то время использовать природный газ в качестве энергоносителя — всё будет определять его стоимость. Через несколько лет цены на газ выровняются на всём Евразийском континенте. И к этому надо готовиться немедленно, чтобы Украина не оказалась в ценовом энергетическом коллапсе.

Бесполезные НИИ должны быть закрыты

Отдельной проблемой продолжает оставаться низкая востребованность отечественных научных разработок в промышленности страны в основном из-за недоверия украинских производителей к результатам отечественных разработок. Эта тенденция давала о себе знать еще в советское время, однако сегодня между наукой и промышленностью выросла пропасть, которую трудно ликвидировать. И промышленники, и ученые должны учесть такое обстоятельство — иностранные фирмы предлагают первым новые разработки с монтажом «под ключ», дают ещё и надёжные гарантии по качеству и обслуживанию. А наши разработчики, как правило, не имеют своих комплексных пусконаладочных структур, из-за чего надёжность их продукции оставляет желать лучшего. Страдает органическими недостатками и система организации нашей науки. Так, более половины всех новшеств в Европе и Америке рождается в лабораториях и институтах университетов, где удачно сочетается интеллект учёных, преподавателей и студентов. Бизнес-инкубаторы на базе университетских лабораторий — распространённейшая европейская практика. У нас всего этого нет. В то же время имеется множество практически бесполезных НИИ и проектных институтов, которые необходимо передать в ведение университетов для усиления учебной и лабораторной базы.

Давайте вспомним, как Япония, Корея, Китай, платя за обучение, что называется, последние деньги, массово отправляли учиться свое молодое поколение в Европу и Америку. Уходило не менее 15 лет на появление в стране класса квалифицированных, широко мыслящих, со знанием языков чиновников, управленцев и финансистов. Власти этих стран понимали: массово обучая молодёжь, они инвестируют в будущее своей страны.

В Украине обучение за рубежом возможно только для детей богатых родителей. И ещё не известно, получив образование там, будут ли они делать карьеру в Украине. Если нет, то класс специалистов мирового уровня у нас так и не возникнет, а мир под нашу доморощенную финансовую и управленческую систему подстраиваться не будет.

Крайне важной проблемой является фактическое отсутствие инновационной деятельности в стране. Существующая Украинская государственная инновационная компания по сути является кредитно-финансовой организацией по обслуживанию не систематически возникающих и далеко не первостепенных по значимости проектов. Однако системной инновационной деятельности у нас нет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК