Охотник за микробами

22 сентября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 36, 22 сентября-29 сентября 2006г.
Отправить
Отправить

Кто не уважает выдающихся людей своего народа, тот сам не достоин уважения. М.Рыльский Об этом ученом в Украине до недавнего времени никто не знал...

Кто не уважает выдающихся людей своего народа, тот сам не достоин уважения.

М.Рыльский

Об этом ученом в Украине до недавнего времени никто не знал. Поэтому неудивительно, что когда Евгений Рослицкий из Канады обратился к украинским ученым с просьбой предоставить хоть какую-то информацию об известном микробиологе, то получил неутешительный ответ.

К сожалению, нет информации о Сергее Виноградском и в Энциклопедии украиноведения Владимира Кубийовича, которая нам часто помогает. А в Украинской советской энциклопедии наталкиваемся на следующее: «Виноградский Сергей Николаевич [1(13).09.1856, Киев — 24.11.1953, Париж] — русский микробиолог, член-корреспондент Петербургской АН (с 1894), почетный член АН СССР (с 1923), член Французской АН и Лондонского королевского общества... с 1922 года и до конца жизни — заведующий отделом Пастеровского института в Париже...» А недавно академик АН СССР микробиолог Евгений Мишустин вполне официально утверждал, что Сергей Виноградский — «выдающийся русский ученый», «родился в России и был российским гражданином...»

Так кем же был Сергей Виноградский — охотник за микробами из златоверхого Киева, чье имя стоит рядом с именами таких корифеев науки, как Л.Пастер, Р.Кох, И.Мечников?

Родился Сергей Виноградский 13 сентября 1856 года в Киеве. У его отца было юридическое образование, именно он основал в Киеве первый банк. А строительство так называемой Южной железной дороги принесло Виноградским большую прибыль, которую они использовали на закупку земли и строительство сахароварен. Мать Сергея была из знаменитого гетманского рода Скоропадских.

В семье Виноградских подрастало еще трое детей. Понимая важность знания классических языков, родители отдали десятилетнего Сергея и его брата Александра во Вторую киевскую гимназию. Атмосфера в гимназии царила довольно неприветливая, по словам самого Сергея — обучение «было не только неинтересное, но и неприятное, угнетало как физически, так и морально». Тем не менее оба юноши закончили гимназию с отличием, хотя Сергей выразил свое неудовлетворение учебой тем, что свою первую награду — почетную медаль — немедленно продал!..

В 1873 году Сергей поступает в Киевский университет на юридический факультет, но со временем, осознав врожденные склонности к естественным наукам, переходит на физико-математический факультет и с головой ныряет в науку... Но снова разочарование, особенно практическими занятиями, и, несмотря на протесты родных, юноша оставляет университет на третьем курсе. Пробует найти себя, обучаясь музыке у выдающегося в то время учителя, профессора Лешетицкого в Петербургской консерватории. Но и здесь его запросы остаются неудовлетворенными, и он возвращается в университет...

В 1877 году Сергей Виноградский поступает на факультет естествоведения Петербургского университета и занимается изучением аналитической химии. В начале третьего курса он выбирает себе отдельный участок науки — физиологию растений — в лаборатории известного ботаника Фаминцина.

В 1881 году Сергей невероятно успешно заканчивает университет, что открывало ему дверь в профессуру. Но тогдашние эпохальные открытия Пастера, Коха, Мечникова, де Бари привлекли молодого ученого в мир микроорганизмов.

Осенью 1884 года Виноградский получает диплом магистра от ботанического отделения Петербургского университета. Но его влечет лучшее оборудование в лабораториях Европы, и он переходит в университет в Страсбург, где председателем ботанического отделения работал всемирно известный немецкий ботаник Генрих Антон де Бари.

Конец ХІХ века обозначен многими эпохальными открытиями, в частности и в микробиологическом мире. Сергей Виноградский открыл новый, доселе неизвестный биологический способ использования энергии для синтетических потребностей клеток — живых и свободноживущих организмов, автотрофов-бактерий, способных синтезировать свое тело и размножаться благодаря исключительно неорганическим соединениям, таким как сера, железо, азот, углекислый газ и т.п.

В 1889 году Виноградский начинает в Цюрихском университете новую серию опытов нитрифицирующих бактерий. Как заметил изобретатель стрептомицина Зельман Ваксман, который, кстати, также родился на украинской земле, это принесло Виноградскому «престиж, оставшийся до нашего времени непревзойденным».

К ученому пришла мировая слава, он получает престижные приглашения. Но Виноградский решает вернуться в Петербург.

Несмотря на различные трудности, Виноградскому удалось в 1892 году доказать существование анаэробных бактерий — фиксаторов азота. Выделил он и чистую культуру этих бактерий, названную Clostridium pastorianum — в честь Пастера. Заметим, что одним из помощников ученого (а их было только двое) в опытах был украинец из Полтавы Василий Омелянский. Своими опытами бактериального разложения целлюлозы, одного из главного составляющего растительной ткани, Омелянский прославился на весь мир. К слову, Омелянский — автор первого русского учебника «Основы микробиологии».

Вскоре Виноградский заболел нефритом. Как писал в воспоминаниях Ваксман, «жизнь в северном городе совсем не нравилась ему, он тосковал по родной Украине, по ее безграничным степям и сухому воздуху, где люди сохранили еще определенное чувство свободы».

В 1905 году Виноградский оставляет Петербург, официально уже занимая должность директора Института экспериментальной медицины, и переезжает в Украину. Он становится заботливым и эффективным хозяином своей земли, принося пользу для широких окрестностей Городка. Но началась Первая мировая война. Семья Виноградского рассыпалась: сам он оказался на своей вилле «Петит Крет» в Швейцарии, жена осталась в Киеве, дочери работали медсестрами, а зятя призвали в армию. Ученый возвращается к науке. В 1922 году он получил приглашение от Эмиля Ру, директора Института Пастера в Париже, с предложением организовать отделение сельскохозяйственной бактериологии. «Мои коллеги, — писал Ру, — и я сам были бы вам очень признательны, если бы Вы устроились в Институте Пастера. Ему вы прибавите славу как научный сотрудник и сможете здесь продолжать свои невероятные опыты без каких бы то ни было хлопот, связанных с обязанностями преподавателя. После Мечникова для нас будет почетно причислить вас к своим. Вы станете нашим ведущим научным сотрудником в сфере микробиологии почвы».

И вновь научные работы о «железных микробах», о микроскопических исследованиях почвы. В начале тридцатых годов Виноградский предложил механизм фиксирования азота анаэробным родом азотфиксирующих бактерий (кстати, именно он доказал, что аммоний был первой ступенью в процессе фиксации азота). После нескольких лет труда Виноградский доказал существование нескольких специфических родов бактерий, причастных к расщеплению целлюлозы, взялся за активное изучение фиксации азота клубневыми симбиотическими бактериями... Но пришел 1939 год, нанесший ему два болезненных удара. В этом году после двух параличей умерла его жена, а Вторая мировая война разорвала его связи с родными в Варшаве. По окончании войны в письме к Ваксману Виноградский сообщал, что «директор Института Пастера пообещал сделать все, чтобы издать книгу «Микробиология почвы, полвека микробиологических опытов», которая была опубликована во Франции в 1994 году.

Из писем дочери Галины к Ваксману узнаем, что Виноградский был человеком гордым и самостоятельным. Сын широких степей Украины, гетманского рода, зажиточный землевладелец, предприниматель, имеющий доступ к царскому двору, ученый, занимавший главенствующее положение в Институте экспериментальной медицины в Петербурге, мировой славы микробиолог — доживал свой век, не имея даже достаточно денег на одежду...

Умер Сергей Виноградский 24 февраля 1953 года. Как многие украинские ученые, он вынужден был творить не на своей земле. В Петербурге прожил в целом приблизительно семь лет, как и в Швейцарии. А более тридцати лет своей неспокойной жизни провел в гостеприимной для него Франции. Г-жа Иоланта Помиян, родственница Виноградского, писала из Монреаля: «Целый архив дедушки, вместе с его академическими дипломами, Институт Пастера передал России (без согласия семьи!)... »

Похоронили ученого рядом с его женой в Бри, на чужбине, без скорбного украинского «Вічная пам’ять»...

P. S. Авторы выражают искреннюю благодарность д-ру Евгению Рослицкому из Канады за возможность ознакомиться с некоторыми материалами о славном украинском ученом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК